Художник Бенькович тайком повесил железные флаги враждующих стран в Тель-Авиве

Тест на терпимость

Для своей тайной акции петербургский художник Константин Бенькович выбрал культурную точку — Центр современного искусства в Тель-Авиве. Утром 19 ноября он водрузил на фасаде арт-центра, расположенного в сердце города, флаги Израиля и Палестины из арматуры, выполненные в цвете хаки. «Это не просто флаги государств, это символ противостояния двух народов. Шевроны военной формы», — объясняет автор.

Тест на терпимость

Для Константина Беньковича эта несогласованная акция — первая за пределами России. Но художник уже успел прославиться в родной стране острыми стрит-арт проектами на политические темы. Так, два года назад он установил в Москве на месте убийства Бориса Немцова арт-объект из арматуры «Крик».

Теперь художник решился сделать художественное высказывание о многолетнем конфликте между Израилем и Палестиной. Константин не понаслышке знает о противостоянии стран, поскольку его родственники живут в Израиле. Недавно он получил второе гражданство и стал обладателем израильского паспорта. Согласно идее автора, «слои металла превращают флаги в решетки, наложение которых друг на друга образует симбиоз двух символов, где больше общего, чем различного». Как рассказал Бенькович «МК», он готов к любым последствием.

— Война, теракты, насилие и страх репродуцируют всеобщую взаимную ненависть. Ни переговоры, ни вооруженное противостояние за все время существования конфликта не привели к результату, удовлетворяющему обе стороны. Способно ли искусство стать тем инструментом, который сможет остановить кровопролитие? Вряд ли. Может ли оно дать возможность посмотреть на себя со стороны, перестать видеть врагов друг в друге? Да.

Безусловно, у двух народов есть потенциал на мирное взаимное существование. Я решил узнать, готово ли к этому общество, установив без согласования два флага на фасаде Центра современного искусства в Тель-Авиве. Центр репрезентует себя как ведущее учреждение Израиля по показу экспериментального современного искусства, как место вдохновения, провокации и размышлений. Убедиться, так ли это на самом деле, можно, если выйти за границы комфортного помещения наружу к неподготовленному зрителю.

— Как и когда пришла идея сделать арт-объект на тему израильско-палестинского конфликта?

— По своей природе я пацифист и не приемлю насилие, хотя и признаю право на самооборону. Я считаю, что человечество должно было сделать выводы из истории XX века и научиться выходить из конфликтной ситуации с помощью дипломатии, без вооруженного противостояния. Каждая из сторон заслуживает мира.

К сожалению, вся история современного Израиля омрачена перманентной войной. У сторон слишком много неразрешимых противоречий. Но пример послевоенной Европы говорит нам о том, что необходимо находить сложные решения. Сейчас нет более близких союзников, чем Франция и Германия, главных оппонентов на европейском континенте на протяжении долгих лет. Идея сделать флаги Израиля и Палестины в виде военных шевронов пришла ко мне около года назад. Люди внутри страны настолько погружены в конфликт, что кто-то со стороны должен создать информационный повод и заставить увидеть ситуацию, в которой они оказались.

— Ты изготовил флаги на месте? Насколько сложна подготовка акции с технической точки зрения?

— Я все спланировал еще в России. Флаги в разобранном виде провез в обычном багаже. На границе проблем не возникло. Главным вопросом для меня было место монтажа. Я не стал устанавливать их на месте реальных терактов и столкновений из уважения к пострадавшим. Был соблазн поставить их в непосредственной близости к границе или на разделительной стене, но до меня это делали и другие художники, включая Бэнкси.

Я решил, что моя работа должна стать тестом на терпимость израильского общества. Я верю в силу слова и действия, в то, что искусство способно стать катализатором перемен. Испытать я решил не только обычных людей, но и своих коллег по арт-сообществу в Израиле. Поэтому объектом для интервенции я выбрал Центр современного искусства в Израиле. Очень удачно на его главном фасаде у входа оказались расположены два флагштока.

— Находясь в Израиле больше месяца, почувствовал противостояние арабов и евреев? Как оно проявляется на бытовом уровне?

— Я не в первый раз в Израиле, но впервые здесь в качестве гражданина страны. Израильское общество сильно разделено. Множество еврейских диаспор со всех концов Земли встретились на небольшой территории. Есть выходцы с Ближнего Востока, Средней Азии, Африки, Западной и Восточной Европы, Латинской Америки. Я сейчас очень условно объединил эти группы.

Скажем, выходцы с Ближнего Востока, из Ирака и Йемена — это абсолютно разные общины, так же, как из Алжира, Туниса и Эфиопии. Все они очень разные внешне и ментально, часто продолжают жить своей диаспорой, не смешиваясь. Есть деление между светскими и религиозными, между вновь прибывшими и уже родившимися в Израиле. Возможно, это тема моей будущей работы или выставки.

Безусловно, главное — противоречие между евреями и арабами. Каждый народ считает, что имеет больше прав на эту землю. Множество методов решения этой проблемы было испробовано, но все они не привели к миру. В общении с израильтянами я понимаю, что они не видят решения этого конфликта. Стороны смотрят друг на друга крайне враждебно. Моя собственная семья, которая живет в Израиле, не одобряет мою позицию, считая, что нет такого народа, как палестинцы, и государства Палестина. Палестинцы, в свою очередь, не признают Израиль в сложившихся границах.

— Сейчас конфликт, по крайне мере, так нам кажется со стороны, несколько поутих. В последнее время кровопролитных столкновений не было. Не боишься ли, что акция станет катализатором агрессии, разбередит старые раны?

— Ситуация на сегодняшний день очень благоприятная для Израиля. Подписаны мирные соглашения с рядом арабских государств. Я считаю, что это хорошая тенденция. Деэскалация между Израилем и Палестиной необходима. Я не считаю, что моя работа способна вызвать негативные реакции сторон. Хотя понимаю, что у многих людей то, что я делаю, вызовет шок, для кого-то это будет очень болезненно.