Никита Джигурда готовит новую порцию громких признаний

Супер-актер или городской сумасшедший

Для Никиты Джигурды ток-шоу стали чем-то вроде идеальной среды обитания. А для продюсеров ток-шоу Джигурда все равно, что горячее блюдо, которое вызовет повышенный аппетит у публики. Правда Никита был таким не всегда. Но даже когда Джигурду не приглашали на телевидение, жаловаться на скучную жизнь ему не приходилось.

Супер-актер или городской сумасшедший

К своим 59 годам Никита Джигурда разогнал собственный артистизм почти до максимума. Его называют человеком-праздником и главным городским фриком, и похоже самому Никите такие комплименты по душе. Некоторые, не самые доброжелательные граждане, уверены, что Джигурде давно пора навестить психиатра, правда не все знают, что он уже это делал.

Никита — один из трех сыновей, родившихся в семье киевских инженеров, работавших на оборонную промышленность. Представители этого социального слоя отличались отменным техническим образованием и стойким пристрастием к бардовской песне, которая в Советском Союзе безусловно являлась глотком свежего воздуха для тех, чьи культурные запросы были чуть неформальнее предложений официальной культуры.

В семье будущей знаменитости царил культ Окуджавы, Высоцкого, Галича и Визбора, и неудивительно, что и Никита и его братья в той или иной степени связали свои жизни с авторской песней. Легенда о том, что юный Джигурда сорвал голос, когда стремился петь как Высоцкий выглядит слишком романтичной, чтобы быть правдой, однако тембр, откуда бы он не появился, является одной из главных примет имиджа артиста.

Прежде чем броситься в океан творческой жизни, Джигурда серьезно увлекался спортом, поступил в Киевский институт физической культуры, входил в сборную Украины по гребле на каноэ и получил звание кандидата в мастера спорта. Но музыка и вдохновляющие успехи старшего брата, который учился в Киевском театральном институте, помогли Никите проявить решительность. Он забирает документы из института физкультуры, и к ужасу родителей объявляет о намерении идти в театральный, потому как уверен, что ему на роду написано стать актером.

Свою первую роль молодой Джигурда сыграл в военкомате, где в то время с распростертыми объятиями принимали активно ищущих себя молодых людей. Сам артист в одном из интервью утверждал, что устроил в серьезном заведении концерт из матерных песен после чего оказался в психиатрической лечебнице с диагнозом гипоманиакальный психоз, или легкая степень мании с симптомами в виде чувства благополучия, физической и умственной продуктивности, повышенной энергичности и активности. Прямо скажем для актера — просто то, что доктор прописал. Но если из лечебницы Никиту через две недели под подписку забрала мама, то с актерскими амбициями так просто было уже не разобраться. Вскоре Джигурда уже учился в Щукинском училище и готовился к актерской карьере.

По окончании учебы в 1987 году молодой актер вошел в труппу Московского нового драматического театра. Потом были театр Рубена Симонова и театр «У Никитских ворот». Вполне возможно, что внушительная фактура могла бы позволить Джигурде стать кем-то вроде Богдана Хмельницкого, но перестройка стремительно разрушала советские культурные схемы, и творческая молодежь была вынуждена искать новые пути реализации и, чего уж греха таить, заработка.

Бардовская песня в таком случае давала неплохие шансы, тем более, что организация концертов стала уделом кооператоров. В Сети до сих пор можно найти интервью, которое Никита и его брат Сергей на правах новых бардов дали для телевидения в начале девяностых. В кадре два длинноволосых и весьма уверенных в себе молодых человека. Конечно Джигурда младший пока не бряцает перстнями и браслетами и ничего не говорит о магии и оккультизме. Вместо это весьма внятно сформулированные умозаключения о ненавистном совке, свободе и светлом будущем. Плюс песня, точнее хулиганская частушка на злобу дня. К песням собственного сочинения Джигурда всегда добавлял хиты Высоцкого и такой микс предсказуемо пользовался успехом.

В кино Никита дебютировал еще студентом, когда получил роль солдата Аскера в телефильме «Раненые камни» о революционном движении на Северном Кавказе. В девяностых советская киноиндустрия стремительно превращалась в руины, причем не только административные, но и ментальные. Сценаристы открыли для себя запрещенный раньше жанр — смесь криминала и эротики, и подобного содержания картин, о которых теперь мало кто помнит, появилось немало. Джигурда и сам однажды стал режиссером и соавтором сценария. Так появился фильм «Супермен поневоле, или Эротический мутант», но наиболее заметными кинопробами Никиты стала трилогия Евгения Матвеева «Любить по-русски».

На личном фронте у Никиты к тому времени уже случилось довольно много событий. Ему было чуть за двадцать, когда он женился на актрисе Марине Есипенко. В 1984 в семье родился сын Владимир (он уже сделал Джигурду дедушкой), однако брак быстро распался, и актриса предпочла Никите более сдержанного барда Олега Митяева. В гражданском браке с поэтессой и фотографом Яной Павелковской Джигурда стал отцом еще двух сыновей. Но самым светским семейным опытом Джигурды стал брак с фигуристкой Мариной Анисиной.

Это случилось в эпоху таблоидов и ток-шоу, когда Никита Джигурда стал весьма востребованным персонажем на телевидении. Беспощадная борьба за рейтинги и конкуренция с интернетом опустила уровень того, что следует показывать по федеральным каналам ниже некуда, и в такой ситуации шоу-мены, готовые устроить хоть и бессмысленный, но шумный перфоманс, стали на вес золота. И Никита и Марина были теми, кого следует называть яркой парой. Они выкладывали процесс родов чуть ли не в прямой эфир, не стеснялись на выражения и превратились в настоящих Бони и Клайда таблоидного разлива. А их семейный союз, развод, примирение и борьба за миллионное наследство загадочной бизнес-леди Людмилы Браташ - в увлекательный обывательский сериал.

Нужно признать, что и в сольном формате Никита очень убедителен. Он весело плясал на Красной площади, распевая «Опа Джигурда», делал весьма путанные политические заявления, появлялся верхом на коне не в самых подходящих ситуациях, ругался и ввязывался в потасовки в разных эфирах, пытался доказать невиновность Михаила Ефремова, в общем работал и работает эдаким человеком-оркестром. Иногда в интервью его голос звучит тише, чем многие привыкли, а в ответах на вопросы речь идет о безостановочной игре и сюжетах, которые в массе своей придуманы и оплачены.

Не исключено, что у себя на кухне он может быть самым обыкновенным мужчиной под шестьдесят, в отношениях со своими пятью детьми — любящим отцом (бывших жен его звездное величество обычно обходит презрительным молчанием), и вероятно даже мечтает помириться с братом, которого по слухам он чуть ли не проклял. Но когда вокруг камеры и публика самое время взбодриться и показать того самого Джигурду. За это все еще неплохо платят.