Кудрин предрек катастрофический рост числа бедных в России

Быстрого восстановления доходов, по его мнению, не будет

Эпидемия коронавируса только в этом году увеличит число бедных в России, и быстрого отскока от дна в экономике не получится, заявил глава Счетной палаты Алексей Кудрин на Общероссийском гражданском форуме. И его, и других участников обсуждения беспокоит усиление контроля государства за деятельностью общества и Интернетом.

Быстрого восстановления доходов, по его мнению, не будет

Как эпидемия коронавируса сказывается на жизни россиян, и как она изменит их жизнь в будущем - так можно определить общую тему вводной дискуссии форума. Обычно эти ежегодные мероприятия собирали со всех регионов страны в Москве экспертов и гражданских активистов, занимающихся самыми разными вопросами. В 2020-м году это стало невозможным: форум прошел в дистанционном формате.

Открыл его глава Счетной палаты Алексей Кудрин (возглавлявшийся им после ухода из правительства Комитет гражданских инициатив и занимается организацией форумов). Экономика в 2020 году упадет примерно на 4,5%, то есть сильнее, чем прогнозирует правительство, а уровень жизни населения снизится по итогам года «значительно», что приведет к росту числа бедных на 1 млн.человек, сказал он. И до ковида за последние пять лет уровень жизни россиян упал на 10%, а в этом году ситуация, понятное дело, ухудшилась. «К сожалению, в ближайшие годы мы не отскочим так быстро», заявил г-н Кудрин, из чего следовал вывод: «нужно фокус обращать на тех людей, которым нужна поддержка».

На все отрасли экономики повлияют развившиеся сейчас вынужденно онлайн форматы работы, заметил он. В Счетной палате все эти месяцы до 70% сотрудников, которые занимаются аналитической работой и могут трудиться из дома - на удаленке. Но палата проводит проверки разных организаций и ведомств, «части сотрудников приходится туда ходить, и заражаются они иногда, конечно».

Но"действительно беспокоят» г-на Кудрина обострившиеся во время эпидемии большие проблемы с балансом между усилением контроля в целях безопасности и правом на частную жизнь. Ограничения должны вводиться «не людьми, отвечающими за безопасность, и не людьми, отвечающими за медицину», а через диалог между властью и обществом, считает он. Диалог же этот, констатировал экс-министр финансов и вице-премьер, «страдает»: многие решения принимаются без дискуссии. В качестве примера он привел последние инициативы депутатов и сенаторов по ограничению и контролю просветительской деятельности, и внесение изменений в законодательство об иностранных агентах «вплоть до уголовного наказания».

«Мы давно уже все под контролем, камеры повсюду, мобильные телефоны при нас, и никакой личной жизни не существует. Вопрос в мере»,- заметил Алексей Комиссаров, гендиректор созданной решением президента Путина автономной некоммерческой организации "Россия - страна возможностей», которая проводит конкурс управленцев «Лидеры России». Из его слов следовало, что проблема не в том, что нас контролируют, а в том, как мы это воспринимаем, и представителям власти очень непросто: с одной стороны - надо в условиях эпидемии принимать правильные меры, а с другой - не сеять панику. «Может быть, я скажу сейчас провокационные вещи, но для лидера сейчас очень важно, как он выглядит. С одной стороны, он должен показывать пример, если говорит, что маску надо носить, а с другой - он не должен выходить упакованным с ног до головы в защитную одежду, потому что это сеет страх»,- сказал г-н Комиссаров.

Фамилии лидеров, которые ведут себя неправильно, он не назвал. Но на днях появившийся на публике «живьем» впервые за долгое время президент Путин был без маски - как и те, с кем он встречался.

Модератор дискуссии, телеведущая и общественный деятельно Татьяна Лазарева тут же предложила поговорить о том, как сейчас с ограничительными мерами и поведением властей и людей в субъектах РФ - в сравнении с Москвой.

Известный регионалист Наталья Зубаревич сообщила, что «в Москве меньше пофигизма, а в регионах его больше». Москва - очень большой город, люди здесь больше передвигаются, и «социум наконец стал сейчас реагировать на угрозу». Одним из подтверждением этого, по её мнению, стал рост числа людей в масках в общественных местах: в том вагоне метро, в котором г-жа Зубаревич ехала утром, «без маски был только один дяденька". А в регионах в основном наблюдается «смесь прежних жизненных практик, когда кучкуются с родственниками и друзьями, и пофигизма». Надеются «на русский «авось», а доходит до тех только, у кого родственники заболели и столкнулись с невероятными проблемами здравоохранения. Регионы первую волну проехали и расслабились, а расслабляться как раз нельзя было именно тем, у кого мало денег, заметила эксперт. «Москва же как раз показала пример, что не надо расслабляться, качество планирования здесь ни в какое сравнение не идет с другими регионами, где губернаторы часто просто соревнуются в отчетности, и надеются, что когда-то это само закончится». Есть в действиях региональных властей действия рациональные, а есть и нерациональные.

Литературовед и издатель Ирина Прохорова обратила внимание на то, что «ковид дал прекрасную вечную тему - уже несколько месяцев все только и обсуждают, вернется ли прежняя жизнь, или она будет совсем другая». По её словам, книжными магазинами замечен рост интереса россиян к нонфикшн, к серьезному чтению, и это радостный сигнал для издателей, но тревожный для общества. Г-жа Прохорова считает, что интеллектуалы не очень, видимо, справляются со своей задачей формирования смыслов, и «народ ищет мудрость в книгах».

«Мы все время разделяем народ и неких людей, которые дают ему современные идеи»,- сказала г-жа Лазарева. На что г-жа Прохорова ответила, что она не говорит о какой-то особой касте рождающих смыслы, а о том, что «оптика сейчас немного сбита» и у тех, что анализирует происходящее. Иерархия новостей даже в негосударственных СМИ и в Интернете не отличается от официальной, многие процессы вообще не попадают в поле зрения, «у людей огромный запрос на новую систему ценностей, а предложения пока нет».

Тут Алексей Кудрин обратил внимание на соцопросы, которые показывают, что в пандемию более 70% россиян помогали так или иначе своим родственникам и знакомым, а 25% примерно помогали и незнакомым. И пожертвований разным фондам делать стали больше - «правда, в первую волну, сейчас у людей заканчиваются средства». С другой стороны, государство помогло хоть как-то примерно 30-40% нуждающихся в помощи, в основном семьям с детьми до 16 лет, и малому и среднему бизнесу снизили налоги. «Но останавливаться» с оказанием помощи не надо, заявил г-н Кудрин, потому что вторая волна намного мощнее первой. «Общество встрепенулось», следовало из его слов.

«Что значит встрепенулось? И чем вообще гражданское общество отличается от просто общества?»- уточнила г-жа Лазарева.

«Гражданское общество - это не молчащее общество, те люди, которые с активной позицией, которые болеют за то, куда идут их налоги, что происходит в их доме и дворе, в стране». «Понятно, что в Москве и отчасти в Питере гражданское общество более продвинуто», вступила в разговор г-жа Зубаревич: в регионах прессинг государства сильнее, и «если ты, парень, что-то не то сказал, найти альтернативную работу будет трудно». Хотя и в Новосибирске и в Екатеринбурге гражданское общество формируется, считает она, а новосибирские шуточные первомайские «монстрации», по её мнению, «сделали больше для развития гражданского общества, чем некоторые серьезные форматы, потому что звериная серьёзность убивает».

«Одна из наших бед - короткий горизонт планирования»,- посетовал г-н Комиссаров. И до ковида с этим были проблемы, а сейчас вообще когда говорят о том, что будет, «думают кто о том, как до зарплаты дожить, а кто-то электоральными циклами мыслит».

Для того, чтобы гражданское общество существовало, мало наличия людей доброй воли, желающих помочь другим, нужна разветвленная сеть разных институций, которые были бы буферами между обществом и властью, рычаги воздействия на отмену или принятие каких-то решений и законов. А с этим беда, сетовала г-жа Прохорова.

Наталья Зубаревич в оценке степени зрелости гражданского общества была «весьма сдержанна». Да, помогать друг другу россияне умеют, ещё с войны научились, но вот что касается гражданских дискуссий… В качестве примера она привела модный YouTube, где «необыкновенный масштаб помоек, шаманство и бешеное количество трепа», но не хватает «простой, внепартийной, квалифицированной экспертизы». А личное общение с коллегами во время эпидемии стало почти невозможно.

Ответом интернет-шуму в том же YouTube будет стихийное появление лидеров общественного мнения, сказал г-н Кудрин, и в качестве примера привел каналы Юрия Дудя и Ирины Шихман. И рассказал о том, как сам получает информацию: «Я себе друзей в Facebook отбираю тех, про кого понимаю, какую точку зрения они отражают, тех, которые события отбирают и их анализируют, и чьему анализу я доверяю».

«И оказываетесь в информационном пузыре»,- тут же подхватила г-жа Лазарева.

«Мои источники информации диверсифицированы»,- ответил глава СП. И опять подчеркнул, что новые лидеры общественного мнения будут возникать, если будет минимальное количество ограничений на свободу слова, «это очень опасная вещь, потому что приводит к единомыслию»…

Тем временем в том самом YouTube, который поминали участники дискуссии и где шла трансляция мероприятия, валом шли комментарии.

«Нет никакой пандемии, это США и Китай все выдумали, чтобы поделить мир…»

«Что это за стиль одежды и прическа - то ли баба, то ли мужик…»

«Почитайте врачей и ученых - они говорят, что маски вредны!»

«Всех повесить, Кудрина в первую очередь!»

«Нет никакой цензуры в нашем интернете - сравните с другими странами.»…