Новогодняя баночка

Обзор новинок наркополитики

15.08.2013 в 22:33, просмотров: 2427

Время наркологического застоя сменилось временами наркологического ажиотажа. Новые законодательные нормы поступают так быстро, что общество не успевает их поймать, понять и переварить. Вот только в конце прошлого года мы писали о новых поправках к УК (т.н. «лечение вместо наказания»), об усилении ответственности за наркопреступления, о тестировании школьников. Но буквально спустя полгода появилось множество новых инициатив, и возникла необходимость сделать новый обзор.

О новинках наркополитики рассказывает юрист Михаил Голиченко.

Новогодняя баночка
фото: Наталья Мущинкина

Начнем с тестирования учащихся. В декабре вступит в силу закон, который установил правовую базу для так называемого «раннего выявления потребления наркотиков среди учащихся». Самое интересное начнется к Новому году.

Дело в том, что в самом законе нет четкого указания на то, что надо будет писать в баночку. Но к законопроекту была приложена пояснительная записка. И в ней четко сказано, что тестирование будет состоять из двух этапов. Первый — психосоциальное тестирование. Второй — т.н. «осмотры», возможно, в рамках диспансеризации. И вот там баночка появится.

Возможно, действительно на основе этих психосоциальных тестов будут выявлять «группы риска». Но глупость заключается в том, что все эти группы известны и так.

Кто туда входит? Те, кто прогуливает занятия. Но их и так видно. Дальше — дети из неблагополучных семей. Их тоже учитель знает. А самая главная группа риска — это те, кто после школы никуда не идет — в секцию, например.

И получается, что вся эта «система раннего выявления» заточена на благополучную часть населения. Она все дальше и дальше маргинализирует тех, кто в принципе больше нуждается в повышенном внимании.

А эта система, с одной стороны, создает в глазах родителей видимость эффективного действия государства, школы и вузов. Родители думают, что все нормально, ребенка тестируют, значит, все. С другой стороны, она создает обстановку враждебности, когда ребенок чувствует, что он под подозрением.

И третье — она отвлекает государство и общество от проблем, которые как раз скапливаются в кругу таких вот неблагополучных детей.

■ ■ ■

Тестирование водителей. Тестирование школьников — это часть другого законопроекта, который полностью не приняли, но, видно, будут принимать частями. И следующая инициатива, которая может быть оформлена отдельным законом, это «тестирование водителей и других представителей опасных профессий».

Смысла в этом нет. Вообще, практика тестирования на наркотики представителей опасных профессий международному и внутрироссийскому законодательству не противоречит. Вопрос в том, какова система. По существующему проекту предлагается делать тестирование в рамках ежегодных осмотров. Но одно дело, когда водитель автобуса перед рейсом дует в трубку или проходит тест на наркотики. И совсем другое, когда он просто раз в год проходит тестирование.

Но хуже того! Там предлагается, чтобы данные — и это самое основное! — которые показали употребление человеком наркотиков, врачи сдавали в ФСКН для принятия решения об административной ответственности. То есть это такой широ-о-кий шаг в сторону карательной медицины, когда врач обязан по закону выявить и передать данные не для тех же психосоциальных тестов. А в ФСКН, которая будет решать вопрос карательными мерами: о привлечении к ответственности по ст. 6.9 КоАП («Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача»)!

Эта статья теоретически позволяет привлечь к ответственности за немедицинское потребление вне зависимости от того, когда оно было выявлено.

■ ■ ■

Проект закона о ФСКН. Раньше ФСКН существовала на основе указа Президента, а теперь может появиться закон. Ничего особо нового в проекте нет. Но там есть целый ряд моментов, которые настораживают. Авторы пытаются существенно расширить перечень полномочий ФСКН и под абсолютно размытую категорию «борьбы с наркотиками» подвести все: от чисто экономических отношений до сферы медицинской.

По новому законопроекту расширяются полномочия ФСКН ставить под запрет те или иные вещества: он закрепляет полномочия директора ФСКН решать вопрос «о приостановлении оборота на территории РФ веществ, обладающих воздействием на организм человека, схожим с наркотическим или психотропным». Но с учетом безграничности фантазии ФСКН можно ожидать, что под запрет могут попасть самые неожиданные вещества.

К примеру, рожденный в недрах ФСКН в 2010 году проект стратегии антинаркотической политики в первой своей редакции указывал на необходимость борьбы с цифровыми наркотиками (бинауральными ритмами). А схватку с пищевым маком, зажигалками и бляхами от ремней с изображением листа конопли ФСКН ведет уже более 5 лет, кошмаря кондитеров и лавочников. Ведет она и охоту за видео- и печатной продукцией, якобы содержащей пропаганду наркотиков.

Законопроект также закрепляет полномочия ФСКН по «выдаче предписаний о прекращении деятельности граждан и организаций, а также по устранению причин и условий совершения правонарушений». Полномочия весьма широкие, определены нечетко. Принимая во внимание опыт работы ФСКН по чрезмерно широкому определению пропаганды наркотиков, под новые полномочия может попасть любая деятельность, которая покажется ФСКН «причиной или условием».

И, разумеется, существенно расширяя полномочия ФСКН, никаких барьеров авторы не создают.

■ ■ ■

Последняя новость: на сайте Госдумы появилось предложение внести изменения в КоАП. ФСКН разработала законопроект о дополнении ст. 20.21 новым составом — «появление на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах в состоянии наркотического опьянения» с возможным наказанием от штрафа в 4–5 тысяч до 15 суток административного ареста.

С одной стороны, ничего необычного не произошло. ФСКН уже наделена полномочиями составлять протоколы по делам о немедицинском потреблении наркотиков (ст. 6.9 КоАП РФ — до 15 суток) и за употребление наркотиков в общественных местах (ст. 20.20 КоАП РФ — до 15 суток). Однако ст. 20.21 КоАП РФ стояла немного в стороне, потому что позволяла привлекать к административной ответственности не за любое состояние опьянения (включая наркотическое) в общественном месте, а за опьянение, оскорбляющее человеческое достоинство и общественную нравственность. То есть когда «пьяный как свинья».

ФСКН же предлагает при наркотическом опьянении признак «оскорбляющий человеческое достоинство и нравственность» опустить и забирать всех, кто находится в состоянии наркотического опьянения.

Иными словами, предлагаемый законопроект — дальнейшее необоснованное расширение компетенции ФСКН, но не для того, чтобы бороться с крупными наркоторговцами, а для того, чтобы заниматься самой мелкой рыбой — потребителями наркотиков. Ведь, по словам директора ФСКН Виктора Иванова, «именно наркопотребители являются бесспорным решающим фактором эпидемиологического распространения наркомании и основой криминальной дистрибьюторской активности».

Представьте себе рыбака, которому поручили ловить крупную рыбу и для этого выдали добротную крупную сеть. Но так как рыбак оказался олухом и простофилей, а может, испугался глубокой воды, то большую рыбу поймать не смог. Тогда этот рыбак решил пойти на мелководье, сплел сеть вроде марли и стал ловить головастиков. Именно это сейчас и происходит.