Молдавия, которую мы потеряли

Кто бы ни победил в Кишиневе, проиграет Россия

Президент Румынии Траян Бэсеску опасается, что в Приднестровье может повториться юго-осетинский сценарий 2008 года. Об этом он заявил в интервью изданию Financial Times. Между тем Москва вновь демонстрирует лихорадочную активность на приднестровском направлении, практически открытым текстом намекая, что “цена вопроса” — восстановления территориальной целостности — для Молдавии состоит в формировании “правильной” (коммунисты + демократы) правящей коалиции.

Кто бы ни победил в Кишиневе, проиграет Россия

Политический кризис в Молдавии далек от завершения. По требованию партии коммунистов (ПКРМ) ЦИК решил пересчитать голоса на последних выборах. ПКРМ заявляет о массовых фальсификациях, ее оппоненты выводят людей на улицы. Каким бы ни был исход противостояния, очевидно, что “потерпевшей” стороной опять окажется Россия, которая стремительно теряет влияние в одной из самых лояльных и зависимых от нее республик.

После Белоруссии и Украины Молдавия — самая близкая нам республика бывшего СССР. Это хотя и неславянская, но православная страна. Причем, в отличие от православной, но азиатской по менталитету Грузии, она действительно находится в Европе — даже чисто географически. И менталитет молдаван нам даже ближе, чем “своих” мусульманских народов Северного Кавказа. Молдавии удалось избежать прибалтийских крайностей в отношении русскоязычных национальных меньшинств, составляющих здесь около 22%. Русский язык сохранил статус языка межнационального общения (а в Приднестровье и Гагаузии получил статус официального). Русскоговорящий гость не испытывает никаких проблем с общением в гостиницах, ресторанах, магазинах. О значении России для молдавского электората говорит хотя бы такой факт: премьер Филат в качестве главного козыря своей предвыборной кампании избрал недавнюю встречу с Владимиром Путиным. Одна из русскоязычных газет, явно симпатизирующая главе либерал-демократов, накануне выборов вышла с огромным фото российского и молдавского премьеров, обменивающихся крепким мужским рукопожатием. Причем фото было не только на первой полосе, но и дублировалось внутри газеты. Недвусмысленный посыл к избирателям: “только Филат способен установить подлинно дружественные отношения с Россией!”

Чтобы на таком фоне в Кишиневе на улицах раздались призывы “защитить Молдавию от посягательств России”, как это было во время митингов в минувшее воскресенье, нужно было очень постараться. Мы, безусловно, постарались.

Только ленивый не называл политику Кремля в бывших советских республиках “непоследовательной”. Однако в Молдавии пора уже применительно к ней использовать эпитет “шизофреническая”. В республике, где 10 лет подряд на выборах стабильно побеждают партии с наиболее “пророссийской” риторикой, наши стратеги от геополитики никак не могут определиться с надежным партнером. Стоит добавить, что их более дальновидные и мудрые предшественники времен СССР облегчили задачу, надежно приковав Молдавию к России якорем Приднестровья.

Можно по-разному оценивать процессы, которые привели к образованию на берегах “исконно европейской” реки Днестр пророссийского анклава. Сегодняшние хозяева Кремля не имели к этому никакого отношения, им он достался по наследству в готовом виде. Наследством же можно распорядиться по-разному. Можно его приумножить, а можно за пару лет промотать на курортах. Наши власти, похоже, просто не знали, что делать с Приднестровьем и для чего оно вообще нужно. Существовало множество вариантов, как использовать эту территорию (кстати, исконно российскую и никогда, исключая последние 50 лет советской истории, никакого отношения к Молдавии не имевшую) в национальных интересах России. Выбрали наихудший: Приднестровье было сделано инструментом пиара.
Есть верная примета: если по федеральным телеканалам идут сюжеты о “приднестровской мафии”, значит, отношения Москвы и Кишинева опять потеплели. Попытки “слить” Приднестровье предпринимались неоднократно. Наиболее убийственной для имиджа Кремля оказалась история 2003 года с Меморандумом Козака: тогда президент Молдавии Владимир Воронин отказался подписывать документы, когда самолет президента РФ уже был готов к вылету в Кишинев. А ведь замысел был не лишен изящества: Владимир Путин должен был торжественно одним росчерком пера положить конец 14-летнему конфликту, выступив перед лицом Европы в роли настоящего “голубя мира”. Но обернулось все демонстрацией унижения и бессилия России, чей “миротворческий триумф” был отменен послом США в Кишиневе.

Теперь вместо Козака на молдавские грабли брошен глава президентской администрации Сергей Нарышкин. Смысл его недавнего визита в Кишинев был истолкован там абсолютно однозначно: Кремль подталкивает ПКРМ и Демократическую партию к созданию правящей коалиции. А российская дипломатия вдруг в пожарном режиме принялась обсуждать приднестровскую проблему с кем ни попадя. 7 декабря на Смоленской площади принимали министра иностранных дел ПМР Владимира Ястребчака и молдавского посла Андрея Негуцу. 10 декабря сам Сергей Лавров обсуждал приднестровское урегулирование со своим украинским коллегой. 14 декабря его зам Григорий Карасин на эту же тему беседовал с главой миссии ОБСЕ в Молдавии г-ном Ремлером. Это ясный сигнал “дорогим молдаванам”: вы — власть коммунистам, мы вам — Приднестровье.

Трудно сказать, в чем секрет столь горячих симпатий Москвы к молдавским коммунистам и демократам, учитывая, что и те, и другие неоднократно ее обманывали. Про Воронина см. выше. Основатель Демпартии Дмитрий Дьяков как-то хвастался мне, что в 2005 году “кинул” Кремль, игравший тогда против Воронина. Его и приглашали в Москву, и давили — но его фракция в парламенте все же поддержала коммунистов. Где гарантии, что аналогичный сюжет не повторится и сейчас?

В августе 2008-го российская власть не могла поступить иначе, чем она поступила. Настроения в обществе были таковы, что в ином случае Манежная площадь в более жестком варианте могла случиться уже тогда. Но подпорченный в глазах Запада имидж, по мнению нашей политэлиты, нуждается в срочной корректировке. Пророссийское Приднестровье, похоже, избрано на роль той “священной жертвы”, которая будет принесена Западу, чтобы тот простил наши “грузинские шалости”. Разумеется, внутри страны это будет преподнесено как большой успех на международной арене — мирное урегулирование многолетнего конфликта. Президент получит заслуженные лавры и останется в истории не как расчленитель Грузии, а как объединитель Молдавии. А то, что через десяток лет, когда от ПКРМ не останется даже воспоминаний, а во всех властных кабинетах будут сидеть нынешние студенты румынских вузов, нейтральный статус Молдавии под каким-нибудь предлогом будет отменен, приднестровская автономия — ликвидирована и единая Молдавия вместе с Приднестровьем вступит в НАТО, а то и объединится с Румынией, — так это будет уже при другом президенте, у которого будут совсем другие имиджмейкеры. Им и расхлебывать.