“Мы, как звери, пили воду из сортира…”

Освобожденные в Египте российские студенты раскрыли “МК” подробности их ареста

02.06.2009 в 19:50, просмотров: 4513
В понедельник МИД России сообщил о депортации 15 учащихся, задержанных в Каире. Однако счастливый билет на Родину им предложили купить за свой счет. Как рассказал “МК” один из освобожденных, нет денег — жди очереди в камере, кишащей насекомыми.

— Когда ребята услышали о депортации, даже обрадовались. Ведь терпеть нечеловеческие условия в камере больше не было сил. Только потом поняли, что они попали в замкнутый круг: билеты на самолет им предлагают купить за собственный счет, а связаться с родственниками или хотя бы с консульством не дают. Сейчас мы все собираем им деньги на обратную дорогу, — от негодования срываясь на крик, описывает ситуацию аспирант университета “Аль-Азхар” Аслад Хареханов. — Если не сможем наскрести нужную сумму, они на месяцы останутся за решеткой в ожидании своей очереди на выдворение из страны.  

Асладу повезло: он оказался в числе тех счастливчиков, которых освободили на следующий же день после ночной зачистки. Все эти несколько дней юноша провел в российском консульстве в Каире, пытаясь вызволить из тюрьмы своих товарищей. По словам Аслада, за решеткой остаются еще 25 человек, двое из них — женщины.
 — Причем у одной в Каире маленькие дети, которых она в последний момент смогла оставить у подруги. Решение об их дальнейшей судьбе пока не принято. Всем говорят: “Ждите…”  

События ночи с 26 на 27 мая, когда, по уверениям египетских властей, в университетском квартале проводилась операция по проверке паспортно-визового режима, Хареханов помнит досконально:  

— Ночью в моей квартире выломали дверь, в помещение влетели несколько человек в форме, без объяснений отобрали мобильный телефон и компьютер, заломили руки и вывели на улицу. Там было десять грузовиков и, как мне показалось, целая армия стражей порядка.  

Всех задержанных студентов — а в основном, по уверениям Аслада, это были учащиеся первого, второго и третьего курсов — погрузили в машины и повезли в тюрьму. Мужчин определили в одну камеру, женщин, у одной из которых был грудной ребенок, — в другую.  

— Условия там были просто нечеловеческие: в камере вместо положенных 3—5 человек нас было 25. Люди могли только сидеть или стоять, спали на карачках. Но мне тогда уснуть так и не удалось: по телу ползали тараканы и клопы.  

На просьбу дать воды представители египетских властей отвечали отказом.  

— Всего один раз нам принесли воды, причем словно из болота. Нам приходилось, как зверям, пить воду из унитаза. Покормили тоже всего однажды: дали самую дешевую египетскую лепешку. А потом, будто издеваясь, принесли сильно соленый сыр, от которого жажда мучила еще сильнее. От таких условий люди падали в обмороки…  

На этом злоключения студентов не закончились. Аспирант уверяет, что некоторых сидельцев даже избивали.  

— Мне рассказывали, что некоторых из моих коллег били по лицу, у них даже синяки остались, — возмущается собеседник.  

Причем, по уверениям Хареханова, обвинения в нарушении паспортно-визового режима, которые студентам предъявляет египетская сторона, не соответствуют действительности.  

— Почти у всех студентов документы в порядке. Прописки не было всего у 3—4 человек, — доказывает Аслад.  

Аспирант Хареханов в Каире уже 11 лет. За это время подобных акций он не припомнит. В Египте россиянам жилось чуть ли не спокойнее, чем на родине.  

— Да я даже паспорт с собой не брал, когда выезжал в другие города Египта, — вспоминает Аслад. — Меня ни разу не остановили и документы не проверили.  

По мнению собеседника, недоразумение должно закончиться мирно: одних отпустят, другие дождутся депортации. Причем через некоторое время у них будет право вернуться и продолжить учебу. Но об этом ребята даже не заикаются.  

— Из тех, с кем я общался, возвращаться в университет не планирует никто. Жертвовать спокойствием и здоровьем ради обучения, даже самого лучшего на Востоке, они не намерены, — передает слова друзей Аслад.