Айсель и Араш: "В этом цирке главное - расслабиться!"

У Путина снова попросили 12 баллов

11.05.2009 в 21:10, просмотров: 11567
За кулисами “Олимпийского” случился переполох, когда 9 мая после Парада Победы туда неожиданно нагрянула правительственная кавалькада с Владимиром Путиным во главе. Через полчаса у всех компьютеров в пресс-центре и на всех стульях в зале пресс-конференций уже лежал экстренный пресс-релиз азербайджанской делегации с извещением о том, что премьер-министр России посетил репетицию дуэта Айсель и Араш.

Ребятам благоволит фортуна. В журналистском голосовании, результаты которого вывешиваются на специальном стенде в пресс-зоне, Азербайджан целых три дня был во главе списка-прогноза победителей второго полуфинала 14 мая, опередив на несколько сот пунктов главного фаворита конкурса — Александра Рыбака из Норвегии. А тут еще во время репетиции на сцену выкатил такой бонус — в лице ВВП! Айсель с подлинно восточным изяществом сумела скрыть волнение за обворожительной улыбкой, а ее партнер Араш, на мгновение лишившись дара речи, быстро взял себя в руки и тут же попросил Путина проголосовать за них эсэмэской и дать, разумеется, 12 баллов. Здесь пришла очередь обворожительно и загадочно улыбаться уже Владимиру Владимировичу. Его ведь уже кто только не просил об этих несчастных 12 баллах. В прошлый раз, кажется, Эндрю Ллойд Вебер…  

Сразу после неожиданной минуты славы “МК” расспросил Айсель и Араша об ощущениях.  

— В чем причина вашего успеха в журналистском рейтинге? Айсель ослепила всех красотой или звездность Араша “напугала” журналистов?  

Араш: Айсель, конечно, прекрасна. Я — нет. Я чудовище. Мы так и называем наш дуэт, когда шутим, — “Красавица и чудовище”. Ха-ха-ха. Если серьезно, то, конечно, не стоит слишком серьезно относиться к этому голосованию OGAE. Такие результаты именно у журналистского пула, разумеется, очень приятны. Но мы понимаем, что легче нам от этого не станет. Наоборот, нам придется еще сильнее работать, чтобы оправдать такой серьезный аванс и чьи-то ожидания. А успех, я думаю, кроется в том, что мы с Айсель — замечательная команда. У нее — красота и прекрасный голос, у меня, наверное, свои достоинства и опыт, у нас прекрасные отношения. Это и дало нам успех, которым мы уже наслаждаемся. Я имею в виду не столько даже успех на “Евровидении”, сколько тот резонанс, который мы имели, когда ездили в промотур по Европе. Особенно была приятна позитивная реакция в Швеции, в почти родной для меня стране, где я давно живу и работаю. Другая причина, конечно, в фантастической команде из Швеции, с которой мы работаем, — музыкальные продюсеры, хореографы, постановщики. В самом начале мы, честно говоря, изрядно нервничали: правильно ли все делаем, хорошо ли у нас получается? А сейчас просто кайфуем и радуемся жизни. Они помогли нам сделать действительно прекрасный номер и поверить в наши силы.  

— Шведы — это хороший выбор! Они подлинные знатоки “Евровидения” и съели на нем не одну собаку.

Араш: На самом деле многие и прежде были моими друзьями, хорошими знакомыми. А когда завертелась эта история с “Евровидением”, мы поняли, что нам и поработать можно вместе. Они, кстати, раньше работали с Каролой — шведской суперзвездой. Она два раза побеждала на “Евровидении”! Так что это люди с большим опытом.  

Айсель: Я особенно в восторге от нашего хореографа. Лично для меня он открыл совершенно неведомый мне прежде мир танца, сценических движений. Я открыла для себя удивительные вещи — как можно чувствовать свое тело и управлять им. Это стало для меня постижением неведомой прежде науки, и я получаю фантастическое удовольствие. У нас и впрямь шикарная команда, а самое главное в том, что они и как люди очень позитивны. Это сильно помогает в работе.  

— Все смешалось на “Евровидении” — в прошлом году, скажем, греки продюсировали номер от Украины, Норвегия в этом году прислала натурального белоруса Рыбака, шведы наводят лоск на номер для Азербайджана, турчанка на самом деле наполовину бельгийка! Как быть телезрителям в странах? Кто за кого теперь будет голосовать?  

Араш: Вот и здорово, что люди окончательно запутались. Меньше будет предсказуемости, о которой так много говорят в последнее время.  

Айсель: Сумасшедший дом! Надеюсь, что это заставит многих голосовать не за страны, а действительно за лучшие песни и номера. Это было бы здорово и очень правильно.  

— Как вам реформа голосования в этом году? Лично для вас что лучше — телевоутинг или профессиональные жюри?  

Айсель: Мне кажется, очень большого значения это не имеет. Наша задача — достойно спеть и показать классный номер. Если мы это сделаем, то уверена, что и зрители и жюри оценят нас по результату.  

Араш: Лично я еще не понял, что для нас лучше. В чем-то, возможно, новые правила лучше, а в чем-то, может, и хуже. Профессионалы, из которых состоят жюри, воспринимают музыку, конечно, несколько по-другому, чем обычные люди. Я сам профессионал, учился музыке и знаю, о чем говорю. У так называемых профи не всегда “открытый взгляд”. А поп-музыка все-таки массовый жанр, она в меньшей степени предназначена для профессионалов и их восприятия, она адресована широким “массам”. “Евровидение” — это развлекательная программа для народов, а не конкурс в музыкальном училище. Так что это достаточно дискуссионный вопрос — о профессиональном жюри.  

— Жаль, что Иран, родина Араша, не участвует в “Евровидении”. Их 12 баллов были бы у вас в кармане гарантированно!  

Араш: Да уж! Зато в Европе живет много персов. Мы надеемся, они поддержат нас своими СМС. Конечно, здорово было бы победить. Но лично я не зациклен на этом, я не люблю стрессов. Для меня главное — засыпать и просыпаться с улыбкой. И я живу в этом состоянии. Это здорово! У меня было много дуэтов в карьере, но именно дуэт с Айсель меня по-настоящему “зацепил”. Это огромная удача и большое удовольствие. Очень важно гордиться тем, что ты сделал. Мы гордимся, потому что знаем, что сделали хорошую и достойную работу. Жизнь не заканчивается на “Евровидении”, она, наоборот, продолжается. Show must go on.  

— У тебя, Араш, были дуэты и в России, с теми же “Блестящими”. Ты здесь известен. Надеешься на голоса российских зрителей?

Араш: Признаюсь честно, то, что “Евровидение” пройдет именно в Москве, было серьезным аргументом, когда я размышлял о том, какое решение принять. Я знаю Москву, она почти как мой родной дом. В моей карьере очень многое связано с Москвой, я приезжаю в знакомое место, где все знаю. Другая причина в том, что “Евровидение” — это что-то новое для меня. И мне захотелось испытать на себе, почувствовать, каково быть в этом цирке.  

— Весь шоу-бизнес — это большой цирк!  

Араш: Определенно. Но сперва мне, честно говоря, не очень понравилось. Слишком много было стрессов поначалу. Я люблю купаться в жизни, а не сидеть словно на кактусе с колючками. Я мастер релаксации, и музыка у меня такая же. Но потом как-то все устаканилось, вошло в правильное русло, и теперь я наслаждаюсь. Во многом благодаря команде и, главное, благодаря Айсель. Если бы не было этого дуэта, а я, скажем, участвовал бы один в конкурсе, думаю, что мне до сих пор бы было плохо. У нее живительная энергетика и очень позитивное биополе.  

— Айсель, а для тебя это стресс? Ты ведь не столь многоопытна, как Араш, и к тому же очень хрупкая девушка…  

Айсель: Поначалу это был, конечно, стресс. У Араша действительно есть хотя бы опыт. А я вообще не привыкла к таким ситуациям. Мне всего 20 лет недавно исполнилось. Меня всю жизнь холили и лелеяли дома, я — любимый младший ребенок в семье. И вдруг я попадаю в ситуацию, в которой просто не знаю, что делать. Но все-таки я со всем справилась и заслужила даже похвалы от нашей команды, что очень приятно. Мы репетировали и тренировались в Швеции, где и Араш и остальные действительно стремились создать атмосферу “релаксации”. Мы работали в очень хорошей обстановке. Спокойствие — лучший рецепт для подлинно продуктивной работы. Это спокойствие передалось и мне. Я даже не ожидала, когда выходила первый раз на сцену на репетицию в “Олимпийском”, что не буду волноваться. А испытала сразу колоссальное удовольствие и удивительное спокойствие.  

— А как ты вообще оказалась на “Евровидении” — такая юная и домашняя?  

Айсель: Я уже начала карьеру дома, в Азербайджане, но, честно говоря, о “Евровидении” вообще не думала. Во всяком случае, в прошлом году, когда наша страна дебютировала на конкурсе, для меня это была очень далекая история, и меня еще сильно смущали все эти разговоры о “мотивированном голосовании”, о “политической подоплеке” и т.д. Но мои друзья и партнеры по работе как сговорились — все в один голос вдруг стали говорить о том, что я должна себя попробовать на “Евровидении”. Я поначалу даже слышать об этом не хотела — я же молодая, куда мне? Но они меня сверлили и сверлили. В конце концов я сдалась, пошла. А теперь совсем не жалею! Это решение поменяло всю мою жизнь.  

— Удачи и 12 баллов от Путина!