Нина Шацкая спела великого колумбийца Маркеса

«Затерянные птицы» во время дождя

Известная джазовая певица Нина Шацкая представила в Доме музыки неожиданную для своих поклонников программу. Точнее, музыкально-драматический спектакль «Затерянные птицы». Ее первый театральный опыт совпал с природным коллапсом — в тот день на столицу обрушился невероятной силы ливень. Природная стихия как будто готовила публику к страстям человеческим. С премьерного показа — обозреватель «МК».

«Затерянные птицы» во время дождя
Нина Шацкая. Фото: Кирилл Сидоров

Вообще премьера должна была состояться еще в апреле, в день рождения Нины, но COVID-19 поменял все планы: спектакль перенесли на сентябрь, уменьшив количество зрителей ровно наполовину.

— Я, как и большинство артистов, не люблю пустые залы и выходила на сцену с волнением, — скажет Нина Шацкая после того, как закончатся аплодисменты. — Но публика, изголодавшаяся за полгода самоизоляции, поразила меня абсолютным погружением в сложный материал, своим соучастием, сопереживанием, вниманием...

Ничего удивительного: «Затерянные птицы» — необычное действие, построенное на сложном литературном и музыкальном материале. В нем сошлись два великих латиноса — аргентинский композитор Астор Пьяццолла и колумбийский писатель Габриэль Маркес. Первый в свое время написал для итальянской певицы Мильвы порядка тридцати вокальных танго-новелл. Он посвящал писателю свою музыку, в том числе роману «Сто лет одиночества» (баллада «Век одиночества»). Однако авторы спектакля «Затерянные птицы» музыку Пьяццоллы соединили с другим романом Маркеса — «Любовь во время чумы».

Григорий Сиятвинда. Фото: Кирилл Сидоров

В глубине сцены — черный рояль, перед ним музыканты. Слева у пюпитра актер Григорий Сиятвинда, который начинает повествование от имени своего героя — Флорентино Ариса, который еще в юности полюбил Фермину Даса. Испытания любви он пронес через всю жизнь. Слово Маркеса обжигает одиночеством и страстью.

В диалог с Маркесом вступает Пьяццолла. Нина Шацкая в диалоге с Григорием Сиятвиндой впервые в своей карьере вступает на территорию драмы. Поначалу кажется, что она делает это робко, но от баллады к балладе от робости неофита не остается и следа. Баллады наполняются драматизмом, подлинным чувством, и две стихии — драматическая и музыкальная — сливаются в одну. Они достойны друг друга: блистательная игра музыкантов, вокальное мастерство Шацкой рельефно прорисовывают историю великой любви, которая есть и возможна в любом возрасте. Стихотворные переводы баллад Игоря Писарского сохранили не только смысл и стиль, но и фонетическую артикуляционную основу, максимально соответствующую оригиналу.

Интервью с Ниной Шацкой после спектакля.

— Нина, как появилась идея такого спектакля?

— Несколько лет назад мне предложили принять участие в проекте, посвященном тандему Мильвы и Пьяццоллы. Тогда я впервые познакомилась с этой изумительной музыкой, но долго не решалась за нее взяться, так как для меня очень важно слово, важно, чтобы публика в зале понимала смысл того, о чем я пою. К счастью, мой друг Игорь Писарский блистательно перевел тексты восьми баллад. Так, спев их однажды, я заболела идеей спектакля.

Так случилось, что именно в это же время я зачитывалась романами Габриэля Маркеса, а едва перевернув последнюю страницу «Любви во время чумы», уже понимала, что хочу соединить музыку Пьяццоллы именно с этим потрясающим произведением. Так что ничего случайного ни в жизни, ни в любви не бывает. А потом я познакомилась с режиссером Сергеем Сотниковым: он зажегся идеей спектакля — и вскоре мы пригласили присоединиться к нам актера Григория Сиятвинду — он согласился...

Нина Шацкая в окружении музыкантов. Фото: Кирилл Сидоров

— Что касается музыкального сопровождения… Насколько мне известно, Мильва работала с квартетом, а у тебя — квинтет.

— Изначально я тоже думала, что на сцене будет квартет (рояль, контрабас, скрипка и аккордеон) — такой же состав, как и у Мильвы. Но, работая несколько лет с трио (Дмитрий Селипанов — рояль, Игорь Иванушкин — контрабас и Александр Ботвинкин — перкуссия), я решила не отказываться от перкуссиониста. Пригласила присоединиться к нам скрипача Владимира Троицкого и аккордеониста Сергея Осокина — так сложился квинтет музыкантов высочайшего класса, потрясаюших импровизаторов, петь с которыми огромное удовольствие, полет и счастье!

— Ты великая путешественница, не раз бывала в Латинской Америке. Знания о стране, о людях повлияли на эту работу?

— Я неоднократно бывала в Перу, Боливии, Чили. И, читая роман, а позднее работая над образом, я вспоминала лица и манеру общения этих темпераментных ярких женщин. Как они ходят, как держатся, двигаются, сидят. Скажем, из поездки в Перу я привезла ворох ковриков и тесемок, пончо и платья. Я физически ощущала себя героиней моего романа...

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28369 от 21 сентября 2020

Заголовок в газете: «Затерянные птицы» во время дождя