Ирину Антонову проводили музейной литургией

Прощанием с легендой станут созданный ей «Декабрьские вечера»

Ирина Александровна Антонова казалось вечной, такой и останется. «В Цветаевском Кабинете уже запечатан её голос, а Итальянский Дворик хранит звуки её каблуков», – написала ее преемница, директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак, и она права. Поэтому в четверг с Ириной Александровной простились именно здесь, в Пушкинском музее, которому она посвятила 75 лет жизни. В узком кругу близких людей. Открытых похорон тоже не будет, она бы этого не хотела. Хотя есть и еще одна причина – коронавирус, которым Ирина Алексадровна заразилась в больнице, куда поступила с острой сердечно-сосудистой недостаточностью. В пятницу ее прах упокоится рядом с супругом Евсеем Ротенбергом и матерью Идой Антоновой – на Новодевичьем кладбище. А открытым прощанием с легендой музейного мира станет фестиваль. «Декабрьские вечера», который она создала вместе со Святославом Рихтером почти 40 лет назад. Теперь его посвящают памяти Ирины Антоновой.

Прощанием с легендой станут созданный ей «Декабрьские вечера»

Ничего случайного не бывает: известие о смерти Ирины Александровны пришло за день до старта фестиваля, который она придумала вместе с великим пианистом сорок лет назад. «Декабрьские вечера» – ее детище, его она продолжала опекать и после ухода с поста директора Пушкинского музея. В должности президента, которую Антонова заняла в 2013 году, она постепенно передала многие дела в нежные руки Марины Лошак, но только не «Декабрьские вечера». Ирина Антонова всегда любила музыку – эту страсть она унаследовала от родителей. Ее мать, выпускница консерватории, имела приятный низкий голос, а отец собирал пластинки, многие из которых Ирина Александровна передала в мемориальную квартиру Рихтера, но многие оставила себе. Любила слушать их по вечерам, после напряженного дня, на старом проигрывателе. Она была не только ценителем, но и знатоком. 

В этом году, как, впрочем, и всегда, фестиваль готовили заранее, программа была составлена за несколько месяцев «до». В середине ноября стало понятно, что концерты нельзя будет провести в привычном формате, который предполагает синтез изобразительного и музыкального искусства: одним из ограничений в ситуации роста заболеваемости коронавирусом было закрытие музеев в Москве. Но «Декабрьские вечера» не отменили, а перенести в онлайн-формат. К тому же, в этом году был создан отдельный сайт, посвященный им. И, должно быть, неслучайно, что 40-й фестиваль стал путешествием в прошлое с подзаголовком «Обратная перспектива: 2020–1981». Вплоть до 18 декабря на нем будут играть концерты, уже некогда звучавшие в стенах музея. Все их слушала и помнила и Ирина Александровна…

2 декабря, на следующий день после ухода легендарной для отечественной культуры фигуры, в пустом Белом зале бессменный художественный руководитель фестиваля, продолжатель традиций Святослава Рихтера, дирижер Юрий Башмет вместе со своим оркестром «Солисты Москвы» открыл «Декабрьские вечера» ностальгическими концертами. Они стали своего рода литургией по Ирине Александровне: так совпало, что основная тема первого вечера – библейская. Открыл первый декабрьский вечер без его основательницы концерт-напоминание. В 1994-м в Пушкинском впервые играли библейские темы – музыкальное отражение нескольких эпох: от Средневековья до «новой готики» XX века. Следующее путешествие – уже в 1999-й год: прозвучала духовная музыка и произведения, связанные с библейскими сюжетами. Далее – музыкальная программа «Отражения – метаморфозы» с вечера 2004 года, когда параллельно с ретроспективой Пабло Пикассо играли оригинальные партитуры Баха и транскрипции современных композиторов. Евгений Миронов выступил в качестве чтеца – он читал строки из Библии.  Сама Ирина Александровна Антонова говорила, что не верит в Бога, при этом признавалась, что кто-то распорядился ее судьбой, в которой было много неслучайных событий и поворотов. Она навсегда останется частью музея, его символом и мифом. Как и придуманные ей «Декабрьские вечера».