Би-2 «увели» девушку у поклонника

А Агутин пристрастился к рок-н-роллу

два дня назад в 18:43, просмотров: 2757

Несколько лет назад в России появился особенный фестиваль, поставивший под сомнение понятие музыкального формата как такового. Публика уже привыкла разделяться на лагеря и выбирать концерты, интерпретируя принцип древнерусской сказки: «налево пойдешь — попсу найдешь, направо пойдешь — рокеров» — и так далее. LiveFest предложил ей альтернативу: возможность на одном поле встретиться с представителями самых разных музыкальных формаций.

Би-2 «увели» девушку у поклонника
Фото: Тая Майол

Фестиваль традиционно проводится летом (как опен-эйр на открытой сцене) и зимой (в большом концертном зале). На нем сталкивались лбами Полина Гагарина и «Ленинград», Cygo и Little Big, «Сплин» и Звонкий — в общем, артисты, которые в другой ситуации едва ли встретились бы на одной сцене.

В этом, конечно, был определенный риск: захотят ли, например, любители эстрады слушать приправленные матерком опусы Сергея Шнурова и, наоборот, заядлые фанаты музыки потяжелее — лицезреть на сцене мальчиков и девочек, поющих сладкие песенки о любви. Но вопреки всем страхам аудитория оказалась более чем лояльной, открытой новому и самым разным жанрам. Ну и лайн-ап, конечно, простраивали всегда с умом, разделив программу на тематические (плюс-минус) блоки. В рождественские праздники более 40 музыкантов веселились на сцене 4 дня, и каждому было где развернуться.

Помнится, летом во время выступления Саши Васильева (лидера уже упомянутой группы «Сплин») кто-то из журналистов вздохнул за кулисами: «Эх, вот бы еще «бидвашников» сюда…» Организаторы заговорщицки переглянулись. В прямом смысле слова не прошло и года, как «Би-2» приехали на зимний LiveFest. Шоу назвали оксюмороном — New Best («Новое Лучшее»).

Последний альбом «Горизонт событий», вышедший в 2017 году, стал более чем резонансным — как по своей тематике, отражающей то, что происходит с миром и обществом, так и по реакции поклонников. Пластинка, что называется, зашла: с туром в ее поддержку Шура и Лева вместе со своей командой катались три года, адаптируя историю под самые разные площадки и фестивали. Знаковым стал концерт в почившем в бозе «Олимпийском», который сравнивали даже с шоу Роджера Уотерса (только у «Би-2» над головами вместо пинкфлойдовской свиньи летала огромная надувная утка).

Параллельно с бесконечными гастролями шла работа над электронным проектом с ироничным названием «Куртки Кобейна», вышедшем в августе-2019. Вдохновленные британской инди-электроникой артисты записали для него треки с Дианой Арбениной, Манижей, Антоном Севидовым, Чедом Ченнингом из Nirvana и другими коллегами, однако сценического воплощения и продолжения эта история пока не получила. На площадке «бидвашники» продолжают оставаться брутальными рокерами.

Оправдывая название программы, которую команда приготовила для фестиваля, в ней ее участники соединили старые хиты с более свежими композициями. Получился самый сок: «Серебро» и «Лайки», «Варвара» и «Философский камень», «Полковник» и «Виски», «Герой» и «Шамбала». Вышедшую в 2006 году на альбоме «Молоко» в мажоре песню «Он плохо кончил» артисты исполнили в миноре, а партнершей Шуры в дуэте «Мой рок-н-ролл», много лет назад записанном с Юлией Чичериной, стала на этот раз его дочка Ева.

Над сценой горела красным причудливая конструкция из неровных дугообразных балок. Выходу героев на сцену предшествовало яркое психоделическое видео — интро, чем-то напомнившее по атмосфере фильмы Дэвида Линча. В самом начале знаменитой надрывной песни «Ангелы» Лева уверенно ринулся в толпу и тут же выбрал «жертву» — молодую барышню, пришедшую на концерт со своим парнем. Не обращая никакого внимания на кавалера, музыкант прижал ее руку к груди и пропел всю композицию, глядя в глаза обезумевшей от счастья и, кажется, забывшей напрочь про бойфренда фанатке. Кавалер, впрочем, повел себя достойно, не проявляя никаких признаков ревности, и только порадовался за свою барышню. «А сейчас он выглядит даже лучше, чем в молодости!» — хихикала в ухо подруге стоящая рядом девушка. Хотя Леве и Шуре под 50, их энергетике еще могут позавидовать многие молодые музыканты, а фанатки всех возрастов до сих пор кричат из танцпола признания в любви.

В записи уже упомянутого проекта «Куртки Кобейна» среди прочих принял участие Леонид Агутин, который своим выступлением открывал фестиваль. Кажется, к рок-н-ролльной тусовке его тянет с годами все больше и больше. Пару лет назад он не побоялся выйти на сцену опен-эйра памяти Виктора Цоя «Кинопробы», да еще и взяться за кавер одной из самых ритмически сложных песен «Кино» «Кончится лето». Артист тогда очень сильно волновался. Первый раз сбился, и композицию пришлось начинать сначала, но в итоге все удалось на славу, а развеселые меломаны в майках с символикой «Алисы» и «Короля и Шута» дружелюбно поддержали эстрадного исполнителя, растопив его сердце.

Видимо, проникнувшись духом рок-свободы, теперь он сам раскачивает слишком спокойную публику, чтобы она напоминала ту, собравшуюся на опен-эйре в Окуловке. «Никакой песни «Ай-яй-яй» не будет, если вы продолжите сидеть!» — улыбался он со сцены. И хотя танцпол перед его выходом заставили стульями, поклонников не пришлось просить дважды: они радостно повскакивали со своих мест и пустились в пляс. Весь вечер артист разговаривал с ними по душам, вспоминал забавные истории — например, о своей коллаборации с лидером «Ленинграда»: «В позапрошлом году удалось посотрудничать с Сергеем Шнуровым. Нам нужно было написать саундтрек к ироничной комедии «Вечная жизнь Александра Христофорова». Сергей сначала предложил свой вариант. Я сказал: «Даже если его возьмут в кино, в чем я сильно сомневаюсь, я не смогу это петь на своих концертах — слишком много мата». Он говорит: «Ну, напиши сам». Самое неприличное, что я смог из себя выдавить, было словосочетание «Какая-то фигня».

Не обошлось и без песни «В 90-х», записанной с другими музыкантами — группой «Отпетые мошенники». Прозвучали, конечно, и всеми любимые хиты: «Я тебя не вижу», «Падает снег», «Парень чернокожий», «Остров», «Половина сердца». Уже много лет Леонид выступает с мультиинструментальной группой «Эсперанто», которая и позволяет ему сейчас изящно лавировать между различными стилями и направлениями, экспериментировать и идти в ногу со временем. Кстати, на том самом памятном фестивальном выступлении, о котором говорилось в начале, из песни Цоя он сделал композицию в стиле регги. То ли еще будет!

Зачем ЁЛКЕ «кабинет для личной терапии»

Несколько лет подряд «ЗД» публиковала новогоднее интервью с Ёлкой в канун праздников. В этот раз традиция немного сдвинулась во времени и пространстве, и в личной беседе на рождественском фестивале была, конечно, своя прелесть.

Ёлка. Фото: Тая Майол

Певица не первый раз выступает на LiveFest и вполне может претендовать на звание его поющего символа. Презентация сайд-проекта ЯAVЬ в прошлом году, совершенно не похожего на ее основное творчество по содержанию и энергетике, стала очередным свидетельством того, что для этой артистки нет границ между жанрами и формами проявления себя на сцене. Хотя она с самого начала пути экспериментировала в разных направлениях, и даже самые известные ее хиты не похожи на то, что в большинстве своем принято называть в России поп-музыкой, в новой ипостаси Лиза шагнула еще дальше и смелее. Об этом мы и поговорили за кулисами.

- Расскажи про свои главные события 2019-го, те, за которые душа радуется…

- Знаешь, в конце прошлого года у меня не было ни одного вечера, чтобы я могла спокойно сесть и основательно подвести итоги. В круговороте дел я, как говорится, «не отстреливаю», не ставлю никаких зарубок, сколько новых песен было выпущено, клипов снято и так далее. Был очень яркий большой концерт в одном из крупнейших залов столицы. Событием, безусловно, стал запуск параллельного проекта ЯAVЬ, моего альтер-эго. Происходили и внутренние трансформации, которые очень важны, потому что если я не буду чувствовать силу, свой стержень, желание творить и делать что-то хорошее не только для себя, все профессиональные достижения моментально перестанут быть для меня значимыми.

- О том, что грядет нечто новое и интересное, ты говорила перед прошлым Новым годом. Неожиданная презентация проекта ЯAVЬ случилась спустя неделю как раз на этом фестивале. Идея его создания была спонтанной или ты долго готовилась?

- Одно другому не помешало. Сама идея возникла спонтанно, но вызревала достаточно долгое время. Первая песня появилась четыре года назад. Я понятия не имела, зачем она родилась, что с этим делать, и положила ее на полку ждать своего часа.

- Для тебя это некая противоположность Ёлки?

- Нет, это одно из моих проявлений. Просто я достаточно скрытный человек и сама сделала так, что широкой публике показывала только ту свою сторону, которая связана с любовью к жизни, радостью жизни, способностью подмечать маленькие прелести и красоты, чудеса каждого дня… Эта сторона освещена очень-очень ярко, но есть и другие, которые делают меня живым, многогранным человеком. Для составления своего профессионального паззла мне очень не хватало песен, в которых бы это проявлялось. Я человек падкий на эксперименты, но перенасыщать ими мою основную концертную программу не очень правильно, да и не очень честно по отношению к самой себе, потому что я сама задала определенный вектор, и жестоко по отношению к людям, у которых все-таки сложилось определенное представление. Важнее даже другое — что они правда приходят ко мне на концерты в надежде, что уйдут с чем-то светлым, добрым. Я не могу их этого лишать.

- Насколько слушатели восприимчивы к экспериментам?

- Вообще ни насколько. И я не вправе их судить. Я, конечно, очень прошу свою аудиторию, свою публику быть понимающей. Это не про обожание, а именно про понимание и принятие. Если говорить о моих преданных поклонниках, они более чуткие, внимательные, но для толпы, для зевак любой творческий эксперимент — это повод списать меня со счетов.

- Тебя это не разочаровывает?

- Нет, это всего лишь люди… Я такой же человек, как и они. Со своими сильными сторонами и слабостями. Я учусь принимать людей такими, какие они есть.

- Органично ли существовать в двух ипостасях? Или иногда заносит в ту или иную сторону?

- Иногда эти грани размываются. Все-таки нет жесткого разделения, что здесь я одна, а там совершенно другая. Порой одно перетекает в другое, но все-таки я очень стараюсь разграничивать. То, что знаю точно, — я никогда не буду смешивать песни двух этих проектов на одном концерте. Все-таки я хочу оставить ЯAVЬ для своих переживаний, личных и глубоких, чтобы у меня был кабинет для личной терапии и было откуда черпать силы для радости.

За что ZIVERT полюбила высокие джинсы и музыку 80-х

В один вечер с Елкой и другими исполнителями — такими, как Мари Краймбрери, Звонкий, недавно ставшими героями «ЗД», Полиной Гагариной, Burito и Brainstorm, интервью с которыми вышло в прошлом выпуске, — на сборном рождественском концерте выступила новая звездочка на современной отечественной эстраде — Юлия Зиверт. В 2017 году на нее обратили внимание после выхода песен «Чак» и «Анестезия», а громкий успех принес трек «Life», ставший хитом в конце 2018-го.

Юлия Зиверт. Фото: Тая Майол

Хотя Юля вспоминает, что с детства устраивала концерты домашним, карьеру певицы она начала, когда перепробовала уже другие профессии, в том числе стюардессы. За короткий срок успела получить несколько крупных наград и обзавестись многочисленными поклонниками. В песнях Zivert (сценический псевдоним артистки) изящно сочетает актуальное звучание с элементами зарубежной поп-музыки 80–90-х, русскоязычные тексты — с английскими (иногда, как в звездной песне «Life», в рамках одной композиции). Несмотря на свалившуюся на голову популярность, певица продолжает верить в вечные ценности и в то, что доброта спасет мир.

- Сегодня публика искушена и пресыщена, однако тебе (одной из немногих современных исполнителей) удалось совершить прорыв. За счет чего, как ты думаешь?

- За счет того, что я делаю искренне и музыку, и тексты, трепетно отношусь к мелодиям, аранжировкам, визуальной составляющей, делаю то, что отзывается в моей душе, достаю то, что внутри меня. Так работает вся наша команда. У нас никогда не было такого, чтобы мы специально собирали какую-то фокус-группу, пытаясь просчитать, «зайдет» или нет. Мы всегда делали только так, как чувствовали. Это то ощущение, когда находишься на студии, в процессе, и в какой-то момент по коже начинают бегать мурашки, а потом ты выходишь и чувствуешь, как колотится сердце, не можешь уснуть… Вот тогда и получается настоящее. А все слушатели — живые люди, и настоящее всегда попадает прямо в сердце, резонирует.

- Реверанс в сторону музыки 80–90-х — откуда это? Что-то из детства?

- Да, действительно. Любовь к такой музыке мне привили родители. Хотя они не имели никакого отношения к музыкальному миру профессионально, у них всегда был прекрасный вкус, так что с малых лет я слушала все самое лучшее. И мне так нравилось наблюдать за их вечеринками, которые они устраивали с друзьями, за тем, как они танцевали… Сейчас пересматриваешь старые кассеты с этими домашними записями, и это выглядит очень забавно, но невероятно классно, искренне.

Кроме того, мне всегда очень нравился стиль тех годов. Наверное, как только я начала модничать, у меня сразу появились джинсы с высокой талией, рубашки с воланами на плечах… В общем, с тех пор у меня остались самые прекрасные воспоминания о тех временах и культуре — в ней было что-то настоящее, светлое и доброе. Сейчас такого мало, больше наносного. Поэтому мне, видимо, и захотелось вдохнуть этот дух в свое творчество. Но мы, конечно, не делаем ретро, винтаж в чистом виде — стараемся найти свой современный почерк, смешивать тона и полутона, разные ингредиенты в одном.

- Хотя тяга к выступлениям была у тебя с детства, ты решилась выйти на большую сцену уже в достаточно зрелом возрасте. Что вдохновило, заставило это сделать?

- «Решилась» — очень правильное слово. Так получилось, что я почему-то постоянно занималась тем, что мне вроде бы поначалу нравилось, но потом понимала, что не готова посвятить этому всю свою жизнь. И каждый раз в такие моменты я думала о своей глубинной, можно даже сказать, больной на тот момент (потому что еще не реализованной) мечте. Я боялась подойти к ней, вообще не понимала как, потому что у меня никого не было в этой сфере — ни знакомых, ни друзей, которые могли бы что-то посоветовать. На конкурсы идти я не хотела.

В один момент просто щелкнуло — наверное, время подошло. Я услышала, что мой внутренний голос уже не просто говорит, а кричит: «Что ты делаешь со своей жизнью?! Займись уже тем, чем действительно хочешь заниматься!» Тогда я поняла: неважно как, главное — принять внутри себя твердое решение, что пойду своим путем, даже если не знаю, с чего начать, даже если будет сложно. И все начало складываться, образовываться, получаться. Видимо, нужно было решиться открыть однажды эту дверь.

- Ты уже получила несколько заслуженных наград в индустрии. Насколько это важно для тебя?

- Я точно знаю, что если кто-то меня не увидит, не поощрит, не заметит и не признает какое-то мое достижение — не впаду в уныние и не опущу руки. Самое главное все-таки в том, что мне удается своей музыкой достучаться до сердец, возможно, она помогает кому-то поменять жизнь к лучшему, принять какое-то правильное решение или просто поднять настроение. Я верю, что искренняя музыка лечит. Если хотя бы несколько человек на земле скажут, что я как-то помогла им внутренне своим творчеством, это будет для меня лучшей наградой. А все остальные призы — это просто дополнительный, но, безусловно, очень приятный к ней бонус.

- В чем твоя сверхзадача?

- Она уже давно остается неизменной: каждый день стараться быть чуть-чуть лучше себя вчерашней, расти духовно, интеллектуально, становиться мудрее, добрее, спокойнее, а все остальное приложится, если ты каждый день понемногу работаешь над собой.

* * *

За несколько дней в концертном зале сформировалось особое атмосферное поле, насыщенное самыми разными настроениями, эмоциями, которые привносил каждый участник.

Программу последнего дня назвали Urban Fest. Это был своеобразный фестиваль в фестивале, на котором выступили те исполнители, для которых важен эксперимент, какое-то необычное порой высказывание. Героями этого дня стали Maruv, выросший в диком андеграунде проект музыканта и аранжировщика Феликса Бондарева RSAC (Red Samara Automobile Club), конечно же, ЯAVЬ, Nola, Sasha Youth, Daasha, Rauf&Faik, Big Russian Boss, который в прошлом году был ведущим программы Urban.

Каждый год LiveFest дает публике возможность не только попеть любимые песни вместе с кумирами, но и, возможно, открыть для себя что-то новое. И хотя, как точно заметила Елка, аудитория очень настороженно относится ко всему непонятному, еще не известному, потихоньку и она раскрывается вместе с музыкантами. Чудеса случаются, если в них верить.