На съемках «Грозного» звезды учились играть с новыми лицами

«Прилепленный нос всегда видно и это раздражает»

«Грозный» стал завершающей частью трилогии, в рамках которой уже были показаны сериалы «София» и «Годунов». Исторические проекты всегда вызывают повышенное внимание зрителей, особенно тех, кто очень хочет указать создателям фильмов на разного рода неточности. Режиссера Алексея Андрианова можно назвать весьма опытным человеком в создании на экране других эпох, однако даже ему достается от критиков. В беседе с «МК» Алексей обсудил средневековый бой, актерские типажи и накладные носы.

«Прилепленный нос всегда видно и это раздражает»

Сериалы «София», «Годунов» и «Грозный» канала «Россия 1» стали для Алексея Андрианова завидной возможностью воссоздать на экране средневековую историю во всех ее восхищающих и отталкивающих подробностях. По словам режиссера эти три сериала, несмотря на то, что снимались они в рамках одного цикла, получились очень разными. «София» — красивая сказка, «Годунов» — история средневекового Остапа Бендера, а «Грозный» — тяжелая психологическая драма. Тем не менее, все три проекта неразрывно связаны друг с другом.

— Во всех этих фильмах присутствует Иван Грозный: в «Софии» он маленький мальчик, а в «Годунове» уже старик, который умирает. В итоге «София» и «Годунов» стали своего рода воротами для «Грозного», — сказал режиссер в беседе с «МК». — Мы сняли начало его истории, потом ее завершение, и в процессе для самих себя поняли, как можно показывать этого персонажа. Не сняв «Софию» и «Годунова», нам было бы очень сложно снимать такой непростой проект как «Грозный». Все-таки опыт очень важная составляющая в кинопроизводстве.

— Среди сериалов, посвященных королевским династиям, принято выделять некоторые британские проекты, как своего рода эталоны воплощения на экране исторических драм и персонажей. Были ли у вас источники вдохновения перед тем, как вы приступили к съемкам трилогии?

— Я пересмотрел очень много фильмов про Средневековье, поэтому мне сложно сказать, что именно стало для меня неким вдохновением. Но совершенно точно мы не хотели делать что-то, напоминающее какой-нибудь известный фильм на эту тему. Мы искали свое изображение свою подачу и двигались в первую очередь от драматургии. В противном случае мы не смогли бы снять что-то наше, русское, потому как читалась бы отсылка к иностранному кино. Зрители сразу бы это почувствовали.

— Для многих людей Иван Грозный — официальный злодей, с именем которого связано много жестокости и несправедливости. Тем не менее главным героям фильмов зрители хотят сопереживать. Удалось ли вам наделить вашего Ивана Грозного качествами, которые могут придать этому образу отчасти положительную окраску?

— Мы снимали больше про человека, чем про монарха. И конечно в сериале есть сцены, в которых главному герою хочется сопереживать, догадываясь о мотивации его поступков. В его жизни не все было черным. Были и светлые моменты, которым мы уделили достаточно внимание. Мы не пытались обелить или очернить Ивана Грозного, хотели рассказать историю человека.

— С вашим опытом работы н исторических проектах вы конечно знаете, что у этого жанра всегда самые дотошные критики. Разные любители старины вооружаются чуть ли не микроскопами и начинают разглядывать каждую пуговицу на нарядах с точки зрения достоверности, а потом что есть сил критиковать…

— Чем дольше я снимаю кино, тем легче отношусь к подобного рода критике. Конечно люди замечают какие-то вещи, которые возможно сами себе придумали и потом об этом пишут. Но я не помню адекватных откликов, которые задели бы меня профессионально. Чтобы зритель заметил такое, что я мог бы сделать, но не сделал. Обычно боишься за одно, а люди замечают совсем другое, о чем ты даже и не думал. Конечно мне интересно, как зрители воспринимают мои фильмы, успели ли они увидеть эту самую пуговицу, о которой вы говорите, или след от прививки на руке актрисы…

— След от прививки?

— В первых отзывах на «Грозного» один человек заметил на руке царицы след от прививки. Но уже следующий комментатор написал: «Какая прививка? Лялина 95-го года рождения!» Конечно приятно, что люди среагировали. Наверное всерьез такие споры я не воспринимаю, но здорово, что зрители пишут, я с удовольствием все это прочитаю.

— В вашем сериале Ивана Грозного играют два актера: Александр Яценко и Сергей Маковецкий. Какими были основные требования к актерам и насколько важным для вас являлось хотя бы отдаленное внешнее сходство с царем?

— Сергей Васильевич Маковецкий играл еще в «Годунове». В «Грозный» нужен был молодой царь, которого в итоге сыграл Александр Яценко. Но на поиск образа мы потратили времени гораздо больше, чем на поиск артиста. Зрителю важно, чтобы актер был прежде всего похож на того исторического персонажа, которого он играет, а потом уже убедителен в этой роли. Но в многосерийном кино, если конечно Иван Грозный не появляется в кадре на несколько минут в одной сцене, гораздо важнее актерская, а не типажная составляющая. Типаж мы стали доделывать при помощи пластического грима, который тоже пришлось искать. Саша Яценко несколько раз приезжал, примерял носы, чтобы добиться убедительного результата. Прилепленный нос всегда видно и это раздражает. Поэтому мы долго искали такой грим, с которым лицо выглядело бы живым и настоящим. В какой-то момент нам казалось, что ничего не получится. Все-таки актер привык играть от своего лица. Но когда у него на лице пластический грим, любая мимика, улыбка или крик выглядят не так, как актер к этому привык. Приходилось заново нащупывать как все работает, поэтому для нас важно было взять на главные роли сильных артистов.

— Исходя из того сколько времени занимает процедура наложение пластика, можно предположить, что грим стал одной из главных сложностей на проекте? Или есть другие подводные камни, о которых зрители даже не догадываются?

— Таких камней огромное количество, но грим среди них занимает особенное место. Его нанесение может занять чуть ли не полсмены. То есть то время, что мы можем снимать, нужно делать актера похожим на того, кем он должен быть в кадре. И еще в исторических сериалах очень сложно отражать возраст героя. Если события связанные с героем случаются в разные годы, то слегка старить человека, делая его сначала восемнадцатилетним, потом двадцатилетним и так далее, просто технически невозможно. Мы же снимаем сцены не в том порядке, в каком они идут в самом фильме. Поэтому выбирается некоторое количество визуальных образов, и в каждом из них актер снимается в сценах, которые могут оказаться в разных сериях. Так что делать его для каждой сцены чуть старше или чуть моложе не получается. Подобные трудности пока непреодолимы, по крайней мере в нашем сериальном производстве.

— Многие российские режиссеры отмечают, что для исторических проектов бывает непросто подобрать актрис. Образ жизни и современная косметология в немалой степени отразились на облике жительницы мегаполиса, и найти лица, способные путешествовать во времени, все сложнее. Почему вы остановили выбор на Татьяне Лялине, которой достался, вероятно, ключевой женский образ?

— Кастинг обычно проходит на ощущении — сможет ли эта актриса сыграть данный образ. Сюда входит все: и внешность, включая следы современной стоматологии и косметологии, и рост и возраст и телосложение. Но в первую очередь, конечно, умение перевоплощаться. Быть органичной, играть довольно сложные моменты, которых у Татьяны было немало. Она приходила на кастинг несколько раз, мы делали разные пробы, в конечном итоге остановились на ней и не прогадали.

— Есть ли в сериале сцены или эпизоды, которыми вы особенно гордитесь?

— В «Грозном» есть сцены, которые мы технически не могли себе позволить ни в «Софии», ни в «Годунове». Например, битва при Молодях. Средневековый бой редко встретишь в наших сериалах, я искал, но ничего толкового так и не нашел. Однако к началу съемок мы уже стали хотя бы с точки зрения опыта понимать, как это можно сделать в наших условиях. В итоге сняли и гордимся этим.