Оливье превратили в художественную акцию

Мы довели до абсурда мем "Кушать продано"

19.12.2019 в 19:05, просмотров: 4746

Мы в «МК» любим пошутить. Особенно если повод хороший: Новый год — а для нас новый век — на носу. По этому поводу завершаем 100-летний юбилей «МК» арт-акцией с салатиком оливье. Мы проверим современное искусство на вкус. Вместе с художником Алексеем Иоршем мы разложили все «ингредиенты» Нового года по холстам и превратили каждый из них в произведение искусства. Похожий фокус недавно сработал в Майами, где художник Маурицио Каттелан продал три банана, приклеенных к стенке скотчем, по 120 тысяч долларов каждый. Чего стоит наш салатик, узнаем 22 декабря в 15.00 на «Винзаводе».

Оливье превратили в художественную акцию
Алексей Иорш и Мария Москвичева: «К акции готовы!»

Вместе художником Алексеем Иоршем мы решили довести до абсурда недавнюю громкую арт-шутку в Майами. Сделать российский оммаж на мировой мем под названием «Кушать продано». «Если сегодня художник объявляет какую-то вещь искусством, то это является произведением искусства. Дальнейший разговор — хорошее это произведение или плохое. Какова его дальнейшая судьба…» — говорит художник Алексей Иорш, автор «МК» больше трети века.

— Я могу назвать свою ручку искусством и она будет им являться?

— Да. Но если у тебя нет такого имени, как у Каттелана, то за эту ручку ничего не заплатят. Главное заявление. И его автор, его бренд.

— Что хорошего в банане?

— Это искусство, которое заставило о себе говорить. Главное тут — цена, которая взбудоражила всех вокруг. Плохо, что такие акции уже были. Самая яркая из них — работа Мадзони, который продал свои законсервированные экскременты по цене золота. Каттелан вторичен. Вторичное высказывание привлекает внимание — этот факт свидетельствует о том, что современное искусство находится в кризисе. Именно то, в котором крутятся большие деньги. Они оказывают плохое влияние на процесс искусства тем, что заставляют говорить о себе, а не об искусстве — как об источнике идей и образов. Деньги платят за бренд. Это как фабрика. В нашей акции я сам выступаю тут как ингредиент салата. И мы отыгрываем тему как художественный жест — сатирический. Мы реагируем на сложившийся хайп. Так же цинично, как работники рынка совриска (современного искусства. — М.М.). Многие скажут: я тоже так могу. Но сказать легко, другое дело — сделать. Критиковать легко, а сам попробуй!

Работа Каттелана «Комедиант» — настоящий банан, приклеенный непрозрачным скотчем, — была продана в трех экземплярах почти за четыре сотни тысяч долларов. И стала всемирным мемом — его обсуждают, осмеивают, прославляют, копируют. Мы решили сыграть свою комедию и приготовить национальное русское арт-блюдо — оливье. Скоропортящийся арт-объект мы выставим на аукцион ArtSale.info параллельно с акцией на «Винзаводе». Можно ли в России превратить еду в искусство — проверим в грядущее воскресенье.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Чем ценен банан Каттелана?

Аукционист Владимир Богданов: «Миссия банана — не прилепиться на стенку у эксцентричного коллекционера, а попасть прямиком в историю искусства. И с этим он уже справился. Скоропортящемуся плоду не нужен холодильник. О его вечной сохранности хорошо позаботились медиа, фотодокументация, Интернет и волна общественной дискуссии. Предельно лаконичное высказывание художника одни расценили как пощечину общественному вкусу и клоунаду, а другие увидели в нем концентрат достижений искусства последних 100 лет (реди-мейда, поп-арта, дерзких перформативных практик) и услышали важные вопросы. Где теперь новые границы? Куда дальше двигаться? В чем будущее искусства?»

Галерист Сергей Попов: «Каттелан рифмуется с Дюшаном: после французского пересмешника можно смело втаскивать на территорию искусства все что угодно, и многие этим только и занимаются. Итак, это скорее оммаж Дюшану, мягкий реди-мейд; а вместе с тем и Уорхолу с его маркировками желтыми бананчиками нью-йоркских мест нового искусства и тиражностью. Но это не только стебный оммаж классикам, это было бы слишком просто. Это еще и явная критика доставшего всех партиципаторного искусства, в рамках которого зрителям, пришедшим посмотреть на искусство, предлагается поиграть в пинг-понг или поесть супчика. Каттелан выворачивает этот метод и предлагает любоваться на то, что обычно едят. Чистая концептуальная работа».

Глава отдела новейших течений Третьяковской галереи Кирилл Светляков: «Каттелан хотел трахнуть арт-рынок, и спекулятивный арт-рынок — большая прачечная — весело трахнулся».