В законе про удаленку прописали компенсации работникам

Может ли начальник звонить по ночам — определит второй пакет поправок в ТК

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон о внесении изменений в Трудовой кодекс. С Нового года дистанционную работу в России будут регулировать по-новому, но проблему учета рабочего времени на удаленке решить не удалось. В тот же день президент Путин поручил правительству «минимизировать расходы» работодателей на организацию вынужденной удаленки — не уточнив, правда, за чей счет.

Может ли начальник звонить по ночам — определит второй пакет поправок в ТК

Текст принятого закона стал трудным компромиссом, достигнутым в результате многомесячной деятельности специальной думской рабочей группы. Его одобрили представители правительства, объединений работодателей и профсоюзов. Кнопку «за» в зале заседаний дружно нажали депутаты всех без исключения думских фракций.

С 1 января 2020 года в Трудовом кодексе появятся новые статьи, определяющие особенности дистанционной (удаленной) работы. Она может быть трех видов: полностью удаленная, когда человек изначально оговаривает все условия такой работы в трудовом договоре; комбинированная, когда в трудовом договоре прописано, что часть времени работник трудится удаленно, а часть — в конторе или на предприятии, и, наконец, временная, на срок до 6 месяцев.

С одним из вариантов временной удаленки — по приказу руководства — миллионы россиян познакомились во время пандемии. Такая чрезвычайная удаленка будет возможна «в случае катастроф природного или техногенного характера… ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего населения или его части». Так как во многих регионах, и в Москве в том числе, вызванная пандемией удаленка наверняка сохранится и после Нового года, работодателям придется привести свои приказы в соответствие с требованиями этих новых статей ТК.

Какие именно требования?

«Выполнение работником трудовой функции дистанционно не может являться основанием для снижения ему заработной платы». Это требование не касается случаев, когда то, чем занимался россиянин, просто невозможно делать удаленно: здесь закон гарантирует работнику лишь две трети тарифной ставки или оклада.

Кроме того, работодатель обязан обеспечить временно переведенного на удаленку «необходимыми для выполнения этим работником трудовой функции дистанционно оборудованием, программно-техническими средствами, средствами защиты информации и иными средствами». Мутно прописанная альтернатива — выплата некой «компенсации».

И, наконец, в приказе должен быть определен режим рабочего времени, в течение которого работник должен быть на связи, и способы передачи им результатов труда…

Первоначально предполагалось оговорить «неприкосновенность времени отдыха» работников на удаленке. Но по совету юристов, сказал г-н Исаев, решили прописать, что «время взаимодействия дистанционного работника с работодателем включается в рабочее время». 40-часовую рабочую неделю никто не отменял, и «нарушение права на офлайн будет расцениваться как сверхурочная работа, то есть может проходить только с письменного согласия работника и оплачиваться в повышенном размере», — напомнил депутат.

Но как быть, если у переведенного на удаленку по трудовому договору рабочий день ненормированный?

Непонятно. «Принятый закон существенно улучшит защиту прав и законных интересов работников на удаленке, но всех проблем не решает. Поэтому рабочая группа продолжит деятельность и подготовит второй пакет поправок в Трудовой кодекс о ненормированном рабочем дне вообще и у удаленного работника в частности», — говорил с трибуны Госдумы Андрей Исаев, по совместительству замглавы ФНПР.

Олег Шеин («СР»), который представляет другое профсоюзное объединение — Конфедерацию труда, в разговоре с «МК» согласился, что проблема реальной возможности определения рабочего времени на удаленке осталась. «Когда человек приходит в организацию или на производство в полдевятого, а уходит в полшестого, все понятно. Но при переходе на дистанционную работу нормальная система учета рассыпается, и возникает вопрос, что с этим делать». Он считает, что вариантом решения этой проблемы могло бы быть приравнивание дистанционной работы к ненормированной и компенсировать ее дополнительными днями оплачиваемого отпуска. Но не тремя днями, которые положены и сейчас тем, чей рабочий день ненормированный, а бóльшим их количеством.

Кстати, в тот день, когда депутаты голосовали за новые статьи ТК, президент Путин подписал перечень поручений по итогам своей октябрьской встречи с представителями РСПП — крупнейшего объединения работодателей. Одним из них стало поручение правительству «обеспечить совершенствование нормативного регулирования дистанционной работы исходя из необходимости соблюдения баланса интересов работников и работодателей, минимизации расходов на организацию данного вида работы…» Можно ли считать принятый закон соблюдающим баланс интересов работников и работодателей? Судя по тому, что его одобрили все, — наверное, да. Но за чей счет будет обеспечена «минимизация расходов на организацию» удаленной работы?

Ответа на этот вопрос пока нет. Правительство должно отчитаться об исполнении этого поручения к 15 декабря.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28426 от 27 ноября 2020

Заголовок в газете: Время удаленного труда