Американская «Эйфория» напомнила о сериале «Школа» Валерии Гай Германики

Подростковая драма стала суперхитом

Второй сезон «Эйфории» оказал на публику прямо-таки зомбирующий эффект. Первый эпизод за сутки посмотрели больше двух миллионов человек. Аудитория финальной серии перевалила за шесть миллионов, а всего сериал увидели больше шестнадцати миллионов зрителей. В рейтинге HBO это самый успешный проект после «Игры престолов». Но если в «Престолах» мечи, битвы и всякая бесовщина, то «Эйфория» всего лишь подростковая драма.

Подростковая драма стала суперхитом

Критики очень любят «приклеивать» к некоторым фильмам и сериалам ярлык манифеста поколения. Под такой характеристикой подразумеваются исключительная важность картины для понимания молодежных нравов определенной эпохи и возможность в дальнейшем воспринимать фильм как некое пособие для изучения этих самых нравов. В Советском Союзе типичными поколенческими фильмами были «Застава Ильича» и «Асса», в Америке — «Бунтарь без причины», «Клуб «Завтрак» и многие другие.

Для телевидения подобного рода портреты поколения долго считались слишком сложной темой, но после сумасшедшего успеха сериала «Беверли-Хиллз 90210» молодежная тема была признана весьма перспективной. При всей своей легкости и развлекательности «Беверли-Хиллз 90210» стал своего рода революцией на телевидении: герои шоу испытали многие риски взросления и вообще выглядели совершенно нетипично для подростков из сериалов. Возможно, именно это шоу стало чем-то вроде основы для жанра подростковых теледрам и комедий.

Среди пост-«Беверли-Хиллз»-сериалов снимали и мюзиклы вроде «Хора», и отвязные комедии, такие как «Молокососы», криминальные драмы в духе «Одиноких сердец» и много чего еще. Некоторым из этих проектов сопутствовал немалый успех, но с выходом «Эйфории» определения «успешный» было уже недостаточно.

Примечательно, что нашумевший американский сериал является адаптацией израильского проекта, релиз которого состоялся еще в 2012 году. На локальных рынках довольно часто появляются фильмы, которые вдохновляют большие студии на новые версии, и часто международный перезапуск приносит огромный успех. К американской «Эйфории» подошли с типичным для страны, где был придуман шоу-бизнес, размахом. Видимо, хорошо понимая, что молодежный проект — это не только съемки, но и все, что вокруг, студия HBO в качестве одного из продюсеров пригласила рэпера Дрейка. Он практически не участвовал в разработке сценария и съемке, однако говорил о проекте на всех красных дорожках, закатил огромную вечеринку по окончании съемок и, конечно, курировал саундтрек.

Подобное участие Дрейка было очень кстати еще потому, что он, как один из голосов поколения начала нулевых, стал своего рода проводником сериала, который для этого поколения и предназначался. Адресная аудитория, конечно, требовала некоторых поправок к работе над шоу. Как известно, молодежь сейчас растет с гаджетами с самого детства, поэтому такими вещами, как хитросплетения сценария, диалоги и развитие характеров героев, их заинтересовать сложно. Гораздо охотнее они ведутся на музыку и визуализацию.

Весь первый сезон в музыкальном отношении держался на хип-хопе, даже названия эпизодов иногда совпадали с названиями некоторых песен. А по картинке это был прямо-таки образцовый видеоклип. Силу подобного слияния сейчас нельзя недооценивать, но главным открытием «Эйфории» стали в первую очередь герои. Зендея Коулмен, прежде чем попасть в проект, играла в основном милых девушек, и представить такую актрису среди секса, наркотиков и гендерных метаний было довольно трудно. Но ее героиня Ру, склонная к депрессиям наркоманка, стала кем-то вроде иконы поколения, а сама Зендея получила премию «Эмми» в номинации «Лучшая драматическая актриса в сериале» в 24-летнем возрасте, что раньше никому из ее коллег не удавалось.

В «Эйфории» много шокирующего, и дело не только в весьма откровенных эротических сценах и прогрессивном взгляде на проблемы ЛГБТ-персон. Поначалу может казаться, что у авторов весьма легкое отношение к тяжелым наркотикам: герои шоу ни в чем себе не отказывают, но при этом ведут активную и более чем эффектную социальную жизнь.

Впрочем, шоураннер проекта Сэм Левинсон знает, о чем говорит. Он сам употреблял наркотики, будучи подростком, и может многое поведать о собственной депрессии и тревожных расстройствах. Многое из того, что происходит с главной героиней, происходило с ним, и жизнь зависимого человека в пересказе Левинсона не укладывается в клише под названием «наркоман на экране». В жизни подростков под веществами, конечно, хватает фейерверков, однако финал всегда невеселый и шансов на хеппи-энд нет никаких.

Успех второго сезона сериала позволил продюсерам заявить о продлении шоу на третий. Правда, уже второй сезон обозначил некоторые проблемы. В новых сериях есть ощутимые изменения. На уровне саундтрека это уже далеко не только хип-хоп, а от картинки веет ностальгией. Весь сезон снимали на пленку, чтобы достичь подобного ретро-настроения. И оно здесь не лишнее. В сюжете появились линии из прошлого, которые многое объясняют о героях из настоящего. Наконец, все повествование в куда большей мере наполнено мраком и драмой — последствиями безбашенного веселья.

В такой ситуации смущает лишь тот факт, что героям не дают взрослеть. Первая серия второго сезона начинается сразу после событий финала первого и двух бонусных эпизодов. То есть подразумевается, что героям по-прежнему восемнадцать, однако за три года, прошедшие с премьеры сериала, все участники действа явно повзрослели. И если это не будет учтено в третьем сезоне, то у драмы появится легкий комедийный эффект, свойственный фильмам, в которых взрослые дяди и тети прикидываются подростками.

Вполне вероятно, что российские поклонники «Эйфории» уверены, что здесь не снимали ничего подобного. Это заблуждение. Сериал Валерии Гай Германики «Школа» стал в свое время жутковатым откровением для всех, кто его смотрел. Одиночество среди вроде бы нормальных родителей, неприятие всего, что вокруг, учителя, в равной степени страдающие недалекостью и кретинизмом, разлитая повсюду агрессия. Взрослые отказывались понимать, что подростки живут, говорят и думают именно так, как показано. В свою очередь многие подростки видели на экране будто скрытую съемку всего с ними происходящего. Особую пикантность действу придавал эфир на Первом канале. Как результат — гнев депутатов, учителей, чиновников. Но в 2010 году требования запретить немедленно вызывали лишь усмешки. Славные были деньки…

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28738 от 9 марта 2022

Заголовок в газете: Эйфория от «Эйфории»

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру