Игрушечный папа

Давид Бурман: «Наш кукольный театр «Огниво» стал символом Мытищ»

19.03.2013 в 19:49, просмотров: 3552

Казалось бы, что делать взрослому человеку на кукольном спектакле? Однако из года в год кукольный зал мытищинского театра «Огниво» полон. Билеты надо покупать за месяц, а то и за два, сюда едут из Москвы, чтобы впечатляться нешуточными страстями марионеток в «Обломове» и «Вишневом саде». Об удивительной душе кукол и черствости людей мы поговорили с продюсером театра Давидом Бурманом.

Игрушечный папа
Театр кукол «Огниво».

— Давид, вот вы взрослый, солидный человек, мужчина, а в куклы играете — как дошли до жизни такой?

— Я родился в Ужгороде, в многодетной по нынешним понятиям семье, нас было пятеро детей, и я среди них самый старший. Мама-медработник и папа-стеклодув, как вы сами понимаете, к театру не имели отношения. Как-то лет в десять мы с сестренкой зашли в магазин игрушек. И там она увидела игрушечного льва. В то время на экранах шел детский сериал про животных «Лесси», там был лев по имени Кинг. И вот она схватила этого льва, прижала к себе и не отпускает. У меня сердце кровью обливалось — я понимал, что не сможем мы купить льва, денег у нас с собой просто не было. Вдруг неожиданно появляется мама, которая совершенно не должна была оказаться в этом месте, и покупает сестренке игрушку. Тогда я и понял, какую важную роль играют в жизни человека куклы. Все в жизни предопределено. Примерно в это же время в моей жизни появился педагог, блестящий артист любительского театра Лев Луцкер, который пригласил меня в театр кукол при Доме пионеров. Первым спектаклем с моим участием была пьеса Александра Веселова «Солнышко и снежные человечки».

— Ваша первая кукла?

— Петрушка. Обыкновенный магазинный Петрушка. С ножками. У него был крючковатый нос.

— А в чем фишка артиста-кукольника? Как из груды тряпок, дерева, пластмассы сделать личность?

— Фишка? Артист-кукольник должен уметь работать руками, иначе ему в подобном театре просто нечего делать. Берешь в руки предмет, на который кто-то другой и внимания бы не обратил, и начинаешь создавать доброе, светлое, чудесное. Желание творить — оно из детства. Когда хочу донести что-то важное человеку, всегда стараюсь напомнить ему, что он тоже родом из детства.

— Наш признанный гений в этом жанре — Сергей Образцов, а больше мы никого и не знаем…

— Сергей Владимирович Образцов — идеальный кукольник. Вот он умел работать руками, реально всех своих кукол создавал сам. И даже строительством своего замечательного театра занимался лично. Репертуарный театр кукол — удивительное открытие, придуманное в СССР, которое дало возможность по-другому смотреть на театр — как на структуру или инфраструктуру. Репертуарного театра кукол как такового на Западе нет.

Недетские страсти кипят на кукольных подмостках.

— Какое место мытищинский театр «Огниво» занимает, на ваш взгляд, во всемирном кукольном пространстве?

— Этот театр стал своеобразным символом Мытищ. Куда первым делом везут любую делегацию, высоких и не очень гостей, приезжающих в город? В театр «Огниво». Потому что это лицо, душа, сердце города. Это театр, который ухитрился сохранить свою уникальность, особую внутреннюю атмосферу в сегодняшней жесткой жизни. Сюда можно прийти и просто отдохнуть, расслабиться, почувствовать себя комфортно. Именно за это, думаю, театр стал первым обладателем международной продюсерской премии. Это неформальная премия, которая дается за создание уникальной инфраструктуры театра кукол. Вторым ее обладателем стал Полежаев — омский губернатор. Но сравните масштабы — Омск и Мытищи! Художественный руководитель нашего театра Станислав Железкин первым из кукольников Подмосковья стал народным артистом России. Кстати, он оставался самым молодым заслуженным артистом очень долго. В маленьком подмосковном городке он сделал фестиваль международного масштаба «Чаепитие в Мытищах». Здесь играют очень приличные спектакли, которые с успехом идут и за границей. Они востребованы. Именно потому, что всегда неожиданны, неформальны. Любой спектакль, который показывают в «Огниве», это событие. Ну кто еще может так прославить Мытищи? Понятно, что знаменитая картина Кустодиева «Чаепитие в Мытищах». И Железкин.

— Вы его не слишком превозносите?

— Не думаю. У меня, к примеру, давно зрел замысел спектакля «Обломов». Но кто его сможет осуществить? Понял: только Железкин! Я начинаю его уговаривать. Спектакль на двух артистов. Даже декорации уже загрузил в его машину. Но он сразу выдвигает условие: пока не найду решение, ставить не буду. Но спектакль мы решили приготовить к 200-летию Ивана Гончарова, для фестиваля в Ульяновске. Спектакль уже стоит в фестивальной программе, а Железкин... пропал. Уехал, месяца два мы не общались. Вдруг звонит из-за границы и говорит: я нашел решение — прошло много лет после смерти, и слуги собрались и предлагают всем помянуть барина. Неожиданно — через слуг, через их мировосприятие воскресить атмосферу тех времен.

— Как вы считаете, кто должен взять на себя заботу о подобных театрах: государство, регион, меценаты?

— Мы не понимаем, что самая важная поддержка сегодня — поддержка интеллектуальной собственности. Нет интеллектуальной собственности, материальная разрушается и гибнет по определению. Не будет Железкина — не будет мытищинского театра кукол «Огниво». Будет просто театральное здание. Стоимость интеллектуальной собственности определяется тем, насколько государство в нее вкладывается. Поэтому я категорический противник перехода мытищинского театра кукол в автономное плавание. Автономное учреждение в условиях маленького города — смерть театру. Он сразу изменит свою великую духовную миссию, мы получим коммерческий театр. То, что хорошо с точки зрения бизнеса, не подходит для искусства. Театру нужна поддержка — государства, общества, меценатов и филантропов, которых я пока не наблюдаю, но надеюсь на их появление.

Спектакль «Обломов».

— А зрительская оценка, критика или обожание зрителей в игрушечном театре тоже существуют?

— А как же? Причем она должна быть искренняя. Мама спрашивает: ну что, сынок, тебе понравился спектакль? Я бы отругал маму сразу. Ребенок вам на 90% ответит: да. Нельзя так задавать вопрос. Нельзя навязывать. Нужно: расскажи, о чем спектакль? Это разные вещи. Мне важно, что ребенок соучаствует, понимает. Мы перестали думать, рассуждать. Живем на уровне да–нет. Создавая творческую атмосферу, я хочу, чтобы зрители непременно сами принимали в ней активное участие.

— Давид, вы президент крупнейшего в стране кукольного благотворительного фестиваля «КУKART». Пользуется ли он популярностью?

— Безусловно. Подтверждение тому его двадцатилетний юбилей в этом году, когда традиционно откроется фестиваль в День памяти, 22 июня. Мы и представить себе не могли, что в прошлом году сад «Эрмитаж» не сможет вместить в себя всех зрителей. В фестивале на протяжении его истории участвовали лучшие кукольные и синтетические театры из России и Европы. На этот раз его участниками будут театры кукол из Италии, Армении, Украины, Польши, Финляндии, Израиля, Белоруссии, Ирана, Нидерландов, Канады, Казахстана. Планируют приехать сразу четыре болгарских театра. Среди наших — главные кукольные театры Санкт-Петербурга, включая неоднократных обладателей высшей театральной премии России «Золотая маска» и высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит»: Театр марионеток Евгения Деммени, Большой театр кукол, Кукольный театр сказки, театры «Кукольный формат», «Бродячая собачка», «Хэнд Мэйд». Специальные гости фестиваля — труппы из Улан-Удэ, Новокузнецка, Омска, Томска, Саратова, Москвы. Уличная программа «Петрушки на Страстном». Мы помогаем кукольникам всего мира привлечь внимание к их творчеству зрителей разных возрастов, духовно развивать юное поколение.

— Все мы, как говорил классик, родом из детства. Желаем, чтобы сбылась давняя мечта, но взрослые будни берут свое: карьера, семья, дети. А вы о чем мечтаете, делая свою сказку?

— «Все мы родом из детства» — цитата из «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. Это произведение я прочел лет в восемь и тогда никак не мог себе представить, что оно написано не мальчиком, а взрослым человеком. А много лет спустя я посмотрел пьесу «Маленький принц». Ее поставил Валерий Вольховский, главный режиссер Челябинского театра кукол. Впечатлило. Тогда все и случилось — один из артистов уехал на сессию, и некому было вместо него играть. Приятели передали, что меня, тогда студента второго курса театрального училища, режиссер приглашает его заменить. Я воспринял это как шутку и на репетицию не пришел. Через много лет, когда я уже был достаточно известным артистом, мы с ним встретились. Он мне говорит: «Что же ты тогда ко мне на репетицию не пришел?». Отвечаю: «Да я подумал, это розыгрыш, а спросить прямо побоялся — вы же были признанным мэтром». А он улыбнулся: «Ну, считай, ты мне эту роль задолжал!» Так вот я до сих пор об этой пьесе мечтаю.

СПРАВКА "МК"

БУРМАН Давид Семенович.

Родился в 1961 году.

Директор Автономной некоммерческой организации «Дирекция инновационных программ национальной премии и фестивалей для детей «Интерстудио». Президент и директор Международного фестиваля КУКARТ. Член Союза театральных деятелей РФ. Член Экспертного совета по негосударственным театрам комитета по культуре администрации Санкт-Петербурга. Член UNIMA, AVIAMA, INCAC. Арт-директор Первого Всемирного фестиваля школ кукольников в Санкт-Петербурге. Генеральный продюсер и художественный руководитель интерактивного уличного фестиваля-карнавала для детей и взрослых «Петрушки всего мира в Царском Селе».