Невероятный Никита Михалков: две истории, которых вы не знали

Режиссер отмечает 75-летие

21 октября Никите Михалкову исполняется 75 лет. В былые времена он гарцевал в Нескучном саду на жеребце по имени Эмир, празднуя день рождения, параллельно 30-летие первого своего полнометражного фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих» и 30-летие свадьбы с Татьяной Михалковой, сыгранной в Грозном во время съемок. К нему приезжали министры и вновь избранный тогда президент Чеченской Республики Алу Алханов. И ему не важно было, что на следующий день назначен сбор кинематографистов, мечтающих найти Михалкову альтернативу, заменить его на посту руководителя Союза кинематографистов Говорухиным. Вот так он и ходит всю жизнь по лезвию бритвы.

Режиссер отмечает 75-летие
Никита Михалков в Кашире, 1998 год. Публикуется впервые. Из личного архива Ларисы Садиловой

Накануне нынешнего юбилея Михалков пропал. Он не появился на Московском международном кинофестивале, которым руководит много лет. В его окружении говорили разное: уехал, и непонятно, когда вернется; сидит на карантине в ожидании визита к президенту, поскольку приглашен 7 октября на его день рождения. Уверяли, что уж 8-го точно встретит гостей на закрытии ММКФ. Но опять только Татьяна Михалкова представляла семью. А лауреатка фестиваля Светлана Крючкова всему миру рассказала, как Никита Михалков спас ее в 2015 году, когда обнаружили у нее тяжелую болезнь в последней стадии. И если бы не он, то не стояла бы она перед нами, а приносили бы мы ей цветочки совсем в другое место. Так и сказала, почти рыдая, так, что у присутствующих тоже навернулись слезы.

Когда Михалков выходил на трибуну кинематографических съездов и пленумов и начинал рассказывать, как доставал мазь для ног пожилым актрисам, в зале переглядывались. Хотя многие знали, что действительно доставал и помогал, в том числе тем, кто потом клеймил его со сцены. Киносъезды — наше страшное прошлое, и вспоминать о том, что там творилось, как коллег называли лилипутами, и было это лет 10 назад, неприятно. Все это не вычеркнуть из истории. Но не забыть и о том, как Михалков помогал людям — советом, вниманием, деньгами, трудоустройством, размещением в больницу. Он мог один пойти против всех, как было на легендарном V съезде, когда свергали с пьедестала «стариков». Защитил Сергея Бондарчука, о чем нельзя не вспомнить теперь, когда не стало его жены Ирины Скобцевой. Список добрых и недобрых дел Михалкова велик. 

Две давние истории, связанные с Никитой Михалковым, рассказали «МК» режиссеры Ирина Евтеева и Лариса Садилова. Только не подумайте, что это поздние признания про харассмент. Это объяснение в любви.

Ирина Евтеева в 1990-е.

Михалков за меня заплатил! Как же деньги возвращать?

Обладательница «Серебряного льва» Венецианского фестиваля за короткометражный фильм «Клоун», режиссер «Мелодии струнного дерева», только что показанной на ММКФ, профессор и завкафедрой кинофотоискусства Санкт-Петербургского государственного института культуры Ирина Евтеева в самом начале своей кинокарьеры встретилась с Никитой Михалковым при неожиданных обстоятельствах.

— В 1992 году со своей первой картиной «Лошадь, скрипка… и немножко нервно» я отправилась на фестиваль в Теллурайд, — вспоминает Ирина, которая через 10 лет станет лауреатом Венецианского кинофестиваля. — Впервые ехала в Америку, до этого путешествовала только в Париж. Это была почти галактическая экспедиция. Что такое в то время поехать в США, и объяснять не надо. В рюкзаке лежало три части моей «Лошади…». Фильм был 30-минутный. В кошельке — 13 долларов, причем на 11 долларов я должна была купить своему каскадеру рюкзак для его мальчика. В моем распоряжении оставалось 2 доллара, подаренных монтажером. Я знала, что вместе со мной полетит Никита Сергеевич со своей картиной «Урга — территория любви».

— До этого вы не были знакомы?

— Нет. Сначала я решила, что не буду признаваться, кто я такая, но потом все-таки подошла и представилась, хотя было очень страшно. Никита Михалков ехал со своей маленькой Надей. Мы вышли в Нью-Йорке, и надо было пройти всякие формальности. В первый раз меня развернули, потому что забыла, как называется фестиваль и где он проходит. Потом увидела, что через пограничника-афроамериканца, в отличие от первого — белого, все беспрепятственно проходят, и тоже пошла к нему. Никиту Сергеевича тоже отправили в какой-то накопитель и долго расспрашивали. А я его ждала, понимая, что никуда дальше не уеду без него, потому что даже адреса не знала. Слава богу, колбасу, которую я с собой взяла, не выкинули на таможне. Этого я очень боялась, потому что иначе осталась бы голодной. Я была тогда очень бедная. У меня ничего не было. А потом Никита Сергеевич не нашел билетов до Далласа и Теллурайда, и надо было самим как-то решать эту проблему. Стоил билет где-то 650 долларов, которых у меня не было. И Никита Михалков заплатил за меня.

— Вы просили об этом?

— Я ничего не просила. Он сам узнал, что нет билетов, по которым мы должны дальше лететь, и заплатил за меня. Хотя они были, просто их не смогли найти. Не каждый бы так поступил, как он. Другой мог бы сказать: «Ладно, девочка. Ну, что делать? Возьму твое кино и доставлю». А тут все было по-отечески, хотя не такая уж и большая у нас разница в возрасте. Если бы не Михалков, то сидеть мне 12 дней в аэропорту, ждать обратного рейса и есть свою колбасу. Когда Михалков заплатил за билет, то первая моя реакция была такая: как же я буду деньги возвращать? Я была преподавателем, ничего не зарабатывала. Это был шок: как человек, не раздумывая, поддержал меня. И мы дальше поехали вместе. На протяжении всего путешествия Никита Михалков меня курировал. Самолет из Далласа до Теллурайда был маленький, и я полетела раньше, а потом уже Никита Сергеевич. Я его ждала. То есть на всех этапах пути Никита Сергеевич вытаскивал меня из тяжелой ситуации. И еще сказал: «Если бы это был немец…» Путешествие было интересное и смешное. Никита Сергеевич обучал меня тому, как стать настоящим режиссером и правильно себя вести.

— Как же режиссер должен себя вести?

— Прежде всего не ходить с рюкзаком, не летать в таком виде, как я, на столь уважаемые фестивали. У самого Никиты Сергеевича было несколько чемоданов, которые я в основном и охраняла, пока он куда-то уходил, с кем-то договаривался. Но сам он, по-моему, ходил в том же самом костюме, в котором летел.

— Однажды у него пропал чемодан, и он чуть ли не в кроссовках собирался выйти на красную дорожку в Каннах. Не пустили.

— Да, по-моему, ему это безразлично. Мы больше говорили про жизнь. Послушать, что он думает о происходящем в мире и кинематографе, было очень интересно. Он рассказал про Теллурайд, где собирают лучшие фильмы со всего мира, где бывал Тарковский. После этого я даже растерялась, непонятно было, каким образом я там оказалась. Потом уже я узнала, что в Теллурайде просмотр фильмов рассчитан на очень состоятельных людей, и не самая лучшая «проходка» стоит 1 тысячу долларов. Пока мы ждали в Нью-Йорке самолета в Даллас, Никита Михалков рассказывал, а я внимала, так что мы едва не пропустили свой рейс. Хорошо, что Надя, вертевшаяся у буфетной стойки, сказала: «Папа, кажется, наш самолет уже улетел». Мы за две минуты влетели на борт. Едва успели. Хорошо помню маленькую Надю, которой было лет семь. Запомнила, что это был сентябрь, и мой сын Алешка пошел в школу без меня.

— Слышала несколько подобных историй о том, как Михалков помогал людям.

— Думаю, что потом ему фестиваль вернул деньги за билеты. Я у него спрашивала, и он ответил, что все в порядке, не волнуйтесь. Я это на всю жизнь запомнила. Он очень простой и открытый в общении, хотя про него чего только не придумывают.

— Позднее вы наверняка встречались, ведь ваши фильмы постоянно участвуют в ММКФ?

— Нет, не получалось. Когда я приезжала на фестиваль с фильмом «Арвентур», то пыталась напомнить о себе. Но Михалков меня, конечно, не узнал. Может, потому что я прибавила 30 кг в весе. Надо было напомнить про Теллурайд. Не каждый же день доводится там бывать. А для того чтобы стало понятно, какое тогда было время, скажу, что когда мы приехали и меня поселили в двухкомнатный коттедж, дали 200 долларов на карманные расходы, я каждый день, когда там делали уборку, забирала свою колбасу, чтобы ее не выкинули.

Лариса Садилова с Никитой Михалковым в Кашире в 1998 году. Публикуется впервые.

Лариса Садилова: «Если Михалков дает слово, то держит его»

Лариса Садилова — обладательница главной награды Роттердамского кинофестиваля 2003 года за фильм «С любовью, Лиля», неоднократный лауреат международных кинофестивалей, чья картина «Однажды в Трубчевске» на последнем Каннском кинофестивале участвовала в конкурсе «Особый взгляд». А вот ее дебютная лента «С днем рождения!», снятая в Кашире с участием местных жителей, связана с еще одной удивительной историей и Никитой Михалковым. Прошли годы, но в Кашире до сих пор ее вспоминают.

— Началось с того, что в 1998 году на «Кинотавре» я подошла к Никите Михалкову и пригласила посмотреть свой фильм «С днем рождения!», — вспоминает Лариса Садилова. — И он пришел. А на второй показ, устроенный по просьбам зрителей, привел всю свою семью. То есть посмотрел нашу картину дважды. Я получила на «Кинотавре» призы, и мы решили сразу же после фестиваля устроить премьеру в Кашире, где и снимался этот фильм о роддоме. Почему-то пришла в голову мысль пригласить Никиту Сергеевича, нашла телефон. Решила — позвоню, а там — будь что будет. Меня предупредили: «Звони пораньше, в 8–9 утра». В общем, набралась смелости. Никита Сергеевич взял трубку. Я напомнила о себе, рассказала о премьере в Кашире для жителей города, сотрудников больницы, где мы снимали, и закончила словами: «Не хотели бы вы, Никита Сергеевич, приехать и поддержать нас?» И вдруг он говорит: «Приеду!» Стали уточнять дату — 6 июля. «В этот день я только прилетаю. Ну, ладно, буду», — сказал Михалков.

Никита Михалков с молодыми режиссерами Ларисой Садиловой и Геннадием Сидоровым. Кашира, 1998 год. Публикуется впервые.

Мы поехали в Каширу представлять картину в местном ДК. По-моему, тогда еще у нас не было мобильных телефонов, но откуда-то поступила информация, что Никита Сергеевич едет. Ждем. Он в тот день вернулся из какой-то страны и прямо из аэропорта приехал в Каширу, чтобы представить зрителю наш фильм. Это было невероятно. Фурор! Мы — радостные и счастливые. Михалкова только выбрали председателем Союза кинематографистов. А нас, молодых, тогда много приехало в Каширу — наших друзей, тех, кто работал на картине.

— Что же происходило во Дворце культуры? На премьеру пришли все ваши героини?

— У меня же много непрофессиональных артистов снималось. Все они и пришли вместе с родственниками. Пришли врачи, просто жители города. Мы потом еще два дня показывали фильм. Когда Никита Михалков оказался во Дворце культуры этого маленького городка, зрители не могли поверить в происходящее. Они брали у него автографы, задавали много вопросов. Мы сделали для наших спонсоров, помогавших нам на картине, дипломы. Я попросила Никиту Сергеевича их подписать на правах председателя Союза кинематографистов. Наверняка у тех, кто их получил, они до сих пор хранятся как реликвии. А потом был банкет. Вся съемочная группа была на седьмом небе от счастья. Невероятная была поездка. Я убедилась в том, что если Михалков дает слово, то держит его.

Потом Никита Сергеевич пригласил к себе на студию вместе с оператором, и мы записали его вступительное слово о нашем фильме. Он сам предложил: «Будешь приезжать с картиной в разные города, отдавать бетакам на телевидение». Так мы и сделали. К сожалению, бетакам потерян во время многочисленных переездов, о чем я очень сожалею. Никита Сергеевич дал мне денег на печать копии, когда «С днем рождения!» пригласили на Международный фестиваль в Мангейм. Если бы не он, то, возможно, не было бы у нашей картины такого международного успеха. Просто не было бы копии, и нечего было бы показывать. И денег у нас совсем не было. Тогда же на кинопленку надо было печатать. Никита Михалков очень много мне помогал, как и вообще большому количеству людей. После поездки в Каширу между нами не скажу, что завязалась дружба, но возникли уважительные взаимоотношения. Я до сих пор показываю Никите Сергеевичу все свои фильмы. Он перезванивает и высказывает свое мнение.

— Что он сказал о фильме «Однажды в Трубчевске»?

— Ему не понравился финал. Он настаивал на том, чтобы я его пересняла, но это было нереально. Для меня до сих пор мнение Никиты Михалкова очень и очень важно, потому что я уважительно отношусь к нему как к режиссеру. Мы, кстати, с Никитой Сергеевичем в один день родились. Дай бог ему здоровья и успехов во всех начинаниях.

75 лет Никите Михалкову: неожиданные кадры

75 лет Никите Михалкову: неожиданные кадры

Смотрите фотогалерею по теме

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28395 от 21 октября 2020

Заголовок в газете: Как Михалков девушек спасал