Третьяковка откроется после карантина символичным проектом об эпохе застоя

А сотрудников музея подготовят к новой жизни

Все мы вышли из шкафа и теперь туда вернулись. Это, конечно, метафора. Шкаф – образ замкнутого пространства, где нельзя запереть фантазию, символ искусства эпохи застоя, удивительно закольцевавшейся в сегодняшнем дне. Метафора двойственной жизни – в мире реальном и фантазийном (в современных условиях – виртуальном). Эта тема и ее анализ станет ключевой на первом посткарантинном оффлайн-проекте «Ненавсегда. 1968-1985» Третьяковской галереи, который откроется на Крымском валу, как надеются организаторы, 10 июля.

А сотрудников музея подготовят к новой жизни

Масштабная выставка-исследование об эпохе застоя должна была открыться 10 апреля. Проект готовился несколько лет. Это вторая часть художественно-исторической трилогии – оттепель-застой-перестройка, – первая глава которой была показала в 2017 году. Из-за карантина выставку отложили, когда она уже была готова к монтажу. Зимой казалось, что ожидаемый большой проект-рефлексия вокруг брежневского времени, когда вроде бы много чего уже было можно, но еще многое нельзя, прозвучит неким рефреном с политической ситуацией в стране. Однако теперь, после нескольких месяцев самоизоляции, контекст изменился, и проект стал еще более актуальным для сегодняшнего дня.

На выставке будет представлено более 500 произведений живописи, скульптуры и графики из российских и зарубежных собраний, а также фрагменты фильмов, документация перформансов и архивные материалы. Эпоху представят через призму самых разных явлений культуры – от женской моды до мультфильмов. Экспозиция будет поделена на восемь тематических разделов, и каждый из них – своего рода шкаф. Замкнутый на себе мир, со встроенным в него кривым зеркалом искусства, откуда можно улететь в большой бесконечный мир.

– Важные проблемы, с которыми мы столкнулись сегодня, были актуальны и тогда. Это проблемы двойной жизни. Тогда люди ощущали огромный мир и в то же время пребывали в замкнутом пространстве, – рассказывает один из кураторов выставки Кирилл Светляков. – То время ассоциируется с политическими несвободами. Но когда мы начали копать, оказалось, это ощущение раздвоенного бытия было свойственно и людям западного мира, и представителям любой развитой технократии того времени, какой был Советский Союз. С 1970-х люди застыли перед телевизорами, и та реальность, которую они потребляли, приходила к ним через экраны. Тот раздвоенный субъект, который существовал и в реальности, и в виртуальности, – это наш недалекий предшественник. Так что это выставка о нас.

В качестве метода кураторы (а кроме Кирилла, который застал брежневское время, это молодые искусствоведы Юлия Воротынцева и Анастасия Курляндцева, для которых 1960-80-е – история) избрали психологический анализ. Эпоху застоя будут препарировать под микроскопом – и попадут туда все грани жизни. И фильмы Тарковского, и музыка Шнитке, и мультфильмы Юрия Норштейна, и, конечно, большой художественный пласт – «суровый стиль», соц-арт, московский концептуализм etc. В экспозиции покажут и известный альбом «В-шкафу-сидящий-Примаков» (начало 70-х) Ильи Кабакова, герой которого сначала спрятался в шкафу, а потом начал совершать фантастические путешествия по всем мирам. Это будет далеко не единственный такой образ в экспозиции – шкаф как символ двойственной природы эпохи встречается в работах многих художников того времени. «Ощущение себя в замкнутом пространстве будоражило фантазию и люди придумывали способы бегства от реальности или создание своей реальности, чем мы сейчас с вами занимаемся», – добавляет Кирилл Светляков.

Несмотря на то, что до открытия выставки еще далеко, уже сейчас начнется ее обсуждение – дискуссии в режиме онлайн стартуют 14 мая. Свои двери Третьяковская галерея планирует открыть для публики в начале июля, а масштабный проект «Ненавсегда» – 10 числа. Возможно, он станет исторической вехой выхода мира (особенно музейного) из застоя, тем более, что и название весьма символично. И все же музейная жизнь не вернется сразу на круги своя: посетителям придется соблюдать дистанцию, смотрители и остальные сотрудники будут носить маски и перчатки, количество касс будет сокращено, оставшиеся оборудуют специальными защитными экранами. Билеты рекомендуют покупать онлайн. Сотрудников музея будут готовить к новой посткарантинной жизни, уже сейчас штатный психолог ГТГ проводит для них еженедельные занятия. «Чтобы просьба службы безопасности или смотрителей соблюдать социальную дистанцию воспринималась адекватно, была достаточно убедительной и при этом крайне корректной и вежливой, мы планируем целую серию воркшопов с участием психологов», – рассказала директор ГТГ Зельфира Трегулова.

Выход из шкафа не будет прост. Вирус не исчезнет внезапно. Опыт домашнего ареста не пройдет без следа. Таким же постепенным был выход из режима «железного занавеса» и двойственной жизни советской эпохи. Но очевидно, что искусство, как всегда, станет тем самым психологом, который поможет разобраться в новой реальности и в собственном новом «Я». А проект «Ненавсегда», который неожиданно попал в нерв времени, наверняка станет важным местом для такой рефлексии.