Откуда в «деле Качиньского» взялся тротил?

На месте крушения самолета под Смоленском обнаружены следы взрывчатки

30.10.2012 в 16:26, просмотров: 13924

По данным польских СМИ, в деле о крушении самолёта президента Леха Качиньского под Смоленском весной 2010 года намечается новый поворот. Группе экспертов-пиротехников, состоящей из и польских, и российских специалистов, удалось обнаружить следы взрывчатых веществ в салоне самолета и на крыльях.

Откуда в «деле Качиньского» взялся тротил?
фото: РИА Новости

Исследования, приведшие к обнаружению на месте трагедии взрывчатки, длились целый месяц, как сообщает польская газета «Rzeczpospolita». Эксперты вернулись две недели назад с настораживающим сообщением — взрывчатка есть.

До этого момента, по словам польских экспертов, анализ не отвечал процедурным требованиям. Окончательное заключение о причинах гибели президента и всех, кто находился на борту, отказывались подписывать без тщательнейшего расследования крушения. Эксперты настояли на повторной поездке в Смоленск: в прошлый раз в руках следствия было слишком мало образцов (частей разбившегося самолета), чтобы делать выводы о наличии или отсутствии взрывчатки.

Теперь в Смоленск вместе с прокуратурой отправляются эксперты-взрывотехники из Центральной лаборатории криминалистики и Центрального бюро расследований, оснащенные современным оборудованием. Первым образцом для исследования стали внутренняя сторона самолёта, крыло и обшивка — результат был отрицательный. Однако в салоне следы тротила и нитроглицерина обнаружились более чем на тридцати посадочных местах, а также на стыке крыла с фюзеляжем — и показания прибора зашкаливали. Аналогичные результаты получены и после тестирования новых обломков, найденных на месте катастрофы.

Экспертам не представляется возможным определить, как на борту могли оказаться тротил и нитроглицерин. Одна из рассматриваемых на сегодняшний день версий: эти взрывчатые вещества — боеприпасы времен Второй Мировой войны, попавшие на обломки самолета после соприкосновения фюзеляжа с землей (под Смоленском проходили серьезные сражения).

Сообщение об обнаружении взрывчатки было немедленно передано в Варшаву Генеральному прокурору Анджея Серемета и главному военному прокурору, полковнику Ежи Артимьяку. Генпрокурор сразу же передал информацию премьер-министру Дональду Туску. С момента возвращения экспертов из Смоленска ведутся активные обсуждения, что же делать с новыми сведениями.

Настроение поляков прокомментировала для «МК» Арлета БОЙКЕ, московский корреспондент Польского телевидения TVP: «Если информация о наличии в самолете взрывчатки получит подтверждение, это в корне изменит дело, и, конечно, может осложнить отношения между Польшей и Россией. Уже прозвучало заявление Ярослава Качиньского (брата погибшего президента — „МК“), что это говорит о преднамеренном убийстве. Близкие погибших настроены очень серьезно... Однако такое заключение экспертизы очень внезапно. Ведь самолёт пролежал там, под снегом и дождем, больше двух лет. Неужели какие-то следы еще могли остаться?».

Напомним, ранее как российские, так и польские следователи опровергали версию о возможном теракте как причине крушения самолета. Пресс-секретарь генерального прокурора Матеуш Мартынюк заявила в интервью, что в ближайшие дни прокуратура займет какую-либо определенную позицию по этому вопросу.

Тем временем, глава Военной прокуратуры в Варшаве полковник Иренеуш Шелонг опровергает сообщение в "Rzeczpospolita". По его словам, эксперты прокуратуры провели собственное расследование, и никаких следов взрывчатки на обломках самолета не было. Якобы те приборы, которыми пользовались эксперты до этого, не способны отличать химические соединения друг от друга и поэтому вполне могли принять за тротил нечто безобидное, например, органические соединения в почве. Однако пока нет единого мнения по поводу того, считать ли информацию об обнаружении взрывчатки ошибкой экспертов или типичной газетной уткой.

Между тем на днях таинственности в деле о крушении лайнера польского президента добавила кончина одного из главных свидетелей — бортинженера Ремигиуша Муся, который находился в кабине Як-40, приземлившегося в аэропорту «Смоленск-Северный» незадолго до катастрофы. Его нашли повешенным, пока считается, что он покончил жизнь самоубийством. Однако сторонники теории заговора уверены, что свидетель был устранен.