Рузвельта вместо умершего Бориса Клюева сыграл Владимир Носик

В Малом театре показали "Большую тройку"

Встречаются как-то раз Сталин, Рузвельт и Черчилль… Звучит как начало анекдота, и даже фактическая основа у него есть: Ялтинская конференция 1945 года. Но в этот раз знаменательная встреча «большой тройки» сошла со страниц учебника истории, чтобы с документальной точностью и художественной толикой предстать на основной сцене Малого театра в премьерном спектакле режиссера Андрея Житинкина по пьесе шведского драматурга Лукаса Свенссона.

В Малом театре показали "Большую тройку"
Василий Бочкарев (Иосиф Сталин) и Василий Зотов (Алексей). Фото: пресс-служба театра

Еще до премьеры «Большой тройки (Ялта-45)» постановка обратила на себя внимание зрителей и прессы. Во-первых, тема. Одного названия достаточно, чтобы представить примерную сценическую картину: финал кровавой войны, вторая встреча лидеров стран антигитлеровской коалиции, одно из ключевых событий политической истории. Во-вторых, выход актеров Малого к зрителям после карантина и первая премьера сезона. И, наконец, в-третьих — трагическая потеря одного из ведущих актеров театра Бориса Клюева, который до последнего дня репетировал роль президента США Франклина Рузвельта. Борис Владимирович умер за 2 дня до премьеры…

Еще 7 лет назад «Ялта» — оригинальное название пьесы известного шведского драматурга Лукаса Свенссона — шла на сцене дюссельдорфского театра. Только тогда лидеров Советского Союза, Великобритании и Соединенных Штатов играли… женщины. В Малом эту пьесу уже ставили: режиссер Александр Нордштрем, в 2015-м. Спектакль Андрея Житинкина — новое прочтение материала.

Стоит занавесу открыться, как за ним — монохромный 1945-й. Нет, не декорации, а кинохроника. Все огромное пространство Основной сцены Малого занимает экран. А на нем — документальные кадры военных действий и историческая встреча лидеров. После небольшого экскурса в реальную Ялту тех лет на сцене появляется сценический Уинстон Черчилль, он же Валерий Афанасьев. Актер не толстел специально для роли, ему не подкладывали живот: никто не искал портретного сходства в принципе, важнее было передать другое — ощущение холодной дружбы, когда все еще вместе, но уже порознь. Зато узнаваемы фирменные пристрастия самого влиятельного человека Великобритании: горячительный напиток в хрустальном бокале и дымящаяся сигара во рту.

Роль американского президента Франклина Рузвельта стала последней, так и не сыгранной работой Бориса Клюева. Параллельно с ним репетировал Владимир Носик. Его лидер — умирающий и уставший от большой политики человек. Порой кажется, что разговоры с женой Элеонорой о цветочках в собственном садике ему куда важнее раздела территорий после Второй мировой. Он немощен и рассеян, передвигается в инвалидном кресле, и даже обычный завтрак — непосильный труд для умирающего президента. Единственная отрада Рузвельта — мультики гениального Уолта Диснея, которые специально для него показывает Сталин в Ливадийском дворце. Франклин Рузвельт — единственный из «большой тройки», кто не дожил до победы…

Советского лидера Иосифа Сталина играет Василий Бочкарев. Как и в случае с президентом США и премьером Великобритании, он мало внешне напоминает своего реального прототипа. Иногда проскакивает узнаваемый грузинский акцент. Но, кажется, о нем периодически забывает сам артист. Сталин у Бочкарева — не бездушный тиран. Он может быть мягким и обходительным. Порой даже слишком. Оттого самые ужасные решения маршала принимаются с ласковой улыбкой. Ведь они продиктованы не жестокостью, а необходимостью.

Персонажи не называют друг друга по именам. Только Премьер-министр, Президент и Маршал. Это отстраняет их от реальных прототипов и дает зрителю больше пространства для поиска личного и человечного в забронзовевших памятниках истории.

Погода за окнами дворца все портится. Она — предвестник холодной войны и признак нарастающего неприятия бывалых союзников. Каждый в зале прекрасно понимает, что будет после этих событий. Но это будет уже другая история. А пока — фото на память. Слева направо: Черчилль, Рузвельт и Сталин. И это совсем не анекдот.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28370 от 22 сентября 2020

Заголовок в газете: Сталин, Рузвельт и Черчилль на сцене Малого