Ваши деньги крадут «звонари»: появился новый вид оргпреступности

Генерал-майор полиции рассказал, как ловят телефонных мошенников

18.12.2019 в 16:22, просмотров: 206982

Преступления по телефону — новый тренд в криминальном мире, который злоумышленники использовали в уходящем году на полную катушку. Буквально недели не проходило, чтобы финансовые власти и правоохранительные органы не предупреждали: появился новый вид мошенничества, граждане, будьте бдительны! Помогало это, увы, далеко не всем. Главными жертвами преступного ноу-хау становились самые уязвимые и доверчивые — старики.

В октябре в «МК» вышел материал «Охотники за деньгами» о жертвах телефонного мошенничества. На публикацию отреагировали. После выхода материала с его автором связался человек, для которого борьба с телефонными мошенниками — профессиональный долг и дело принципа.

Юрий Демин. Фото: юзао.мск.мвд.рф

О том, кто такие «звонари», в чем раскаиваются телефонные преступники, как правоохранительные органы ловят тех, кого жертвы никогда не видели, нам рассказал начальник УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по городу Москве, генерал-майор полиции Юрий ДЕМИН.

— Юрий Вячеславович, вы сами обратили внимание на нашу публикацию и предложили рассказать о третьей стороне в треугольнике «жертва — преступник — правоохранители». Ведь именно на полицию возложена обязанность ловить телефонных и кибермошенников. Насколько удается противостоять подобным преступлениям?

— Самый действенный метод борьбы с преступностью — это профилактика. А она бывает разной. Одни преступления можно предотвратить, увеличив, скажем, плотность нарядов и патрулей. Другие — работой с ранее судимыми гражданами. Но для дистанционных преступлений, к которым относятся телефонные мошенничества и кражи с карт, такой подход не имеет смысла. Здесь жертва и преступник могут находиться хоть на разных континентах. Как предотвращать такие преступления? Говорить о них чаще, информировать граждан. Предупрежден — значит, вооружен.

— По статистике МВД, число преступлений с банковскими картами выросло за последний год в 4 раза. Почти на 70% участились преступления с использованием средств связи, в том числе телефонов. Цифры неутешительные. Как справляетесь с тем, что мошенники активизировались?

— Дистанционные преступления — это то, с чем мы сталкиваемся постоянно. Каждый день принимаем заявления, где люди описывают, как с их карты сняли деньги или как они сами, поддавшись на разводку, перевели их преступникам.

Вот давайте посмотрим сводку преступлений за прошедшие сутки. Из 85 обращений 24 — это мошенничества с использованием средств связи и 8 — кражи денег с банковских карт. То есть за сутки треть всех преступлений связаны с разводом на деньги безналичными средствами. А если проанализировать оперативную обстановку, скажем, за две недели, то в нашем округе с полуторамиллионным населением мошенничеств и краж денег с банковских карт случилось в 11 раза больше, чем убийств, изнасилований и грабежей вместе взятых.

По поводу мошенничеств люди обратились 182 раза, а кражи с карточек произошли 70 раз. Столь частые обращения граждан говорят о том, что активность таких преступников не спадает, а только растет.

— Ясно, что кража и мошенничество — это разные преступления, хотя результат один и тот же: жертвы лишаются своих денег. Поясните, в чем их отличие с юридической точки зрения?

— Если кратко, то кража — это когда преступник сам забирает деньги (переводит их, снимает со счета), а жертва лишь сообщила нужную информацию для этих действий или потеряла карту, телефон с мобильным приложением банка. Мошенничество — это когда жертва сама делает перевод, поверив преступнику.

В Уголовном кодексе РФ наказание за кражу квалифицируется по статье 158. Получению информации о карточке с последующим списанием посвящена часть 3 этой статьи. С недавних пор данное преступление стало тяжким вне зависимости от суммы, которая похищена. За мошенничество «отвечает» статья 159 УК.

Замечу, с 2018 года законодательство в отношении таких преступников ужесточалось. Сейчас за кражу с банковского счета и в отношении электронных денежных средств можно лишиться свободы на срок до 6 лет. А мошенничество с использованием электронных средств платежа карается лишением свободы сроком до трех лет.

— Говорят, что сейчас портрет типичной жертвы меняется. Если раньше мошенникам чаще удавалось обманывать пожилых людей, то теперь на удочку преступников попадаются и молодые. Чем это объяснить — ведь считается, что молодежь более продвинута в- части современных технологий?

Новые технологии упрощают жизнь всем: и добропорядочным гражданам, и преступникам. С появлением IP-телефонии обманывать людей по телефону стало легче. Можно подделывать номера, звонить из любой точки мира. Помогает преступникам и то, что сейчас вся информация хранится в электронном виде.

Например, существуют клиентские базы банков и операторов связи — там есть все данные о потенциальной жертве: ФИО, возраст, место жительства и мобильный номер. Используя эти базы, мошенники начали называть жертв по имени, а раньше чаще звонили наугад. Поэтому теперь и молодые люди ведутся на удочку мошенников: они верят тем, кто знает их имя.

— Как же конкретно действуют преступники: кем представляются, какие методы используют?

— Такую аналитику мы тоже ведем. По статистике за 10 месяцев, 55% преступлений совершаются путем обзвона на мобильные телефоны, и еще 6% — в результате звонков на городские номера. Таких преступников мы называем «звонарями».

Преступлений с похищением телефона и последующим снятием денег со счетов было 5,6%. Еще бывает так, что человек поменял номер мобильного, а от банковского счета его не отвязал: номер достается другому, и тот, думая, что его не поймают, переводит деньги через мобильный банк. Но таких мы ловим быстро: вычислить их несложно.

Еще 8,5% дистанционных преступлений связано с сервисами объявлений. Схема разводки такая: злоумышленники просят предоплату за товар, которого на самом деле нет, или обещают купить вещь и просят данные карты якобы для перевода. Остальные 36% преступлений — разные. Иногда под видом врачей сообщают о якобы смертельной болезни родственника и предлагают дорогостоящие лекарства. До сих пор не изжита проблема звонков из мест лишения свободы.

Обезвредить «звонарей» — это самое сложное. Чаще всего преступники представляются сотрудниками службы безопасности банков. На молодых людей такой способ эффективно действует. Когда «обрабатывают» пожилых — часто представляются работниками соцслужб.

— Анонимность дает иллюзию безнаказанности. Но тем не менее вы злоумышленников ловите. Опишите портрет преступника. Эти «сотрудники банков и соцслужб» — кто они?

— Мы сделали такую характеристику. Из 24 арестованных в нашем округе судимых только четверо. Шестеро москвичей, остальные приехали из регионов и двое — граждане других государств. Большинство — молодые люди, до 30 лет. Что любопытно: 15 человек из этой группы имеют высшее образование. Вот такая «беловоротничковая» преступность у нас развивается.

— Звонки через Интернет (IP-телефония) позволяют мошенникам обманывать россиян, находясь в другой стране. Как с этим бороться?

— Да, мошенники постоянно совершенствуют схемы. Они сидят за границей, используют подставных лиц, переводят деньги в криптовалюты. На территории России мы задерживаем многих, а задержание организаторов за пределами РФ — это лишь вопрос времени. Ведь такие мошенники чаще всего работают из стран, с которыми сейчас нет Договора о дружбе, поэтому нет и взаимодействия правоохранительных органов. Например, с Белоруссией у нас проблем нет. Да и вообще, с большинством стран СНГ мы друг другу помогаем, а когда двусторонние отношения между странами разрушены — преступники этим пользуются.

— Вы упомянули об организации преступной группировки — это преступление, которое карается с особой строгостью. Как часто злоумышленники действуют не поодиночке?

— Те самые «звонари» — это и есть пример организованной преступности. Когда я изучаю оперативную обстановку, сразу вижу проявления ОПГ: в схеме разводки, количестве участвующих лиц, в использовании технических средств. Арестованных преступников мы и стараемся квалифицировать как организованную преступную группировку — такие преступления караются жестче.

Да, регистрация заявлений от жертв, выслеживание злоумышленников требуют больших затрат времени сотрудников. Но я хочу такие же проблемы создать и преступникам: пусть знают, что потенциальные жертвы хорошо информированы, а за противозаконные действия их накажут по всей строгости. Кстати, наши усилия по информированию дают результат. Один злоумышленник даже сам сдался после того, как увидел репортаж о задержании своих «коллег» по телевизору. Так и сказал: «Я увидел репортаж, решил пресечь свою преступную деятельность и кинул организаторов на 2,5 миллиона, не перечислил им последний транш».

— Преступники совершенствуют схемы, а полиция? Как готовите сотрудников для раскрытия дистанционных преступлений?

— Мы тоже используем высокие технологии. Привлекаем специалистов, создаем базы данных, ведем аналитическую работу. Структура личного состава формируется, чтобы не только решать задачи оперативной работы и проводить расследования, но и разрабатывать меры профилактики. Основные организаторы таких мошеннических схем — как правило, технари с высшим образованием. Мы же должны быть на голову выше их.

В окружном подразделении я создал специальную следственно-оперативную группу, потом она расширилась. Мы сделали акцент на аналитическом подразделении, куда вошел центр по оперативно-розыскной информации. Именно аналитика помогает оперативникам в поисках серийности преступлений, составления доказательной базы. Сейчас и в Главном управлении МВД созданы специальные оперативно-следственные группы с акцентом на аналитику. Подразделение, специализирующееся на дистанционном мошенничестве и краже денег с банковских карт, создано в Московском уголовном розыске и других отделениях угро.

— Но преступники постоянно придумывают себе новые «роли», новые способы разводок: люди могут и не предполагать, что их обманывают. Сейчас с подозрением относятся к звонкам якобы из банков и просьбам прислать денег другу или на спасение родственника из беды. С какими еще способами мошенничеств мы сталкивались?

— Вот свежий пример: обратился гражданин 1976 года рождения. Сообщил, что ему позвонила женщина, представившись сотрудником страховой компании, которая занимается возвратом средств жертвам мошенников. С него списали 90 тысяч рублей. Преступники умудряются даже на своих же мошенничествах спекулировать! Или, бывает, представляются сотрудниками госорганов, вызывают таксистов на реально существующий адрес госучреждения для пущей убедительности, а затем просят взять кофе по дороге и спрашивают данные карты, чтобы деньги вернуть, — так и списывают все средства.

— Какие наиболее резонансные операции по задержанию телефонных мошенников вам доводилось провести?

— Их было несколько, но больше всего запомнилась одна. В 2016 году с коллегами из Ростовской области и местного отделения Росгвардии мы задержали 20 человек — членов группировки «Дети войны». Они обманывали пожилых людей, представляясь сотрудниками соцслужб и обещая перечислить якобы компенсацию в честь празднования 70-летия Победы. Выясняли у жертв данные их банковских карт, а затем снимали с них последние деньги. Так они украли более 500 млн рублей, от их действий пострадали более 200 пенсионеров.

Мы вышли на них в процессе общения по телефону. В их «логове» оперативники обнаружили 45 мобильных телефонов, 18 планшетов и 200 сим-карт — с помощью этой аппаратуры преступники и обманывали стариков. Участники ростовской группы сидят за решеткой: они получили от 2 до 10 лет лишения свободы.

— Деньги старикам вернули?

— Мы арестовали имущество злоумышленников, деньги, коттеджи, которые они успели начать строить… Решения о возмещении материального ущерба в индивидуальном порядке принимал суд.

— Та группировка «Дети войны» орудовала в год 70-летия Великой Победы и отбирала последние деньги у доверчивых ветеранов. В наступающем году грядет 75-летие со Дня Победы. Вероятно, мошенники не упустят эту дату и активизируются вновь?

— Такая опасность существует. Поэтому хотим лишний раз предупредить о телефонной опасности самих ветеранов и членов их семей, чтобы они оградили пожилых людей от мошенников. У меня самого родители — дети войны. Каждый раз, читая сводки преступлений, я думал о них.

Мы тогда хотели провести операцию по задержанию 22 июня, в день начала войны, но провели 23-го числа. Мы доказали 156 эпизодов. Все преступники сидят. Когда их задержали оперативники и доставили в УВД, я посмотрел им в глаза — а раскаяния никакого. Только злость…

Самые распространенные схемы телефонного мошенничества

Звонок от «сотрудника банка». Мошенник звонит под видом сотрудника службы безопасности банка и сообщает о том, что кто-то пытается перевести средства с вашего счета. Чтобы спасти деньги, «сотрудник» предлагает перевести их на «защищенный счет» и просит предоставить полные данные карты (номер, имя держателя, срок действия и CVV). Или пытается подключиться к вашему мобильному или интернет-банку и просит вас установить специальную программу. В итоге деньги не «спасаются», а попадают на счет мошенника.

Звонок по объявлению. Если вы оставили свой номер на сайте, где дали объявление о продаже, вам может позвонить «заинтересованный» покупатель. Он предложит прислать задаток за товар и попросит полные данные карты. Или наоборот: вы позвонили по привлекательному объявлению (низкая цена — это всегда подозрительно), и вам предложили перевести задаток, чтобы якобы забронировать товар для вас. Вы остаетесь и без денег, и без товара.

«Выигрыш» в лотерею или по акции. Мошенники сообщают, что вам полагается приз, компенсация или вознаграждение за что-то. Просят номер карты для перечисления выигрыша или перечислить «закрепительный платеж» для подтверждения карты, а затем пропадают.

Объем и количество несанкционированных операций по картам (получение доступа к средствам платежа, самопереводы и др. Источник - ЦБ)

2015: 1,1 млрд рублей, 127 тыс. раз

2016: 1,08 млрд рублей, 297 тыс. раз

2017: 0,96 млн рублей, 317 тыс. раз

2918: 1,39 млрд рублей, 340 тыс. раз

Читайте также: Центробанк решил ужесточить правила ипотеки для должников