Депутаты ищут рычаги влияния

Московские муниципалы спорят с управами, у кого должно быть больше полномочий

18.02.2013 в 19:23, просмотров: 2936

В корпусе муниципальных депутатов назрел раскол. Не то чтобы у народных избранников были принципиальные разногласия. Просто в стремлении оптимизировать городское управление одни проголосовали за упразднение муниципалитетов, а другие настаивают на закрытии управ. Как к этому относятся простые москвичи? Да, в общем-то, без волнения и особого интереса. Все баталии в стане защитников и противников местного самоуправления горожане наблюдают с философской отстраненностью. «МК» попытался разобраться в сути муниципальных противоречий.

Депутаты ищут рычаги влияния
Рисунок Алексея Меринова

Рейтинг публикаций о местном самоуправлении в Москве, как правило, показывает невысокий интерес горожан к этой теме. И дело здесь, конечно, не в пассивности и равнодушии москвичей. Просто местное самоуправление столицы остается настолько запутанным и темным, что об него подчас спотыкаются даже искушенные опытные политики. Чуть больше года назад москвичи с энтузиазмом опускали в урны избирательных участков бюллетени с галочками напротив муниципальных депутатов — выборы 2012 года проходили на невиданном доселе общественном подъеме. Новые имена, хорошие лица, обнадеживающие обещания, конкретные дела. Казалось, что уж на этом-то местном, «нижнем» уровне произойдут какие-нибудь заметные, ощутимые перемены. Прошло 11 с половиной месяцев. Вы лично знаете своих муниципальных депутатов?

Участие простых горожан в жизни района остается по-прежнему минимальным. Их возможность влиять на любые хозяйственные изменения внутри своей территории, такие как благоустройство парков, строительство детских садов, прокладка и ремонт дорог, практически равна нулю. Общественные слушания, как правило, ставят жителей перед фактом уже готового, спущенного сверху решения. Никакие массовые выступления в защиту своих интересов не могут переломить интересы общегородские, носителями которых, как правило, являются органы исполнительной власти — управы и префектуры. Не потому ли в Москве так низок интерес к местному самоуправлению, что оно носит чисто номинальный, фиктивный характер?

Как раз эту проблему и хотят решить депутаты муниципальных собраний столицы, просто разные группировки (объединения) трибунов видят ее решение по-своему. Одни предлагают упразднить муниципалитеты, другие — убрать управы. Одни считают, что местное самоуправление набирает силу и получает конкретные рычаги влияния, другие кричат о том, что уничтожаются последние крохи народовластия.

— В каждом районе Москвы есть два органа исполнительной власти, которые частично дублируют друг друга, — управа и муниципалитет, — объясняет сторонник упразднения муниципалитетов, депутат муниципального собрания Печатники Максим Мотин. — Подавляющее число жителей не понимает, по какому вопросу куда идти. Вернув управам и префектурам их государственные функции, мы устраним путаницу и сэкономим средства. Депутаты муниципальных собраний будут заниматься вопросами местного значения, а помогать им в этом будет аппарат необходимых специалистов.

Муниципалитеты в Москве выполняли по сути государственные полномочия (они так и назывались — «переданные») — курировали спортивные площадки и досуговые мероприятия, вопросы опеки и попечительства, комиссию по делам несовершеннолетних. Местные вопросы же почти полностью перекочевали в зону ответственности управ, равно как и все финансирование. На деле органы местного самоуправления всегда находились в зависимости от государственных городских структур. Это противоречило Конституции и здравому смыслу, и именно на это обратили внимание депутаты нового созыва.

Отказываясь от муниципалитетов и возвращая государственные полномочия управам, депутаты попросили себе взамен собственный исполнительный орган — аппарат муниципального собрания. В него должны войти юристы, бухгалтер, секретарь, кадровик — все те, кто может помочь депутатам выполнять их общественную работу. Стоит упомянуть, что сами депутаты муниципальных собраний, за исключением руководителя, трудятся на общественных началах — они не освобождаются от основной работы и не получают денежного вознаграждения.

— Та инициатива, которая исходила от ряда московских муниципальных образований, как раз и заключалась в возврате переданных государственных полномочий, которые ничего не убавляли и не прибавляли для жителей, — комментирует ситуацию бывший мэр города Троицка Виктор Сиднев. — Необходимо было создать некий работоспособный исполнительно-распорядительный орган, который действительно бы обслуживал депутатов, работающих на неосвобожденной основе и зачастую не имеющих необходимых знаний. Проверять качество работ по благоустройству, контролировать управляющие компании и оценивать правильность размещения стационарных объектов — все эти обязанности только на первый взгляд кажутся очевидными и примитивными. Только команда специалистов может сделать работу депутатов по-настоящему эффективной.

Если оглянуться немного назад, то становится понятно, что смуту в умы московских депутатов внес не кто иной, как сам мэр Сергей Собянин. Это он заговорил о необходимости сильного и работоспособного местного самоуправления. Летом прошлого года в подтверждение серьезности своих слов Собянин инициировал новый закон о депутатских полномочиях под номером 39 «О наделении местного самоуправления муниципальных округов в городе Москве отдельными полномочиями города Москвы». По новому закону депутатам разрешалось согласовывать адресные перечни объектов благоустройства, определять очередность домов, подлежащих капремонту, утверждать или не утверждать строительство объектов гаражного или религиозного назначения, а также согласовывать строительство на территории своего района объектов, площадью до 1500 квадратных метров. Кроме того, депутатам доверили контролировать деятельность главы управы и еще некоторых районных начальников — главврачей поликлиник, руководителей ГУ ИС, КСЦО, многофункциональных центров. В общем, добавили немного власти, сместили приоритеты и дали почувствовать собственную значимость. И выпустили джинна из бутылки.

В начале 2013 года Московская городская дума законодательно поддержала инициативу депутатов об упразднении муниципалитетов и возвращении государственных полномочий управам. Однако оказалось, что далеко не все московские депутаты согласны с этим решением.

— Есть два пути реформы, — говорит Виктор Сиднев, — упразднение муниципалитетов или ликвидация управ. — Давайте все-таки пойдем в сторону увеличения доли местного самоуправления: сделаем префекта выборным, дадим депутатскому собранию самостоятельный бюджет. Будет полная подотчетность населению, сохранится единство городского хозяйства, по крайней мере в границах префектуры. Что плохого? Чего боятся? А сегодня главы управ и префектур никак не отвечают перед населением. Они не избираются, а если и отчитываются, то у муниципальных депутатов прямых рычагов влияния на чиновников нет.

— Перекос нынешней реформы местного самоуправления в том, что главной задачей местного самоуправления считается контроль, — пытается объяснить суть конфликта эксперт общественного объединения «12 июня» Витта Владимирова. — Депутаты должны контролировать управу, префектуру. На мой взгляд, контроль — это завершающий этап деятельности. А от предварительной стадии решений, от стадии планирования депутаты, получается, отстранены. Максимум, что им предлагается, — это побороться с каким-нибудь особо вычурным предложением управы, и то на завершающей стадии.

Депутат района Лефортово Александра Андреева тоже является яростной сторонницей упразднения управ, а не муниципалитетов. Она рассказывает, как пыталась помешать благоустройству районного сквера, на которое местная управа выделила довольно внушительную сумму в 27 миллионов рублей.

— Сквер размером с футбольное поле, вполне себе благоустроенный. Никакой острой необходимости перепахивать и менять в нем что-либо у жителей Лефортова явно не наблюдалось. Эти деньги можно было бы с большей пользой истратить на другие насущные нужды. Я внимательно исследовала проблему и все свои доводы и предложения изложила на нескольких листах, направленных в управу. Результат, как водится, был нулевым. Никто не собирался прислушиваться к мнению жителей и откликаться на посылы народного избранника. Такое вот местное самоуправление.

Организовывать жизнь внутри района должны сами его жители, пытаются достучаться до власть имущих депутаты, дайте им такую возможность! Вопрос того, как ставить районные детские сады, как благоустраивать парки, что делать в первую, а что во вторую очередь — это вопросы жителей района и никого больше. Путешествие любой хорошей идеи через управу в префектуру, потом в мэрию и обратно — слишком долгое и дорогое удовольствие.

— Есть мысль, что местное самоуправление — идеальная модель демократического строя, — говорит бывший мэр Троицка Виктор Сиднев. — Но есть жизнь, которая доказывает, что не все красивые идеи оказываются столь же прекрасными на практике. Даже там, где у муниципалитетов достаточно полномочий, где работает 131-й федеральный закон, нет достаточных средств на их реализацию. Например, в Московской области только одному из муниципальных округов Домодедово хватает денег и на обеспечение всех своих полномочий, и еще на то, чтобы передать часть средств в региональный бюджет. В 95% случаев в России бюджеты муниципалитетов является дотационными. Поэтому вопрос не в том, какие полномочия будут у депутатов, а есть ли у них еще и экономическая база. Ни у префектуры, ни у управы самостоятельного бюджета нет.

Ясно одно: если людям дать возможность самим участвовать в управлении, то, возможно, изменится и общеполитический климат — появится доверие и к власти, и друг к другу. И начинать это нужно с местного самоуправления. В Москве происходит достаточно интересный эксперимент, когда местное самоуправление пытаются превратить в чистом виде в общественный контроль, наделенный еще дополнительными функциями. Насколько нужно все взять и перестроить и насколько от этого будет лучше москвичам, пока вопрос открытый.

Каким быть местному самоуправлению в Москве, пока еще не понятно даже его непосредственным представителям — муниципальным депутатам. Пока они дискутируют о форме своей власти, но гораздо важнее, каким будет ее содержание. Реформа стартовала, и основной принцип — не навредить.