Фотографу Левицкому удалось снять семейную тайну императора

Необыкновенную историю светописца рассказали по его снимкам

В Доме-музее Герцена открылась выставка «Сергей Левицкий: историческая светопись фотографа-реформатора. От Герцена, Гоголя, Л. Толстого до венценосных особ», посвящённая фотографу Сергею Левицкому.

Именно он во второй половине девятнадцатого века запечатлел едва ли не всех классиков русской литературы, от Николая Гоголя до своего двоюродного брата Александра Герцена, а ещё Льва Толстого, Николая Некрасова, Фёдора Тютчева, Ивана Тургенева – все они появляются на снимках Левицкого. Однако на литераторах Сергей Львович не остановился и стал официальным фотографом императорской семьи. О человеке, сохранившем эпоху, узнал и корреспондент «МК»

Необыкновенную историю светописца рассказали по его снимкам
Портрет Александра Герцена работы Левицкого

Рассказ о Сергее Левицком в Доме-музее Герцена начинается с его знаменитой фотографии 1856-го года, на которой изображены сотрудники журнала «Современник». Вот молодой Лев Толстой в военном мундире, недавно вернувшийся с Крымской войны, а вот великий драматург Александр Островский, ещё без бороды, рядом с ним сидит беллетрист Александр Дружинин, а следом – два выдающихся Ивана: Тургенев и Гончаров. В центре стоит писатель Дмитрий Григорович. По его инициативе и состоялась эта съёмка в Петербурге.

Редакция журнала Современник.Сидят (слева направо) Иван Гончаров, Иван Тургенев, Александр Дружинин и Александр Островский. Стоят (слева направо) Лев Толстой и Дмитрий Григорович.

Однако, пожалуй, самой знаковой фотографией, с которой начался творческий путь Левицкого, стал дагерротип Николая Гоголя в окружении архитекторов и художников, сделанный в Риме в 1845-ом году. По словам Ченчиковской, это единственное подлинное фотографическое изображение Гоголя. На выставке представлена пересъёмка дагерротипа, а вот место нахождения оригинала до сих пор неизвестно. Кстати, потом изображение Николая Васильевича с тростью вычленили из этого снимка и тиражировали отдельно. Интересно, что у ног писателя изображен сам Левицкий. В Риме же он оказался по пути в Париж, куда направлялся, чтобы слушать лекции в Сорбонне.

- Сергей Львович интересовался последними техническими достижениями и изобретениями, связанными с фотографией: в области физики, электричества, гальванопластики – рассказывает сотрудник музея Екатерина Ченчиковская. В свою очередь старший научный сотрудник Светлана Головко отмечает, что особую роль для Левицкого играл свет. Он даже изобрёл слово "светопись", утверждая, что искусственный и естественный свет друг другу не противоречат, а дополняют. Вот почему его фотографии – настоящее искусство и целая философия.

Взглянуть хотя бы на снимок дочери Сергея Львовича, певицы Полины Левицкой, которую он запечатлел в образе героини оперы Михаила Глинки «Руслан и Людмила». Сам композитор также попал в объектив фотографа, представ на снимке в причудливом тюрбане.

Со своим же знаменитым родственником – писателем, публицистом и, как бы сейчас сказали, одним из лидеров тогдашнего оппозиционного движения Александром Герценом Левицкий сблизился, когда тот находился уже в эмиграции в Париже. Там у Левицкого было фотоателье, которое пользовалось большим успехом. В нём он сделал самые известные снимки Герцена. Например, фотографию, на которой Александр Иванович склонился в задумчивой позе. С неё делалось огромное количество живописных и графических копий, а художник Николай Ге, чей портрет Герцена находится в Третьяковской галерее, настолько был покорён этой фотографией, что в своей картине «Тайная вечеря» представил Христа в точно такой же позе, как на снимке с Герценым.

Впрочем, сам Александр Иванович очень любил другую свою фотографию, выполненную Левицким. На ней сразу два Герцена. Один стоит, а другой сидит, и оба смотрят друг на друга с деловым видом. Перед нами мастерски воплощённая идея коллажа.

- Две половинки объектива по очереди закрывались. Соответственно, два изображения совмещались в одном кадре, – объясняет Светлана Головко. – Пластина была мокрая. Она сохла сорок секунд. За эти сорок секунд надо было успеть переодеться. Герцен надел сюртук и сменил позу, чтобы снимок проявился на той же самой пластине.

Герцену нравилось дарить эту фотографию с самыми разными шутливыми подписями. Например, отправляя снимок своей дочери Ольге, он надписал: «Два папы, экзаменующие Ольгу или совещающиеся после экзамена». Парадоксально, но Левицкий, двоюродный брат Герцена, стал личным фотографом монарших особ. Причём получалось у него это не менее талантливо.

Тому пример – снимок Александра II с императрицей Марией Александровной. Левицкому удалось уловить разлад в царской семье.

Император Александр II и императрица Мария Александровна

На фотографии между супругами нет единения, что неудивительно, если учесть многочисленные увлечения царя-освободителя и его роман с фрейлиной Александрой Долгоруковой, с которой после смерти Марии Александровны он сочетался морганатическим браком. Гораздо более сплочённой и дружной на фотографии Левицкого выглядит семья Александра III. Здесь и юный Николай, будущий последний русский император. Дело Сергея Левицкого продолжил его сын Лев. Ему он передал управление своим ателье.