Свежее преступление

Письма президенту

16.08.2011 в 18:25, просмотров: 31978
Свежее преступление

Г-н президент, это официальное письмо (без шуток, иронии и т.п.). Это заявление о преступлении.

В 20 метрах от Москвы уничтожают заповедник. Он называется «Природный парк — Долина реки Сходня». Там со страшной скоростью строят бетонную стену. Цель очевидна: украсть у граждан и природы десятки заповедных гектаров.

Нет никаких стендов, где должно быть нарисовано и написано, кто и что тут строит. Кто хозяин (то есть преступник) — неизвестно.

Пойму Сходни, ее луга и берега делит граница между Москвой и Московской областью. Эта граница — воображаемая линия. На картах она есть, а на траве, деревьях и кустах — нету. Звери, которые там водятся, не знают, что их жизнь зависит от каких-то бумажек с закорючками (может, это какие-нибудь «Постановления» властей России, а может, изображения Бенджамина Франклина).

Та часть поймы, которая в Москве, официально считается заповедником, где все запрещено, тем более — строительство. А та часть, которая в Химках, — просто земля, где безобразничай как хочешь. Конечно, и там есть законы (в том числе про водоохранную зону и т.п.), но их же надо исполнять, а на это никогда нет времени.

Опалубку заливают бетоном. Фото: LEDA.

Высоченный многометровый жуткий забор — не иголка. Он виден даже из космоса (поглядите, г-н президент, в Гугле на округ Химки к северо-западу от своей столицы). Стройку видят тысячи людей, в том числе чиновники. И — ничего. Преступление длится уже несколько дней. Копают траншеи, ставят опалубку (сфотографировали специально для вас), заливают бетон, выкладывают блоки...

Вы обещали навести порядок. Неужели эта стена — часть порядка? Этого не может быть.

Если ваши наместники не знают о преступлении, значит, они не способны руководить. Если знают — тогда соучастники. Соучастники не обязательно корыстные. Может, они и не брали взятку, может, они просто толстовцы — непротивленцы злу (слыхали про такое?). Иногда такое впечатление, что вы тоже толстовец; даже если у вас в Барвихе поперёк резиденции возникнет бетонная стена, вы вздохнёте и напишете в Твиттер.

Но скорее всего чиновники всё знают. Тут поблизости сделали поле для гольфа; полтысячи детей учатся и играют бесплатно. А ревизии одна за одной — ищут, за что привлечь. Ведь гольф — наследие «прежнего руководства города», а всё прежнее (лужковское) должно быть уничтожено, вот ревизия и обнаружила, и в акте написала, что «в нарушение проекта ножки у лавочек не чугунные, а металлические». Это, г-н президент, химия XXI века, Менделеев отдыхает.

Что дальше? Не исключено, что когда возведение стены закончится, вы начнёте приглашать экологов, оправдываться (как про химкинский лес): мол, я хотел спасти заповедник, но оказалось поздно.

Поверх бетонного фундамента кладут блоки. Фото: LEDA.

Хотелось бы спасти, пока не поздно. С этой целью подошёл к каменщику. Русских слов у него во рту было еще меньше, чем зубов.

— Что строите здесь?

— Не знаю.

— А где начальник?

— Не знаю.

— А кто начальник?

— Не знаю.

Симпатичный мужик; может, он там (у себя на родине) был милиционером или прокурором или преподавал философию. Теперь здесь работает не покладая рук. И в субботу пашут, и в воскресенье. Если б в Сочи с такой скоростью работали, там уже вчера можно было бы Олимпиаду открывать. Но там строят для мероприятия, а тут, видимо, для себя.

Там, в Сочи, как утверждают экологи, тоже уничтожают национальные заповедники. Но там это делается хотя бы под гордые речи о престиже, Олимпиаде и пр. А тут, г-н президент, в 20 метрах от вашей столицы — без всяких торжественных речей: хап-хап, ням-ням.

И мы тут. Смотрим с пригорка, как растёт стена.

Москва — большая деревня. В ней есть Северо-Западный округ, а в нём — рядом с природным парком — маленькая деревня Юрово. И у нас по-прежнему ни газа, ни водопровода, ни канализации (а у некоторых даже электричества нет). Мы писали вам об этом в письме «Ху борец с коррупцией» («МК», 10 июня 2011 г.). Прошло два месяца, ничего не изменилось. По-прежнему раз в две недели вызываем откачку (это не компьютерный термин, это автоцистерна, откачивающая дерьмо. Сто лет назад лошадка везла бочку, человек назывался золотарь; необходимая часть цивилизации малоразвитых веков истории).

С 1985 года деревня Юрово стала территорией Москвы. Водопровод, газ, канализацию клятвенно обещали власти. То есть Горбачёв, Ельцин, Путин и вы, г-н президент, с точки зрения нашей деревни, в одном строю.

Но уничтожение заповедника — это уже ваша личная история. Мы всё еще надеемся на вашу строгость. Вы каких-то нерадивых высокопоставленных чиновников (а с низкопоставленными вы не общаетесь) хотели послать тушить пожары, послать на лесоповал... Вот подходящий случай: пусть все чиновники, имеющие отношение к происходящему (включая министров федеральных и областных), выйдут на субботник и разберут стену. Ломик, носилки, рукавицы. И чтоб никакой техники, никаких таджиков.

Если это случится, если народ увидит по телевизору, как министры по вашему приказу долбят бетон, проблема 2012 года решится без всякой дополнительной агитации.