Балетный демарш Осипенко

В Петербурге в очередной раз разразился скандал

26.10.2009 в 18:54, просмотров: 3543

В самый финал смотра-конкурса «Гран-при Михайловского театра», вслед за Фарухом Рузиматовым, оставившим свой пост худрука балета Михайловского театра две недели тому назад, из труппы ушла Алла Осипенко. Выдающаяся балерина до недавнего времени служила во второй, после Мариинки питерской балетной компании и являлась авторитетнейшим в балетном мире педагогом. Но началось все с совсем другой сенсации. Большой театр, приезд которого состоялся как раз в рамках того же «Гран-при», небывало и по-царски встретили в городе на Неве.

Восторженный рев и стон, истерика зрительного зала, неистовство, шквал аплодисментов и вопли «браво!», многоминутная стоячая овация - такого приема Большой театр никак не мог ожидать в традиционно недолюбливающем танцовщиков из Москвы Санкт-Петербурге. Тем более с балетом «Класс-концерт» Асафа Мессерера. Этот знаменитый балет легендарная труппа как раз и привезла в северную столицу в рамках проекта «Гран-при Михайловского театра».

Сам смотр-конкурс воспитанников хореографических академий и училищ, что прошел в этот же вечер в первом отделении, был задуман и осуществлен генеральным директором Михайловского театра, а по совместительству известным бизнесменом и как его ещё называют «банановым королем» Владимиром Кехманом и главным балетмейстером Михаилом Мессерером. Последний, ставший на днях, после неожиданной отставки Фаруха Рузиматова, единоличным правителем балета Михайловского театра и восстановил в свое время для Большого «Класс-концерт».

В связи с новым повышением «засланного казачка из Москвы», каковым считают близкого родственника Майи Плисецкой Михаила Мессерера в Питере, ходили всевозможные слухи о брожениях в труппе, скандалах и коллективных письмах недовольных.

К тому же и к Большому питерские балетоманы, как известно, относятся очень ревностно, блюдя верность Мариинке. Тем не менее, невероятное стало очевидным, и факт свершился! Питер повержен на лопатки, а неслыханный прием, который устроила снобистская питерская публика Большому, может войти в анналы истории.

«Событие историческое, - рассказал МК Михаил Мессерер, - поскольку еще и ученики петербургской Академии Вагановой впервые в истории выступили в спектакле Большого. А мне очень приятно, что это событие произошло на сцене нашего Михайловского театра. Важно и то, что одновременно в этот же вечер прошло и выступление финалистов не столько конкурса, сколько смотра педагогических достижений, в данном случае трех крупнейших российских балетных школ: Вагановской, Московской балетной академии и Новосибирского колледжа. И смысл здесь был не в том, чтобы конкурировать и дать кому-то Гран-при, а чтобы оказать финансовую поддержку коллективам педагогов. Причем это лотерея беспроигрышная потому, что в любом случае и не получившие Гран-при коллективы все равно получат гранты».

Действительно Владимир Кехман – вдобавок и председатель оргкомитета смотра, не поскупился. Все участники-коллективы нового его детища, амбициозного «благотворительного проекта Михайловского театра в поддержку хореографических школ России», получили вне зависимости от победы единовременные гранты в размере 300 тысяч рублей. Такую же сумму составляет и Гран-при смотра, что вполне сравнимо со знаменитым и редко кому присуждаемым Гран-при Московского международного конкурса. От Москвы в михайловском смотре, кстати, выступили недавние победительницы этого престижнейшего международного соревнования Анастасия Соболева и Дарья Бочкова, а так же победитель конкурса в Риме Клим Ефимов. Они и стали обладателями золотых (200тыс. рублей присудили Соболевой) и серебряных (150 тыс. рублей у Бочковой и Ефимова) медалей.

Еще более удачно прошли выступления воспитанниц Вагановки Ольги Смирновой и Кристины Шапран. Последней даже доверили выйти в знаменитом номере Джона Ноймайера "Павлова и Чекетти", который легендарный мэтр подарил в свое время тоже тогда еще ученице Вагановского училища Ульяне Лопаткиной. Правда и намека на сопоставление с "божественной" конкурсантка не выдержала, хотя старалась изо всех сил. Тем не менее, получила золото. Смирнова – элегантно оттанцевав «Шопениану» стала абсолютной победительницей и завоевала Гран-при.

Хотя целью моего визита с инспекцией в Северную Пальмиру и один из старейших театров Европы признаюсь, и были будоражащие общественность кривотолки о склоках и предполагаемый уход из труппы Аллы Осипенко.

«Ой, что вы? Нет, нет - изумленно ответил на мой вопрос Мессерер. – Ну, наверное, есть два-три недовольных. Труппа трудится с огромным энтузиазмом. Ребята стараются. Алла Евгеньевна работает и очень хорошо. Из театра, насколько мне известно, она никуда не уйдет и надеюсь, что будет продолжать свою деятельность на том важном посту, который занимает».

Однако, прибыв в Москву, мое прекраснодушие вмиг улетучилось, когда грянул гром среди ясного неба. Как бы ни старался еще и двух недель не пробывший в кресле руководителя представитель старейшей московской балетной династии деликатно разрешить возникшие проблемы противостояния в труппе и «не выносить сор из избы», уверяя, что ровным счетом ничего не происходит, это ему не удалось.

Прямо на кануне международного гала-концерта, венчающего собой амбициозный проект господина Кехмана, Алла Осипенко, все-таки решив уйти из театра, «громко хлопнула на последок дверью». Поздно ночью она распространила заявление, в котором, указывая причины своего ухода в частности, прямо говорит, что её «взгляды на хореографическое искусство в корне разошлись с пришедшим новым художественным руководителем». Это уже вторая, после ухода Рузиматова со своего поста, отставка в труппе за короткое время. А разгорелся-то весь сыр-бор (закончившийся скандальными отставками и уходами) из-за недовольства балетных кругов города на Неве тем, что Мессерер изъяв из репертуара питерскую версию, перенес на сцену Михайловского театра знаменитое старомосковское «Лебединое озеро» в редакции своего дяди Асафа Мессерера шедшее когда-то в Большом. То самое, что танцевала Майя Плисецкая, и посещал Мао Цзэдун, Хрущев, Брежнев да и вообще, на котором перебывали все высокопоставленные государственные деятели, приезжавшие в СССР с правительственными визитами.