Мечтать не вредно?

Коллекционер жизни

04.12.2009 в 15:22, просмотров: 1244
Мечтать не вредно?
Рисунок Алексея Меринова.
Мечтать не вредно. Особенно в преддверии Нового года… Вредно воплощать прекрасные порывы фантазии, не обмозговав их последствий!  

Мечта прекрасна сама по себе — как феномен, как шедевр человеческой мысли. Пытаться ее воплотить — значит опошлить прелесть свободы. Никогда не удается материализовать мечту в том виде, в каком она явилась. Кампанелла грезил о всеобщем счастье — и замечательно, что грезил! И довольно, что обогатил своими мечтаниями сокровищницу человеческих теоретических возможностей и изысканий! Томас Мор не призывал к тому, чтобы вольный полет его галлюцинаций был претворен в жизнь. Он философствовал отвлеченно. Сослагательно. Тем более мудрецам ведомо: за практическую работу по реализации несбыточных планов, как правило, берутся спекулянты или дураки, приземленные, унылые долдоны. А то и палачи.  

Разве великие гуманисты, хлопотавшие о справедливом устройстве общества, говорили в своих писаниях о том, что Французская революция должна начаться с гильотины, а русская — с Гражданской войны? Да и Ленин в призывах к свержению царизма поначалу не упоминал о морях крови, которые должны пролиться ради торжества социалистической идеи. Вот примкнувшие к революционному обновленчеству простаки сразу и поверили в волшебную возвышенность грядущих преобразований. Взмахнул палочкой — и настал рай. Если бы большевики заявили: убьем стольких-то, ограбим поголовно всех — им вряд ли бы удалось вовлечь в затеваемый катаклизм массу народа, заваруху поддержали бы только самые отъявленные бандиты, которые в итоге и превратились в движущую силу Великой Октябрьской...  

Дайте идеям парить в горных высях! Не допустите их попрания практикой!

* * *

Угасание, вырождение высоты духа и элементарных условий цивилизованного существования происходило и происходит в России мажорно… Под бодрые марши и рапорты об успехах. От благородных декабристов (впрочем, мечтавших истребить царскую семью) — к ублюдочным практикам-террористам, а потом и вовсе окончательным революционным палачам, оскопившим нацию. Впрочем, при туповатом и дубоватом позднекоммунистическом режиме наличествовали (в компенсацию за отсутствие свободы) такие блага, как бесплатная медицина и бесплатное образование. Дешевизна жизни примиряла с творящейся несправедливостью. Искупала кондовость бытия. Сколь безошибочно надо было повернуть руль Истории, чтобы лишить людей последних прибежищ заботы о них и иллюзий человеколюбия?

* * *

Могуче и обещающе начиналась Перестройка. А чем закончилась? Пшиком. И трагедией. Не оценивая: хорошо произошедшее с точки зрения высокой политики или дурно — разрушена, распалась веками складывавшаяся страна. Населяющие эту страну люди вместе с обжитой ими территорией превратились в обломки и руины. Эти ошметки продолжают трепыхаться, ищут и жаждут взаимодействия... Не понимая, что стали анахронизмом, строительным мусором и место им — на свалке.

* * *

Но продолжаем запудривать себе и другим мозги высокими словами и псевдотеориями. Абстрактные гуманисты и спекулянты-политики по-прежнему трубят о необходимости дружбы между народами и трезвонят о стирании государственных границ, а тем временем нечеловеческая чиновничья машина нагнетает деятельность по жесткому размежеванию рядовых обывателей. Вот именно — нечеловеческая. Вот именно — размежеванию, разделению и перессориванию. Эта машина, не вдающаяся в душевные мотивы и элегические побуждения, сытно питается нестыковками бумажных циркуляров и прямым попранием разумных их пунктов, она вгрызается в человеческую плоть и изначально враждебна живым лицам и судьбам.  

Выезжаете в страну, считающую себя образцово показательной, соблюдающей права человека? С каким наслаждением ответственные за выдачи виз чиновники поиздеваются над вами! Не пустят на похороны… На свадьбу… К друзьям… Родным… Холодные физиономии, пустые глаза… В ситуации траурной утраты или венчальной радости эти роботы должны бы презреть параграфы и циркуляры… Но ненависть и вражда сильнее. Ею они живут и освежают свои силы, как вампиры — кровью.

* * *

Людям следовало бы объединиться перед лицом грозящей миру опасности — и попытаться выжить и дать выжить погибающей планете. Но до таких ли пустяков, когда в каждом, от кого хоть что-нибудь зависит, полыхают амбиции? Нужно превзойти политических конкурентов и международных соперников, а уж потом думать о том, выживет ли он сам и выживут ли его дети в условиях изменившегося климата. Кроме того, задуматься о будущем — значит уступить лидерство ученым, от которых станут зависеть дальнейшие шаги человечества. Кто из политиков на такое самоограничение и самоунижение пойдет?

* * *

Сегодня даже дилетантам известно: человек способен существовать в весьма узком температурном режиме — если Земля, освобождаясь от доканывающей ее человеческой тли, понизит или повысит температурный градус (что она и пытается сделать), двуногим особям придется исчезнуть. Возможно, жизнь после этого воспрянет и продолжится: останутся организмы, которые приспособятся к новой погоде, к примеру, крокодилы и крысы, но “венец природы”, как он сам привык себя величать, канет... Не это ли нагло присвоенное без всяких к тому оснований звание “венца” и мешает ему осознать угрозу собственного исчезновения? Был бы скромнее, быстрей бы опомнился.