Громкое нападение на врача в Петербурге: родители атаковали из-за вакцины

«Лицо у нее было красное, она лежала неподвижно»

В медицинском сообществе продолжают обсуждать нападение на врача-иммунолога в детской поликлинике №73 в Санкт-Петербурге. Молодые родители поскандалили с медиком с 40-летним стажем из-за того, что она отказалась назначать их ребенку импортную вакцину. И глава семейства, 33-летний Ярослав Крамской, распылил врачу в лицо струю из перцового баллончика. Врач с травмой головы и ожогом роговицы попала в больницу, а агрессивный посетитель — в СИЗО. Суд арестовал его на два месяца. 

Почему тихий, спокойный глава семейства мог сорваться, рассказал «МК» один из его коллег. А врач-педиатр, вакцинолог Евгений Тимаков, поведал, как можно было мирным путем разрешить конфликт. 

«Лицо у нее было красное, она лежала неподвижно»
Фото: pexel.com

Как рассказали коллеги медика, родители, Ярослав и Екатерина Крамские, пришли 18 января в детскую поликлинику за разрешением на прививку импортной вакциной Пентаксим. Это разрешение выдает очная иммунологическая комиссия, которую и возглавляла врач Ольга Петровна Андреева. Ребенка с Крамскими в тот день не было. Пока глава семьи сдавал вещи в гардероб, его жена поднялась в кабинет №207.

Между ней и врачом, который занимается вакцинопрофилактикой, разгорелся конфликт. Врач-иммунолог отказалась давать разрешение на импортную вакцину Пентаксим, объяснив матери, что такая прививка ставится только по показаниям, а их у ребенка нет.

По рассказам коллег Андреевой, врач, взяв карточку ребенка, хотела выйти из кабинета, чтобы отнести ее заведующей поликлиникой. А родительница попыталась выхватить у нее из рук медицинский документ. Между женщинами завязалась потасовка. Пожилой врач стала звать на помощь.

Услышав крики, в кабинет заскочил Ярослав Крамской и распылил в лицо врача струю из перцового баллончика. Ольге Петровне вызвали «скорую».

— Мы были с дочкой в этот день в поликлинике, когда сдавали вещи в гардероб, увидели, как женщину на каталке везут через холл. Лицо у нее было красное, она лежала неподвижно. Это было примерно в 15.20, — рассказывает жительница Санкт-Петербурга Елена.

У врача-иммунолога, по рассказам коллег, закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей затылочной области, дисторсия шейного отдела позвоночника и ожог роговицы глаз. Она попала в больницу.

Следственный отдел УМВД России по Невскому району Санкт-Петербурга возбудил в отношении Ярослава Крамского уголовное дело по статье 213 УК РФ («Хулиганство»). Суд арестовал мужчину на два месяца.

Ранее он не имел проблем с законом. И сейчас вину не признает, говорит, что действовал в пределах необходимой обороны (заметьте, врачу-иммунологу было 58 лет, а мужчине 33). На видеозаписи, которую распространил один из телеканалов, Ярослав Крамской объясняет, что «врач вела себя крайне некорректно, включила альфа-самца, будто мы к ней пришли на поклон в избу».

Жена Крамского хранит молчание. На запросы в соцсетях не отвечает. Лишь одному местному изданию она кратко написала: «Такого врача, с такой боевой подготовкой, театральными талантами и варварским отношением видим впервые».

А в чем, собственно, был предмет спора? За разъяснениями мы обратились к врачу-педиатру, вакцинологу Евгению Тимакову.

— Есть наша, отечественная вакцина АКДС, которая дает ребенку защиту от трех болезней: коклюша, столбняка, дифтерии. У нее есть зарубежный аналог — вакцина Пентаксим, которая формирует в организме иммунитет к еще большему количеству болезней. Вакцина АКДС вырабатывает иммунитет лучше, чем Пентаксим, но на нее у ребенка бывает температурная реакция. И если у ребенка незрелая нервная система или есть какие-то аллергические реакции, то предпочтение отдается вакцине Пентаксим. Если у АКДС компонент коклюша — цельноклеточный, то у Пентаксима — ацеллюлярный. При этом иммунитет на коклюш у зарубежного аналога вырабатывается в меньшей степени, чем при АКДС. Соответственно, для того чтобы защититься от коклюша, АКДС — предпочтительнее.

Но так как у нас сейчас вакцинация добровольная, то пациент имеет право выяснить информацию о любой вакцине, которая есть в наличии. Вакцина Пентаксим делается не всем подряд, а по определенным показаниям. Если показаний нет, то врач может рекомендовать вакцину АКДС. Он не имеет права назначать другую прививку. У него есть соответствующие протоколы — приказ делать Пентаксим определенной категории детей.

— Как можно разрешить конфликтную ситуацию, если родители настаивают, чтобы их ребенка привили именно вакциной Пентаксим?

— Этот вопрос можно спокойно решить и урегулировать на уровне заведующего отделением или главного врача поликлиники. Родители могут обосновать, в связи с чем они хотят делать ребенку именно вакцину Пентаксим. Или у их родственников были какие-то аллергические реакции, или они беспокоятся, или просто недостаточно информированы. И поверьте, в большинстве случаев заведующие отделениями и главные врачи идут навстречу родителям для того, чтобы вакцинация состоялась и не были нарушены сроки прививок. Берут на себя ответственность. Они знают, сколько у них доз этой вакцины, сколько у них детей, которым требуется эта вакцина. И при наличии достаточных доз ребенку делается эта ослабленная вакцина Пентаксим, если на этом настаивают родители. В моей практике абсолютно все конфликты были решены. Всем моим пациентам пошли навстречу. 

Эту прививку в конце концов, если родители на этом настаивают, можно сделать платно, в том числе и в детской поликлинике.

— В случае с инцидентом в детской поликлинике №73 в Санкт-Петербурге спор между врачом и родителями тоже можно было решить мирным путем?

— Тут вопрос возникает к родителям, которые изначально были настроены агрессивно, не готовы были к переговорам, раз пришли в отделение с перцовым баллончиком. За нападение на врача можно получить реальный срок, и не маленький. Хочется сказать: «Забудьте, что врачи относятся к сфере обслуживания». Этот европейский менталитет уже надоел. Врач не оказывает услуги, он лечит.

Случаи нападения на врачей у нас, как известно, не редкость. Врач «скорой помощи», активист профсоюза медицинских работников «Действие» в Санкт-Петербурге Григорий Бобинов, рассказал нам, как однажды сам получил струю в лицо из перцового баллончика.

— Меня тогда вызвали к психически больному человеку. Но, как потом выяснилось, там все в семье страдали психическими расстройствами. Я сходу не разобрался, у кого из них сейчас обострение, и получил дозу из перцового баллончика. Обливаясь слезами и борясь с удушьем, все-таки оказал помощь больной, связал напавшую на меня женщину. Глаза и горло горели. Но, как ни прискорбно это звучит, у нас уже были навыки выживания в подобных условиях. Знал, что главное не умываться сразу. Там содержится экстракт жгучего перца. Или нужно сразу иметь под рукой большое количество воды. На мне все это высохло, потом уже все смывал с себя под большим напором проточной воды.

Григорий Бобинов говорит, что врачи «скорой» часто сталкиваются с агрессией. Самые напряженные дни — праздники, когда людям, изрядно «принявшим на грудь», становится плохо. 

— Мы первыми принимаем удар на себя. Нам пытаются порвать одежду, ударить. И это не всегда делают пьяные или психически больные люди. Я считаю, что нужно по максимуму ужесточать наказание за избиение врачей.

33-летний Ярослав Крамской не был пьяным, более того, его знакомые говорят, что мужчина вел здоровый образ жизни. Не употреблял спиртные напитки, не курил, придерживался правильного питания.

— Он вообще человек достаточно интересный, — рассказывает о Крамском коллега Борис Григорьев. — Приехав из Архангельской области в Санкт-Петербург, решил заняться брендингом (деятельность по разработке марки продукта, продвижению на рынок и обеспечению ее престижности), рекламой. У него не хватало компетенции, может, из-за этого он вел себя достаточно формально. Формально строил разговор, формально писал. Загонял себя в какие-то рамки. На том этапе он не раскрывался. Дальше мы с ним сотрудничали уже как с подрядчиком. Он вел пацифистский образ жизни, ни о ком в грубой форме не говорил. Обязательства свои выполнял, был деликатен, вежлив, порядочен. Но все равно оставалось впечатление, что он играет некую роль. Как известно, люди, которые себя постоянно сдерживают, могут в сложной, нестандартной ситуации дать волю эмоциям.

— Ярослав себя позиционирует как предприниматель-коуч. 

— Если он ходил на курсы психологической коррекции, личностного роста, то это, конечно, беда. Мог загнать себя этими тренингами. Коррекция личности могла в экстремальной ситуации привести к такому срыву.

На ресурсе, где отмечаются фрилансеры, Крамской указал, что занимается экспертным неймингом, концептингом, траблшутингом, трендсеттингом, профайлингом… На его странице немало положительных отзывов.

Об Ольге Петровне Андреевой коллеги отзываются как о знающем, добросовестном, принципиальном специалисте. В поликлинике она проработала более 40 лет. В конфликтных ситуациях замечена не была.

— Ольга Петровна — отличный врач, ходила к ней за разрешением на прививки с двумя детьми, — рассказывает Татьяна. — У моих ребятишек тоже не было показаний для импортной вакцины, но по желанию эту прививку можно было сделать платно. Мне никогда не отказывали. Выходило дешевле, чем в коммерческих организациях. 

Коллеги говорят, что Ольга Петровна до сих пор говорит с трудом, во время драки, когда агрессивный родитель распылил перцовый баллончик, ей сильно обожгло горло и роговицу глаз. У женщины теперь постоянно слезятся глаза.

После произошедшего, по рассказам коллег, 58-летний доктор намерена уйти из поликлиники. Ее давно приглашают работать на склад иммунопрепаратов. Поликлиника может потерять опытного, знающего специалиста.

Предпринимателю-коучу Ярославу Крамскому по части 2 статьи 213 УК РФ за хулиганство, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия, грозит до семи лет лишения свободы. 

В соцсетях уже советуют поместить его в одну камеру с историком Соколовым. «Пусть обсудят минусы российского законодательства, будут разногласия — оба знают, что делать», — отмечает один из пользователей.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28465 от 26 января 2021

Заголовок в газете: Врач в зоне перцового огня