Молодые чеченские актеры приехали в Ессентуки представлять картину о захвате заложников во время спектакля

Внучка народного артиста СССР Олега Жакова рассказала, почему он уехал жить в Пятигорск

24.07.2019 в 17:38, просмотров: 4101

На кинофестиваль в Ессентуки из соседнего Владикавказа, как и год назад, приехал Виталий Калоев. Теперь уже как к старым и добрым знакомым. А еще год назад он держался настороженно, когда в сопровождении своих родственников и друзей посетил показ фильма «Непрощенный», где его сыграл Дмитрий Нагиев.

Молодые чеченские актеры приехали в Ессентуки представлять картину о захвате заложников во время спектакля
Молодые чеченские актеры Мансур Затаев, Аюб Цингиев и Иса Дасаев снялись в фильме "Последнее испытание".

Тогда выход картины всколыхнул его трагическую историю. В 2002 году Виталий Калоев потерял в авиакатастрофе жену и двоих детей, в ответ убил виновного в трагедии и не извинившегося швейцарского диспетчера — отца троих детей. Совместный просмотр произвел на всех сильное и гнетущее впечатление, и это не было связано с самой картиной. Люди смотрели кино словно глазами другого человека, сидящего рядом. За год многое изменилось. Виталий Калоев вновь стал отцом, у него родились близнецы — дочка и сын. На 5 августа он пригласил на крестины сына Эвклида Кюрдзидиса, по приглашению которого и приезжал на фестиваль «Хрустальный источникЪ» в Ессентуки.

В один из дней вместе с Эвклидом мы отправились на Краснослободское кладбище в Пятигорск, где похоронен народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР и госпремии РСФСР им. бр. Васильевых Олег Жаков. Жил он в Пятигорске с 1957 года. Там и скончался в 1988 году в 83-летнем возрасте. А родился Олег Петрович в 1905 году, снялся более чем в 100 фильмах — «Семеро смелых» и «У озера» Сергея Герасимова, «Мы из Кронштадта» Ефима Дзигана, «Депутат Балтики» Иосифа Хейфица и Александра Зархи, «Путь к причалу» Георгия Данелия, «Ошибка резидента» Вениамина Дормана, «Жаркое лето в Кабуле» Али Хамраева. Если год назад навестить могилу приезжали актеры, снимавшиеся с Жаковым, то теперь таковых не нашлось. Об ушедших коллегах в фестивальной суете вспоминают не многие. Так что, кроме Эвклида Кюрдзидиса и певицы Ольги Панюшкиной, никого и не было.

Внучка Олега Жакова Ирина, его праправнуки Оксана и Паша, Эвклид Кюрдзидис и Ольга Панюшкина.

Узнав о том, что к месту захоронения едет небольшая киноделегация, на кладбище пришла внучка Олега Жакова Ирина Станковская с двумя его маленькими праправнуками — Оксаной и Пашей. Сама Ирина живет в Петербурге, но пока перебралась в Пятигорск, поскольку ее пожилая мама нуждается в уходе. Как объяснила Ирина, рядом с Жаковым похоронена его третья жена — актриса Татьяна Ивановна Новожилова. Когда-то она работала в Ленинградской филармонии. Она ушла из жизни на четыре года раньше мужа. Рядом покоятся ее родители, родившиеся еще в конце XIX века. Татьяна родом из Пятигорска и в конце концов вернулась туда, чтобы вылечить почки. Жаков последовал за ней. Поблизости похоронен отец Ирины Юрий Олегович Новожилов. Он был приемным сыном Олега Жакова. Ирина вспоминает: «Перебрался Олег Петрович в Пятигорск к родственникам. На съемках перенес инфаркт, после которого почти не снимался. Его дочь Галина умерла вскоре после смерти отца. Она лечилась от онкологии. Судьба сына Олега неизвестна, любил он выпить (потом мы выяснили, что он умер в 2004 году. — С.Х.)».

Когда год назад фестивальная делегация приехала на старое кладбище, трудно было найти могилу народного артиста СССР. Но увидев, что люди приезжают, сделали два указателя к месту захоронения. Актерский век короткий, забывают любимых артистов быстро. А ведь народных СССР было не так уж и много — чуть больше тысячи. Присваивалось это почетное звание в советские годы не так часто и только за большие достижения. А теперь могилы былых кумиров в запустении, и умирали они часто в нищете и забвении. Олег Петрович жил одиноко после смерти жены, очень грустил. Человеком он был скромным. Очевидцы вспоминают, что долгое время ходил в одном пальто, считал каждую копейку. Денег хватало только на самое необходимое. А жил он на улице 5-летия ВЛКСМ, и на его доме теперь установлена мемориальная доска. Бывало так, что подойдет к нему кто-то на улице, поинтересуется, не артист ли он. Жаков отвечал, что нет, это ошибка. На его могиле порядок. По счастью, есть кому позаботиться. Мы на Кавказе, и вокруг него в царстве мертвых в основном армянские фамилии.

В конкурсе участвует «Последнее испытание» Алексея Петрухина, и представлять его приехали из Грозного молодые чеченские актеры. Роли у них не главные, но они счастливы, что довелось поучаствовать в большом московском кинопроекте. 33-летний Аюб Цингиев, а он заслуженный артист Чеченской Республики и работает в Грозненском театре, сыграл террориста Муслима. Его герой будет убит своими же. Иса Дасаев и Мансур Затаев, которым чуть больше двадцати, стали тут жертвами теракта. Правда, их героев, поскольку они мусульмане, террористы сразу отпустили, но парни вывели с собой рыжеволосую русскую девушку, которая им приглянулась до начала внезапно оборвавшегося спектакля. Иса и Мансур — из сборной КВН чеченских вузов, принимали участие в соревнованиях в Сочи и Москве. Представляя картину, они разыграли забавную сцену. Мансур делал вид, что не знает русского языка, и его слова переводил с чеченского Иса. Зрители купились на их уловку, хотя удивлялись тому, что такой молодой парень, живущий в России, не говорит по-русски. Актеры объясняли, что на экране они — не террористы, это Аюб террорист, если что, — вдруг кому-то взбредет в голову мысль серьезно поговорить после фильма. А в завершение они пригласили всех «понаехать» в Грозный. Но вскоре всем нам стало совсем не смешно.

фото: Светлана Хохрякова
Олег Жаков с Георгием Жженовым в фильме Ошибка резидента".

В 2015 году Алексей Петрухин снял «Училку» с Ириной Купченко в главной роли. Ее героиня, доведенная до грани, берет в заложники свой класс. Много споров вызвал этот фильм, а режиссер Светлана Проскурина, возглавлявшая жюри выборгского фестиваля «Окно в Европу», приняла беспрецедентное решение, отдав главный приз не какой-либо картине, как положено по регламенту, а Ирине Купченко. Окрыленный внезапным и парадоксальным успехом режиссер решил продолжить тему и снял с Ириной Купченко в роли учительницы историю «Последнее испытание» о захвате заложников во время спектакля. Картина посвящена учителям. Вторую преподавательницу, но уже литературы, но уже не такую образцово-показательную, сыграла Ирина Алферова. Героиня Купченко вступает с террористами в диалог в духе Платона о мироздании, тонкостях ислама и истории Кавказа. Выглядит это нелепо. Но когда Алексею Петрухину сказали, что так не может быть, он ответил: «Может. Я сам был заложником». Где и когда — осталось тайной.

«Норд-Ост» и Дубровка не упоминаются, но прочитываются, хотя все происходит в некоем Доме культуры «Мир», куда публика приходит на мюзикл и оказывается во власти террористов. В массовых сценах снимались реальные участники трагедии «Норд-Оста», для которых якобы это была своеобразная терапия, позволившая справиться со страхами.

В «Последнем испытании» акценты смещены, и истинными героями оказываются доблестные представители спецслужб. Самого главного рыцаря без страха и упрека, подполковника Кадышева, сыграл Андрей Мерзликин. Он-то — просто херувим во плоти, так что у зрителей возникают догадки относительно того, а кто, собственно, музыку заказывал. На Кавказе все воспринимается особенно остро, и люди из зала уходили.

После фильма разговариваем с Аюбом Цингиевым.

— А в «Последнее испытание» нас взяли по фотографиям. Но это не первая моя картина. Я играл в «Решении о ликвидации» Александра Аравина Шамиля Базгаева (собирательный образ лидера террористов на Северном Кавказе, но зрители воспринимают его исключительно как Басаева. — С.Х.).

— И там тоже речь шла об операции ФСБ.

— В кино мне почему-то все время предлагают отрицательные роли, каких-нибудь террористов. А в театре я играю положительных героев.

— Каких же еще? У вас интеллигентное лицо, тонкие черты лица. А какой репертуар в театре?

— Мы играем разные пьесы, например «Женитьбу Бальзаминова». Но я в ней не занят. Играю в «Хануме». Наши спектакли идут на чеченском языке.

— Зрители ходят?

— Конечно. У нас в республике любят театр.

К нашему разговору присоединяется Мансур Затаев. Рассказываю, что не раз думала о том, какими могут вырасти дети, ничего, кроме войны, не видевшие. И вот передо мной как раз дети чеченских войн. Выросли они интеллигентными, воспитанными людьми, никакой злости на весь мир в них нет.

Мансур вспоминает:

— Помню, как трехлетним ребенком собирал кусочки мяса с земли — все, что осталось от людей.

— Не было желания уехать из Чеченской Республики?

— Нет. Мы не собираемся никуда уезжать. Разве можно бросить мать, когда она в тебе нуждается? А Чеченская Республика для нас и есть мать.