Амнистия сквозь зубы

Бизнесу нужно не прощение, а реабилитация

До 2 июля Госдума должна принять постановление об амнистии для бизнесменов. Законопроект внесен президентом 25 июня с рекомендацией принять до каникул, а пожелания Владимира Путина обычно исполняются. На свободу по разным оценкам может выйти до 13 тыс. человек. С учетом погашения судимостей и условных сроков прощенных может оказаться гораздо больше. Но повода радоваться у бизнесменов нет: амнистия проводится по необходимости и издевательски. Государство не признает своих ошибок и не дает сигнала, что предприниматель больше не враг. По сути, готовящаяся амнистия общественно бесполезна: в России ничего не изменится. Сколь бы ни радовались мы облегчению отдельных судеб.

Бизнесу нужно не прощение, а реабилитация
Рисунок Алексея Меринова

«Если исходить только из списка статей УК, которые вошли в законопроект, то число освобожденных может составить несколько тысяч человек. Если говорить о тех, с кого снимут судимости, прекратят уголовные дела или снимут наказания, не связанные с лишением свободы, то их число уже измеряется десятками тысяч», - сообщил 24 июня «МК» уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.

Готовящаяся амнистия является его победой. Но им не сказано главное: несправедливо осужденных бизнесменов плодит действующее законодательство. Вместе с амнистией (а лучше — с отменой приговоров) неплохо бы установить мораторий на применение соответствующих статей УК. Вплоть до разработки законодателем более адекватных формулировок. Но подобного мы никогда не услышим. Потому что произвол в отношении бизнеса в России является не досадной недоработкой, а инструментом управления, позволяющим держать предпринимателей в узде.

Амнистия на Руси обычно проводилась в четырех случаях, два из которых использовались и в СССР-РФ. Первый: восшествие на престол нового монарха, который массовым помилованием корректировал ошибки предыдущего. Так, масштабная амнистия была проведена в СССР «холодным летом 1953-го», после смерти Сталина. Второй повод: болезнь царя. Так любил миловать Иоанн Васильевич IV (Грозный). И выздоравливал. Прощали после военных побед. Так, Александр I объявил «большую» амнистию в 1814-м, после «изгнания бусурман» Наполеона. Наиболее часто амнистии приурочивают к государственным юбилеям. Последняя была проведена в РФ в 2010-м к 65-летию победы в ВОВ. Предполагалась «большая», с выходом на волю чуть ли не 300 тыс. человек. Но в итоге отпустили всего около 400: ветеранов и женщин.

Ни под один из традиционных поводов грядущая 2 июля амнистия не подпадает. Что же случилось? Да ВВП не растет (прирост около 2,5%; реально он отрицательный, поскольку инфляция 7%). Приходится секвестировать бюджет (см. заметку «Медведев отправил бюджет под гильотину» на сайте «МК» 24 июня):

«В нынешних непростых условиях требуется… болезненная оптимизация расходов. Это придется делать», — заявил 24 июня премьер-министр Дмитрий Медведев. Эксперты говорят конкретнее, хотя и опасливее. Так, 24 июня СМИ растиражировали высказывание анонимного «источника в экспертных кругах» по поводу последних перестановок в экономическом блоке власти. «Те 2,5% (в лучшем случае 3%) ВВП не устраивают никого. Сейчас надо отвинтить все вентили, какие можно, чтобы дать рост», - сообщил эксперт.

Вот амнистией вентиль и отвернули. Но такая амнистия является национальным позором. По сути, это попытка властей избежать банкротства, выйти из экономического тупика, куда они загнали себя и страну, «прессуя» бизнес. Амнистия проводится издевательски. Рабам (а осужденный есть государственный раб) предлагается выкупиться на свободу путем «возмещения ущерба». Кстати, никто толком не знает, как его считать.

Так проведенная амнистия не даст общественно-полезного эффекта. Разве что медицина немного поднимется: после российской тюрьмы многим освобожденным потребуется поправить здоровье. Затем половина из них окажется в эмиграции, а вторая половина — на рынке наемного труда, где вследствие кризиса и без того тесновато. Автор сам является владельцем небольшого бизнеса, и о настроениях в связи с грядущей амнистией знает не понаслышке. Бизнесу в России нужно не прощение, а реабилитация.