У кровавой бойни в колонии Таджикистана появилась антиправительственная версия

Жертвами бунта стали десятки человек

Вечером 19 мая в Таджикистане произошел бунт в колонии для политических заключенных. Сторонники запрещенного в РФ ИГИЛа, пытаясь вырваться на свободу, убили трех надзирателей, а затем захватили медсанчасть. В ответ силовики применили оружие. Жертвами бойни стали 24 человека, 35 получили ранения.

Жертвами бунта стали десятки человек

По официальной версии, восстали местные исламисты, которые помимо охранников начали резать друг друга. По неофициальной, междоусобицы не было, а большое количество жертв обусловлено решением властей не церемониться с восставшими.

В Минюсте республики утверждают, что на надзирателей напали заключенные боевики запрещенного в России «Исламского государства». И те, и другие сходятся в том, что бунт начали около 30 человек, вооруженные ножами и другими острыми предметами. Они сначала взяли в заложники трех охранников, требуя освобождения, а затем убили их.

По словам родственников заключенных, которые в это время пришли на свидание, перестрелка длилась около 30 минут, после чего их попросили покинуть колонию в целях безопасности. В Душанбе решили усилить меры безопасности: выставили дополнительные посты на дорогах, которые укомплектовали бойцами ОМОН. Все подъезды к колонии строго режима №3/2, расположенной в 15 километрах от столицы Таджикистана, были перекрыты.

В «Кирпичной» содержатся около 1500 заключенных, большая часть из которых считается политическими. Например, там держат бывшего министра промышленности Таджикистана Зайда Саидова. Его арестовали после того, как он создал оппозиционную партию «Новый Таджикистан», и приговорили к 29 годам заключения. Впрочем, бывший чиновник получил только ножевое ранение в руку. Восставшие якобы хотели его убить, но другие заключенные смогли его отбить.

В Минюсте Таджикистана считают, что ответственность за большое количество жертв среди заключенных лежит на них самих, а не на силовиках, которые прибыли подавлять беспорядки. Якобы во время переговоров бунтовщики рассорились друг с другом. В этой междоусобице погибли по крайней мере 8 человек. Причем пятерым из них отрубили головы. Среди казненных оказались богословы Саид Киёмиддин Гози, Саттор Каримов (один из лидеров запрещенной в Таджикистане «Партии исламского возрождения») и Саидмахдихон Сатторов (Шайх Темур), передают местные СМИ со ссылкой на свои источники. Считается, что религиозных деятелей убили в целях устрашения остальных заключенных.

Лидерами восстания, по версии СМИ, стали близкие родственники Гулмурода Халимова, министра войны «Исламского государства» - его сын и племянник Бехрузи Гулмурод и Фахриддин Гулов. Обоих убили. В тюрьму они отправились в 2017 году. Сын одного из лидеров «Исламского государства» пытался выехать в Сирию, а племянник осуществлял связь министра войны с его родственниками в Таджикистане.

Как бы там ни было, за последние 7 месяцев это уже второе восстание заключенных в Таджикистане. В ноябре 2018 года произошел бунт в хунджандской колонии №3/3. По официальным данным, там погибли 23 человека, а по не официальным — не меньше 50 человек. Еще около 180 человек были ранены. Тот случай правозащитники окрестили массовым убийством. В результате тогда уволили главу Минюста и 7 прокуроров, а под суд отдали 42 человек, включая 9 сотрудников исправительной колонии.

Эксперты рассказали «МК», что происходит в таджикистанских колониях:

Ахмет Ярлыкапов, старший научный сотрудник Центр проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО:

- До сих пор нет ясности, кто именно поднял восстание, а это очень важно. С трудом можно себе представить, что взбунтовались члены запрещенной в РФ «Хизб-ут-Тахрир». В традициях этой организации вести пропаганду и вербовать новых сторонников, а не организовывать мятежи. При этом она совершенно ничего общего не имеет с «Исламским государством». Вполне может быть, что бунт был не религиозным.

В то же время, там могли восстать боевики «Исламского государства», но для этого в тюрьме должны были содержать несколько десятков членов этой организации. Если власти Таджикистана действительно сконцентрировали игиловцев в одном месте, то они практически обрекли колонию на восстание. Насколько мне известно, ни одно государство в мире не поступает таким образом.

Аркадий Дубнов, политолог:

- Бунт не должен быть неожиданностью для властей Таджикистана. Фактически, он стал ответом на чрезвычайный зажим всего того, что Душанбе считает исламским террором. В частности, в этой колонии были собраны все, кого власти без всяких на то оснований записали в религиозные экстремисты. Я не очень верю в историю официального Душанбе о том, как происходило восстание и его подавление. В ближайшее время должны появиться подробности. Тем не менее, сам факт восстания — это признак кризиса во взаимоотношениях общества и власти. Люди негативно воспринимают преследование ислама. Причем объективных причин для борьбы с религией в Таджикистане нет. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон — старейший глава государств на постсоветском пространстве. Он правит с 1992 года. Его главной задачей является устранение любых конкурентов. Так как в последние годы мир встал перед необходимостью борьбы с «Исламским государством», он использовал это в борьбе со своими противниками. При этом он рассчитывает на международную поддержку, в том числе со стороны Запада и России.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27976 от 21 мая 2019

Заголовок в газете: Кирпичный бунт зеков