Идиллия с вековой историей

В Большом театре Юрий Григорович поставил балет XVIII века

Далеко не случайно самой первой премьерой Большого театра в этом сезоне оказался и самый старинный из ныне известных балетов “Тщетная предосторожность” в постановке Юрия Григоровича. Этот спектакль стал “совместным продуктом” главного театра страны и Московской академии хореографии, питомцами которой театр ежегодно и пополняется. Таким образом, Большой, не только создав совместную постановку, но и взяв ее в свой репертуар после длительного забвения, наконец вернулся к самой тесной и плодотворной форме сотрудничества, которая существовала между школой и театром.

— В этом спектакле участвуют все наши воспитанники, учащиеся как старших, так и младших классов, а также студенты, — объяснила “МК” ректор академии профессор Марина Леонова. — Нашим детям важно иметь возможность выходить на сцену Большого театра в настоящих, полноценных спектаклях и демонстрировать, чему они уже научились у своих педагогов. Для каждого класса здесь есть свой танец, своя хореография.  

“Балет о соломе, или От худа до добра всего один шаг” (а именно такое длинное название имел первоначально этот спектакль) был создан для Большого театра Бордо знаменитым танцовщиком и к тому времени уже бывшим главным балетмейстером Парижской оперы Жаном Добервалем в 1789 году. Всего-то за две недели до взятия Бастилии и начала французской революции. Ставший революционным для своего времени, балет имел бешеную популярность и уже через 11 лет попал на московскую сцену.Хореограф, больше известный в свое время как красавчик, ловелас и герой скандальных хроник, любовник фаворитки короля мадам Дюбарри, из-за которого не одна знатная дама ушла в монастырь (а однажды между представительницами прекрасного пола случилась даже самая настоящая дуэль на пистолетах), создал и балетную комедию под стать своим подвигам.  

Сюжет, в духе модной тогда сельской идиллии и сентиментальности, проще не придумаешь. Он рассказывает о том, как Лиза мечтает выйти замуж за бедного крестьянского юношу Колена. Но ее тетушка, жадная фермерша Марцелина, хочет выдать племянницу за богатого, но придурковатого Никеза. Колен тайно пробирается в дом своей возлюбленной, где прячется в той самой комнате, куда предусмотрительная Марцелина, не зная об этом, запирает и мечтавшую сбежать с Коленом племянницу. Богатый жених, естественно, застает влюбленную парочку врасплох. Свадьба с ним расстроена, и Марцелина вынуждена благословить молодых.  

Еще в 1901 году Александр Горский поставил на музыку Гертеля этот балет в Большом театре. Его хореография во многом сохранилась. С 1950 года “Тщетная” шла уже как спектакль хореографического училища сначала на сцене филиала Большого театра, а с 1979 года почти десять лет в Кремлевском дворце. Хореография Горского и стала основой версии Григоровича (постановщик танцевал па-де-де из этого балета еще на выпускных экзаменах в школе), созданной более 17 лет назад. Таким образом, ни для театра, ни для балетной академии, ни для самого Григоровича хореография не нова.  

Вписанная в яркую импрессионистскую гамму цветов французского художника Жан-Пьера Кассиньоля, постановка прекрасно смотрится в училищном исполнении. Большой потратился здесь только на декорации и разрекламировал премьеру не как училищную, а как собственную — с соответствующими ценами за билет. И Дарья Бочкова (Лиза), и Павел Козлов (Никез) прекрасно справились со своими ролями. А Марцелина в исполнении солиста Большого театра, а по совместительству еще и ассистента хореографа в этом спектакле Андрея Меланьина, зажигала зрительный зал. Слишком разволновался только Клим Ефимов (Колен). Ну а детишки из младших классов, для которых Григорович специально к этой постановке сочинил новый прелестный танец, так просто умилили.  

Однако к моменту премьеры в репертуаре Большого театра уже была и пользовалась ни с чем не сравнимым успехом всемирно известная версия этого балета на более раннюю музыку Герольда в хореографии англичанина сэра Фредерика Аштона. Эту версию, кстати сказать, так же, по-видимому, активно использовал в своей постановке и Григорович. Конечно, старомосковскую хореографию Горского необходимо сохранять. Вопрос тут только в одном: останется ли теперь в репертуаре театра и всеми любимая версия, которая превосходит новую постановку по всем параметрам. И гендиректор Большого Анатолий Иксанов и директор балетной труппы Геннадий Янин, чтоб не навлечь на себя возмущение зрителей, клятвенно заверяли, что останется. Однако в опубликованном недавно репертуаре Большого театра на этот сезон такая постановка не значится.