Эксперты призывают ускорить маркировку: истребить угрозу здоровью населения и помочь малому бизнесу

Российский бюджет недополучает сотни миллиардов рублей от незаконного оборота товаров. Эксперты полагают, бороться с этим может только цифровизация в виде тотальной маркировки. Это позволит вернуть недополученные доходы, создать новые рабочие места, повысить доходы населения, стимулирует потребительский спрос и инвестиционную активность. Но самое больное – нелегалка создает угрозу безопасности и здоровью каждого из нас.

Эксперты призывают ускорить маркировку: истребить угрозу здоровью населения и помочь малому бизнесу

Государство изыскивает деньги из бюджета со скрипом, но в то же время только недополученный объем НДС от нелегального оборота непродовольственных товаров эксперты «Тиар-Центра» оценили в 533 млрд рублей, а сам оборот – в 5,2 трлн рублей. Для сравнения, доходы бюджета в январе-июне составили 9 трлн рублей, расходы - 10 трлн рублей, дефицит - 955,88 млрд.

Незаконный оборот – это невозможность работать честным предпринимателям, которые создают реальную добавленную стоимость и рабочие места, указывает член Высшего совета Международного евразийского движения, академик Международной академии менеджмента Михаил Хазин.

Несколько лет назад решено кардинально сжать нелегальный оборот и ввести систему прослеживаемости с помощью маркировки.

«На государственном же уровне несколько лет назад приняли все принципиальные решения и ввели цифровое регулирование в виде маркировки для того, чтобы сделать процесс изготовления и транспортировки товара максимально транспарентным и законным, отсечь пресловутый человеческий фактор, без дорогостоящих экспертиз и контрольных закупок определять качество товара в любой момент времени», - отмечает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин. Подмахнуть недостоверную декларацию, как и вбросить дешевую неучтенку невозможно.

По словам Михаила Хазина, экономику ждут изменения, роль малого бизнеса должна возрасти. Но конкурировать с подпольными дельцами он не сможет.

«Но малому бизнесу нужно дать возможность (относительно) честной конкуренции, поскольку воевать с крупными организациями, производящими фальсификаты и завозящими контрабандную продукцию, он в принципе не может. Так что тема маркировки (и создания соответствующей инфраструктуры) может стать очень актуальной в самое ближайшее время», - заключает экономист.

Час Икс для рынков сигарет и обуви, которые заполонил контрафакт и контрабанда, наступил 1 июля. С этой даты немаркированные сигареты и обувь стали нелегальными. Остается надежда только на контролирующие и правоохранительные органы – им теперь легче ориентироваться. Но никакая борьба невозможна без 

граждан, которые как-то не привыкли проявлять активную позицию, опасаясь хабалистых продавцов. Теперь это можно сделать анонимно – через приложение на телефоне «Честный знак». Такая активность приведет к тому, что продукты подешевеют. Невозможно будет бесконтрольно задирать цены, особенно на фоне пандемии коронавируса и снижения доходов.

Для лекарств сделаны послабления – до конца срока годности  можно продавать препараты, произведенные до 1 июля. Но с ними есть другая проблема – воруют. Причем, воруют из госаптек и больниц, у пациентов, а потом продают им же – втридорога. Ради борьбы с таким безобразием не грех и «цифровой концлагерь», как выразился Михаил Хазин, для товаров ввести.

А масштаб маркировки будет расширяться: с 1 октября смогут прослеживать духи и парфюмерию, с 1 ноября – шины и покрышки, с января – одежду и молочную продукцию, с марта - воду в бутылках. Естественно, попытки навести порядок встречают противодействие.

«Тут же появились лоббисты, которые одной рукой, так сказать, фиксируют рост нелегального оборота (в одежде и обуви – 29%; в детских игрушках – 35%), а другой рукой всячески сопротивляются легальной маркировке товара. Путь настолько извилист, что для этого, прости, Господи, создаются «партии-однодневки», якобы выражающие мнение неких социальных групп – «борцы с режимом» узкой специализации», - отмечает Алексей Мухин.

Очистка рынка, конечно, требует логики и аналитической работы, заключает политолог.