Пророчество принца Флоризеля: культовый советский фильм дал подсказку по самоизоляции

Когда-то картину запретили к показу из-за излишней «монархичности»

Этот замечательный сериал показывали по телевидению уже десятки раз. Однако при внимательном взгляде на его сцены обнаруживаются все новые интересные нюансы. Порой прямо-таки конспирологические. Например, в одном из эпизодов проскальзывает явный намек на сегодняшние жизненные обстоятельства, связанные с необходимостью из-за разгула вирусной инфекции соблюдать безопасную социальную дистанцию.  

Когда-то картину запретили к показу из-за излишней «монархичности»
Кадр из фильма

А они ведь нас предупреждали! – В период всеобщей коронафобии одним из увлекательных занятий граждан на досуге стал поиск в старых советских фильмах всяких намеков на нынешние эпидемичекско-карантинно-самоизоляционные реалии.

Например, вскоре после того, как появилось распоряжение столичных властей, что москвичи без крайней необходимости не должны покидать свои дома, в соцсетях выложили с соответствующим комментарием фрагмент из гайдаевской комедии «Иван Васильевич меняет профессию». - Царь Иван Грозный, перенесенный машиной времени в жилище изобретателя Тимофеева и оставшийся там на время в одиночестве, выглядывает из квартиры, и его тут же хватают притаившиеся у входной двери милиционеры.

Еще один прозрачный намек на нынешние требования соблюдения значительной дистанции между людьми отыскался в довоенном фильме «Волга-Волга». Там есть сцена, где почтальон Стрелка (в исполнении Любови Орловой), оказавшаяся на застрявшем посреди реки пароме, громко читает содержание срочной телеграммы товарищу Бывалову, находящемуся на берегу.

Находчивые зрители превратили в предсказателей нынешней противоэпидемической ситуации и героев другой старой советской комедии – «Деловые люди». В одной из новелл двое бандитов грабят почтовый экспресс, закрыв лицо платками-масками.

Корреспондент «МК» присоединился к этой игре, обнаружив «коронавирусное пророчество» в кадрах многосерийного фильма «Приключения принца Флоризеля», снятого более 40 лет назад.

У этого сериала весьма непростая судьба, и многие моменты в истории его создания заслуживают отдельного упоминания.

Начать хотя бы с названия. В первоначальном авторском варианте картина называлась «Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы». Однако столь «криминальное» обозначение категорически не понравилось кинематографическому начальству и «опекунам» из ЦК КПСС. В результате фильм вышел на экраны под куда более нейтральным «именем» - «Приключения принца Флоризеля». Титры с оригинальным названием удалось вернуть лишь в постсоветское время.

Однако на сегодня актуален другой нюанс, связанный с этим телефильмом.

В нынешней нашей «ковидовской» ситуации, когда фраза «соблюдение социальной дистанции» стала своеобразной мантрой для жителей Москвы и множества других городов по всему миру, своеобразным пророчеством выглядит один из эпизодов фильма, снятый еще в конце 1970-х.

Речь идет о сцене в самом начале 3-й серии. Принц Флоризель (артист Олег Даль) и его верный спутник шталмейстер полковник Джеральдин (Игорь Дмитриев), продолжая поиски Председателя Клуба самоубийц, добрались до Парижа. Они обедают «в походных условиях» в отеле «Чарльз IV».

На экране показан роскошный зал, посреди которого – огромный, метров пять в длину, обеденный стол. По обеим торцам его сервированы места для принца и полковника. В результате они трапезничают, находясь на столь большом расстоянии друг от друга, что даже приходится повышать голос, чтобы быть услышанным.

Кадр из фильма

Конечно, режиссер картины Евгений Татарский придумал такую «картинку», чтобы немножко пошутить, поёрничать над своим высокородным героем. Однако в нынешнем 2020-м эта шутка смотрится совсем по-другому: два главных персонажа фильма за обедом «в общественном месте» тщательно «соблюдают безопасную социальную дистанцию»!

Благодаря воспоминаниям самого Евгения Марковича Татарского и других участников съемочной группы, можно уточнить еще некоторые закадровые подробности съемки этой «антиэпидемической» сцены.

Оказывается, на роль роскошного парижского отеля был выбран один из дореволюционных дворцов в приморском курортном городке Гагры, на территории нынешней Абхазии. На Татарского и художника-постановщика фильма Исаака Каплана произвели большое впечатление интерьеры дворцового парадного зала, выполненные в стиле модерн.  

Во время работы над этой мизансценой случился забавный казус, о котором позднее вспоминал Игорь Дмитриев.

«Мы снимали… сцену с Олегом Далем «восьмеркой». Это когда диалог снимается из-за плеча сначала одного, а потом другого актера. Уже отсняли Олега и начали меня - из-за его плеча.

Я обращаюсь к нему: «Принц, я должен отомстить за смерть брата».

А он при включенной камере мне говорит: «Игорь Борисович, вы купили что-нибудь нам на ужин? А то съемка закончится, нам же жрать будет нечего!»

«Стоп! Замечательно!» - сказал режиссер.

«Что замечательно? Вы не слышали, что Олег сказал?» - спросил я.

«Игорь Борисович, у вас от неожиданности так сверкнул глаз, вы иначе никогда бы это не сыграли», - лукаво ответил Даль…»

Еще несколько любопытных моментов, связанных с созданием «Приключений принца Флоризеля».

В своих воспоминаниях режиссер-постановщик Евгений Татарский описал, с чего началась работа над этим сериалом.

«Однажды я пришел в редакцию телевизионного объединения играть в шахматы. Переставляю фигуры, а рядом лежит какой-то сценарий. Мне говорят: «Кстати, возьми почитать. Предлагали одному режиссеру, но ему сценарий не понравился». Я взял и очень увлекся. Снял пробы, которые тоже никому не понравились, хотя снимал тех актеров, которые потом играли в фильме. Киноначальство заявило, что у Даля пустые глаза, а Игорь Дмитриев уже надоел. Правда, насчет Баниониса ничего не сказали, он тогда уже был народным артистом, депутатом. Я возразил: «Если вы знаете, кого надо снимать, то берите и сами снимайте». А за мной уже была пара удач: за короткометражный фильм я получил приз на международном фестивале в Мюнхене, вышел фильм «Золотая мина», который был обласкан критикой. Кончилось тем, что мне разрешили снимать…»

В сценарии объединены две провести знаменитого пистеля Р. Л. Стивенсона – «Клуб самоубийц» и «Алмаз раджи». Однако по воле создателей фильма были внесены некоторые довольно серьезные коррективы.

У Стивенсона Флоризель был принцем Богемии. Такое государство когда-то реально существовало в Европе, а в прошлом веке оно уже входило в состав Чехословакии. Однако, чтобы «не дразнить гусей» и «не бросать тень» на дружественную СССР социалистическую страну, показывая весьма эксцентричные поступки наследного принца, Е. Татарский заменил реальную Богемию вымышленной Бакардией (якобы, такое название позаимствовано им у очень популярного когда-то среди московской молодежи кубинского рома «Бакарди»).

Режиссер Евгений Татарский и автор сценария Эдгар Дубровский сделали еще и «возрастную рокировку» главных героев. У Стивенсона принц Флоризель это грузный мужчина весьма уже зрелого возраста. А вот его партнер по приключениям Джеральдин – молодой человек лет 25-ти. В фильме все наоборот.

Действие сериала разворачивается за границей - в Англии, во Франции, в Америке. Конечно, ни о каких загранкомандировках съемочная группам в те годы и мечтать не могла. Поэтому всю «загарницу» снимали в Союзе. – В Ленинграде, Адлере, Каунасе, Одессе… А подходящие антуражи для резиденции и оранжереи принца нашлась в сочинском дендрарии. 

Для коротенького эпизода с юридической конторой посреди американских прерий создателям фильма приглянулась натура в окрестностях Пицунды. Однако здесь Татарского поджидали неожиданные трудности. К «киношникам» нагрянули сотрудники КГБ и потребовали немедленно уезжать прочь: оказывается, неподалеку от облюбованного ими места находятся строго охраняемые правительственные дачи. Пришлось вести долгие переговоры с чекистами, которые все-таки увенчались успехом.

Много было сложностей с необходимым реквизитом. Например, мастера немало помучились, прежде чем им удалось изготовить из обычного стекла огромный алмаз «Око света», который так завораживающе переливается гранями в кадре.

Очень «вкусное» дополнение к сюжетам Стивенсона сделали авторы фильма, включив в свой сериал события, связанные с опознанием Председателя по его портрету, написанному в стиле кубизма: «Это же Клетчатый – Ник Николсон!» Портрет, в котором при всей абстрактности изображения узнается исполнитель роли Донатас Банионис, написал художник-постановщик фильма Исаак Каплан. Его же авторству принадлежат и еще несколько «авангардистских» полотен, украшающих интерьеры студии одного из эпизодических персонажей фильма - художника Перкинса, в которую по сценарию приходят Флоризель и Джеральдин. Как определили дотошные «кино-рассматриватели», семь лет спустя эти картины, сохраненные реквизиторами киностудии, пригодились для съемок другого культового фильма. – В одной из серий про приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона «ХХ век начинается» каплановские картины украшают интерьеры дома лорда Трелони Хоупа и его жены. 

Уже готовый сериал про принца Флоризеля и его увлекательные приключения около года не выпускали на экран. По мнению «верхов» для этого существовали веские причины – причем политического характера. Об одной из них уже упоминалось в начале: «неправильное» название. Однако и после его замены «добро» на показ нового фильма Евгению Татарскому никак не давали. Формулировка была «бронебойная»: «Картина не может быть показана публично в связи с тем, что в образе принца Флоризеля артист Даль смакует монархические традиции».

Пришлось Евгению Марковичу своего титулованного главного героя слегка «развенчать» при помощи закадрового текста, содержащего юмористические ремарки. Текст их был написан режиссером на одном дыхании – буквально за пару часов. А читать такое закадровое повествование, по мнению Татарского, должен был от лица своего героя исполнитель другой главной роли в сериале – Игорь Дмитриев.

Тактический ход сработал. Претензии в излишней «монархичности» с картины сняли, и «Приключения принца Флоризеля» наконец увидели телезрители. Это случилось в январе 1981 года.