Сосед историка-расчленителя Соколова рассказал о голове аспирантки, обмотанной скотчем

Анастасия не могла уехать от кавалера даже на пару недель

15 июля суд Петербурга заслушал очередных свидетелей по делу историка-расчленителя Олега Соколова, убившего аспирантку Анастасию Ещенко. Показания в этот раз давал коллега Соколова, профессора кафедры истории нового и новейшего времени Института истории СПБГУ Анатолий Смолин.

Анастасия не могла уехать от кавалера даже на пару недель

Смолин был научным руководителем Анастасии Ещенко в аспирантуре. Его показания Соколов слушал стоя. По словам профессора, отношения с доцентом-историком у него были «обычные рабочие». Как преподаватель Соколов вызывал интерес у студентов, его лекции хорошо посещались. На просьбу суда рассказать о характере Соколова, Смолин заметил: «Характер – импульсный, можно так сказать, но как и у каждого нормального человека. Человек он неравнодушный – это самое главное». По его словам, «к нему можно было всегда обратиться по вопросам, которые он знал гораздо глубже. Я слышал его выступления на конференциях, с оппонентами он всегда общался уважительно. Знаю, что был конфликт со студентом, но там балбес полный. Есть студенты, которые выпрашивают, вымаливают оценки. Но таким не место в университете». 

Смолин проиллюстрировал увлеченность Соколова историей про доспехи, которые он приносил для демонстрации на публичных лекциях.

- С какого времени и в связи с чем вы знакомы с Ещенко? – задал вопрос судья. 

- С 2016 года, когда она поступила к нам в магистратуру - она производила очень хорошее впечатление: девочка трудолюбивая, делала все задания, которые я ей давал. Она была магистранткой Олега Валерьевича. В 2018 году поступила в аспирантуру, и меня назначили её научным руководителем. Олег Валерьевич тогда не мог по формальным причинам стать руководителем, и по его просьбе и просьбе заведующего кафедрой научным руководителем стал я.

- А почему вы?

- Наверное, потому, что я достаточно профессиональный историк.

Об отношениях Ещенко и Соколова Смолин ничего не знал.

- Когда она поступила в аспирантуру, мы составили план работы: сколько она должна написать статей, какие это будут работы, и она его выполнила. Она выступала так же на конференциях. Претензий к ней у меня вообще никаких не было: мне не надо было ей напоминать о том, что надо написать статью – она сама это делала и говорила: «Анатолий Васильевич, я принесла, посмотрите».

- Какая она была по характеру?

- Она была крайне заточенным на науку человеком. По характеру она была очень воспитанная, но вместе с тем – со своим мнением, которое всегда отстаивала. Так что, да, характер был. Мы дискутировали. Был момент, когда я говорил, что ей надо съездить в командировку в Москву недели на две-три для сбора научного материала, но она сказала, что у неё есть друг, которого она не может оставить так надолго.

Затем свидетель рассказал, как в последний раз видел убийцу и жертву. Это было 6 ноября 2019 года, после последней пары. С Соколовым Смолин попрощался на кафедре, а в коридоре столкнулся с Анастасией Ещенко. Они договорились встретиться восьмого ноября после первой пары по поводу ее статьи об Испании во время наполеоновских войн.  «Я пришёл на кафедру, подождал до двенадцати часов – хотя обычно она никогда не опаздывала, это было на неё непохоже. Я оставил рецензию на кафедре и пошёл по своим делам, кажется, в библиотеку. Олега Валерьевича в тот день не видел. О том, что произошло, я узнал из новостей. До этого я не знал даже, что они вместе жили – меня личная жизнь коллег не интересовала никогда и не интересует сейчас» - рассказал он. 

Затем в суде огласили показания профессора, которые он давал в ноябре 2019 года «по горячим следам». Там были такие цитаты: «Он отождествлял себя с фигурой Бонапарта, был полностью захвачен наполеоновской эпохой. В спорах пренебрежительно относился к чужому мнению, считал свое мнение единственно верным».

Адвокат Соколова задал вопросы, вызвавшие смех коллеги подсудимого:

- Он отождествлял себя с фигурой Бонапарта - это что значит, он ходил в треуголке?

- Нет в треуголке он не ходил! Может были порывистые движения какие-то.

- Он прямо не говорил я – Бонапарт?

- Нет, такого он не говорил. – Рассмеялся профессор. Затем уточнил, что отождествление с историческим персонажем – нормальное состояние для профессионального историка, это погружение в эпоху. «Об этом писал ещё Ключевский».

- Анатолий Васильевич, пресса  пытается изобразить именно этот сюжет! – подал голос Соколов из «аквариума», сообщив, что СМИ якобы изображают его сумасшедшим.

Помянули в суде и конфликт с ученым Понасенковым, которого оба историка признали дилетантом. Потом адвокат потерпевших вспомнила историю с предыдущей жертвой Соколова – также студенткой, которая в 2008 году написала на историка заявление в полицию после того, как он её избил. Полный текст был опубликован в 2018 году. На упоминание Понасенкова и заявление на него Соколов отреагировал эмоционально: «Зверское избиение - это чудовищная клевета преступной группы Понасенкова, которая организовала травлю! Они угрожали мне, неоднократно расписывали мою парадную, эти люди в течение двух лет добивались того, что в итоге произошло! Они взламывали почту Анастасии, они угрожали нам и ломали нашу жизнь». Защитник Лукьянов предложил считать заявление, написанное на Соколова в 2008 году, клеветой. В суде парировали, что жертва дала официальные показания, если они были ложными – ей грозит уголовная ответственность.

Анастасия Ещенко

Следом выступала Виктория Кузнецова - следователь Адмиралтейского района. Именно она дежурила в ночь, когда Соколова вытащили из Мойки с рюкзаком, в котором обнаружили руки Анастасии Ещенко. Именно Кузнецова первой выезжала на осмотр места происшествия и проводила обыск.

- Расскажите, где в квартире вы нашли патроны?

- В дальней комнате, расположенной по левой стене у кухни - там же, где была голова трупа. Там в шкафу были обнаружены патроны – они были в глубине шкафа, на видном месте не лежали.  

Следователь сообщила, что одна коробка с патронами была вскрыта, там не хватало несколько штук. 

В суде засчитали показания соседа Соколова Михаила Куликова, который не смог явиться в суд. Куликов живёт в коммуналке под квартирой Соколова. Следователям он рассказал, что с Соколовым общался, в основном, по поводу протечек в их квартирах – иногда вода с

крыши через квартиру Соколова попадала к Куликову. Однажды залило так, что Соколов сделал за свой счёт соседу ремонт. Несколько раз Куликов видел Соколова, выходящего из дома в исторической одежде, последний раз такое было первого января 2019 – тогда историк выходил в компании. Куликов знал, что Соколов – историк, слышал о скандале после публикации в СМИ заявления в полицию его жертвы в 2018 году. После этого в парадной между вторым и третьим этажами появилось оскорбление в адрес Соколова. В ночь убийства шума он не слышал – но отметил, что из-за высоких потолков шуметь надо очень сильно, чтобы услышали в соседней квартире. Именно Куликов был понятным при обыске, когда в квартире Соколова нашли голову, обмотанную скотчем, и другие части тела Анастасии Ещенко.

Адвокат Соколова Сергей Лукьянов вновь попросил отложить заседание на август, чтобы он успел ознакомиться с вещественными доказательствами, но судья сочла, что времени до полудня 27 июля будет достаточно.