Центральные защитники Родины

На межвидовых учениях отрабатывалась оборона с переходом в контратаку

Крупномасштабное военно-стратегическое учение “Центр-2011” разыгрывалось на семи полигонах, расположенных в России, Казахстане, Таджикистане и Киргизии, а общее руководство осуществлялось начальником Генерального штаба Николаем Макаровым из Екатеринбурга. Основной упор в практических действиях военных делался на совершенствование взаимодействия как между различными видами войск, так и между вооруженными силами стран-ОДКБ. Корреспондент “МК” побывал на трех из семи площадок и увидел, что процесс создания “нового облика” армии приближается к своему апогею, а ее руководство готово к любым вариантам развития событий.

На межвидовых учениях отрабатывалась оборона с переходом в контратаку

Из всех орудий

22 сентября на полигоне Ашулук, что на границе Астраханской области и Казахстана, совмещались этапы двух учений: «Центра-2011» и российско-белорусских «Щит Союза-2011». За решающим днем маневров понаблюдать прибыли министры обороны двух стран: Анатолий Сердюков и Юрий Жадобин. От Белоруссии в разыгравшейся репетиции боя приняли участие 2500 военнослужащих, от России — 1500. Кроме того, по плану мероприятий в самый ответственный момент сражения к ним присоединялись два аэромобильных десанта Украины и Казахстана, по сотне человек каждый, — представители командования ВС этих стран также наблюдали за происходящим.

Очевидно, что высоких гостей решили порадовать настоящей войной. Министры и генералы расположились на крыше КП «Ясень», под тенью маскировочной сетки. Перед ними были выставлены дальнобойные бинокуляры, наведенные на линию обороны наших войск. Сбоку на одной видеостене на прямой кодированной видеосвязи находились полтора десятка командиров различных подразделений, на другой были видны подробные тактические карты, на которых обстановка изменялась в реальном времени, на третьей стене шла трансляция с четырех беспилотных летающих аппаратов, барражировавших над полем боя.

Дикторский текст, пояснявший развертывающуюся перед зрителями сцену, зачитывал с листа генерал-майор. Суть всего текста можно передать фразами типа: «Удар нанесен, противник понес потери и вынужден временно остановиться» и «Звено „Су-27“ выполняет бомбометание авиационными бомбами калибра 250 кг с горизонтального полета с высоты 400 метров». Эти пояснения перемежаются с зачитыванием ТТХ применяемых средств и прерываются радиорапортами командиров отдельных служб и ответными приказами командующего вроде «Докладывает командир разведки армии: радиоэлектронными средствами было обнаружено, а действующими за линей фронта подразделениями разведчиков подтверждено, что штаб противника располагается в квадрате Береза-7».

Началось все с того, что к заранее подготовленным и хорошо оборудованным позициям белорусских и российских войск приблизились передовые части условного противника. Чтобы нейтрализовать их еще до непосредственного огневого контакта с наземными силами, им навстречу вылетела ударная авиационная группа, небо перед которой расчистили истребители «МиГ-29». Штурмовики «Су-25», «Су-24М», «Су-34» посредством бомб и ракет разгромили передовые части, а бомбардировщики «Ту-22М3» с восьмикилометровой высоты полуторатонными бомбами закрепили успех. Все в дыму, но это только начало.

Казалось, что военные по полной демонстрируют свой потенциал. И это производило впечатление. Стреляли самоходные гаубицы «Мста-С» и дивизионы систем залпового огня «Ураган» и «Смерч». «Ми-8» устанавливали в воздухе генераторы помех. Противовоздушная оборона обеспечивалась комплексами «Стрела-10», «Бук-М2» и «Тунгуска», переносными зенитными ракетными комплексами «Игла», а также перспективной связкой С-300/С-400 и «Панцирь-С1», огневую поддержку обеспечивали новые вертолеты «Ми-28Н» и «Ка-52». Ко всему этому стреляющему великолепию добавлялись подготовленные инженерными войсками «сюрпризы» — часть из заложенных на поле боя бомб имитировала огонь артиллерии противника, но особенно эффектно производились устройства противотанковых рвов взрывным способом — сначала на расстоянии нескольких километров вздымался огромных размеров взрыв, и только через несколько секунд до наблюдателей доходили рокочущий звук и ударная волна. Не меньшее впечатление производила и другая любимая «игрушка» инженеров — тяжелая огнеметная система, которая массированным ударом термобарических и зажигательных снарядов выжигала площади в два квадратных километра.

Имея такую серьезную поддержку, союзные танки и пехота успешно измотали невидимого противника в обороне, а потом, перейдя в контратаку, смыкающимися флангами разгромили его вклинившиеся подразделения.

Корабли в пустыне

На следующий день основным местом действия стал полигон Оймаша в нескольких километрах к югу от казахстанского порта Актау на Каспийском море. Здесь главным зрителем стал министр обороны среднеазиатской республики Адильбек Джаксыбеков. Утром он наблюдал за высадкой морского десанта и противодесантными действиями, а ближе к обеду переместился на пустынную часть полигона, где сценарий чем-то напоминал события на Ашулуке. Одно боевое подразделение вело оборону при поддержке с воздуха, в то время как танковые резервы выдвигались с тыловых позиций и с марша вступали в бой, нанося противнику поражение.

Было очевидно, что по масштабу привлеченных сил и средств казахстанская часть учений явно не дотягивает до показанного накануне. Но нехватку «спецэффектов» казахи с лихвой компенсировали актерской игрой. Рапортующие в прямом эфире командиры захлебывались от переполняющих их эмоций, из динамиков были слышны их истошные приказы бойцам открыть огонь. Все это сопровождалось стрекотом стрелкового оружия и разрывами пиротехники и живо напоминало фильмы про мировую войну.

Бойцы, как высаживающиеся на пляж, так и обороняющие государственную границу, также всячески подыгрывали офицерам — бежали и падали, подкошенные условной пулеметной очередью, с максимальным артистизмом.

Во время эпизода в пустыне ясности не прибавилось из-за плотной песчаной пелены, висевшей над полем боя. Условный противник наступал, окопавшиеся части успешно его сдерживали. Чуть позже из-за спин зрителей появились танки «Т-72». Вошли в бой и мгновенно исчезли в пыльной пелене. Но Казахстан не был бы Казахстаном, если бы в самый ответственный момент, под тревожные сообщения диктора о том, что «контратакующие подразделения 14-й бригадно-тактической группы в составе танкового батальона Республики Казахстан и мотострелкового батальона Российской Федерации вышли на рубеж перехода в атаку», в дыму не появилось бы стадо верблюдов. Несмотря на опасения зрителей, животные в неподражаемой манере прогарцевали поперек линии фронта и невредимыми скрылись за ближайшим барханом.

— Бывалые, — прокомментировал кто-то в толпе.

фото: Игнат Калинин

«Как на настоящей войне»

25 сентября эпицентр событий переместился обратно в Астраханскую область на полигон Капустин Яр. Высоких гостей здесь не было и не планировалось. И это понятно: военные занимались настоящей тренировкой и не ставили себе задачи кого-то удивить. Фронт здесь был растянут на 20 километров, и наблюдать все происходящее в реальном времени было просто невозможно. Но сценарий действий повторял в общих чертах два предыдущих эпизода: одно подразделение ведет оборону с подготовленных позиций, другое — наступает из глубины фронта, опрокидывает противника и переходит в длительную атаку.

Совместными действиями двух бригад из состава 41-й армии руководил генерал-майор Василий Тонкошкуров. Оба соединения прибыли на полигон за несколько дней до активной фазы маневров из Новосибирской области. Как рассказали офицеры, сама передислокация такого масштаба — отдельная непростая задача.

— То, что сейчас происходит, — это лишь кульминация учений, — пояснил майор штаба 41-й армии Павел Гаус. — Для офицеров основной опыт в подготовке, планировании маневров, особенно в организации транспортировки личного состава и техники подразделения, налаживании управления и связи на месте.

Что же касается солдат, они тоже получили свой незабываемый опыт. Бригады расположились в голой степи, в сотне километров от ближайшего населенного пункта на полном самообеспечении. Бойцов кормили из полевой кухни, а спали они в специальных походных мешках под открытым небом.

— Это потому, что заместитель министра обороны, начальник Генерального штаба генерал Макаров приказал: «Чтобы все было как на настоящей войне», — рассказал Гаус. — Конечно, не самая лучшая обстановка, но никто и не ждет, что если бригада перебрасывается в чистое поле, где на много километров вокруг ничего нет, то рядом сразу развернется кафе «Зори Кавказа» и всех немедленно накормит шашлыком.

Действие и впрямь казалось настоящим, никакой показухи в нем не чувствовалось. Оборонительные позиции были растянуты на несколько километров, огневые точки взаимно прикрывали друг друга. «Стрелы-10» и «Иглы» били по зависшим в небе мишеням, бойцы расчищали мишенную обстановку из реактивных огнеметов «Шмель», танки время от времени били прямой наводкой. Где-то за гранью видимости штурмовики и вертолеты наносили удары. Спустя час со стороны тыла появилась колонна танков и БМП. Подойдя к рубежу обороны, не сбавляя скорости, машины развернулись в цепь, перешли линию перехода в атаку и, где-то уже на горизонте, вступили в бой с условным противником, постепенно продвигаясь дальше. Выждав какое-то время и убедившись, что наступление идет успешно по всему фронту, генерал Тонкошкуров вместе со своим штабом поспешил вслед своим подопечным. За следующие несколько часов им предстояло пройти еще 60 километров, постоянно поражая мишени и получая новые вводные.

Целеуказание для “Су-24” осуществлялось с земли. Фото: Игнат Калинин.

Половина реформы позади

Несмотря на то что с чисто внешней точки зрения перемены в армии не так заметны, на учениях стало очевидно, что они огромны. Офицеры постоянно держат в уме 400-й приказ, целью которого является мотивировать военнослужащих хорошо выполнять свою работу. Их действия во время управления войсками, которые довелось наблюдать на Капустином Яре, выглядят уверенными и точными, хотя и не без шероховатостей.

В то же время на учениях широко представлены новые образцы оружия и снаряжения. «Су-34», «Ка-52», «С-400», «Искандер», «Панцирь-1С» отработали на «отлично».

Особое внимание уделяется новинкам в области автоматизированного управления войсками. В штабах видно много ноутбуков. Некоторые офицеры и разведчики смогли в полевых условиях опробовать комплексы разведки управления и связи «Стрелец». Так, во время маневров на полигоне Ашулук штурман авиаэскадрильи Алексей Анохин с земли корректировал целеуказание для подлетавших штурмовиков «Су-24».

Эти признаки, вкупе с официальными заявлениями о том, что результаты учений будут использованы при подготовке нового устава, дают понять, что революция в управлении и кадровой политике Вооруженных сил близка к завершению и изнутри армии уже практически приобрела пресловутый «новый облик». Осталось дело за внешней частью — реализовать амбициозную программу перевооружения, о которую сломано столько копий.

Еще один вывод, к которому подталкивают прошедшие учения, заключается в готовности армии вести полномасштабную войну против профессиональных войск хорошо подготовленного противника. Несмотря на официальные заявления о том, что условные задачи «Центра-2011» — это «стабилизация обстановки и ведение военных действий на Центрально-Азиатском стратегическом направлении», что как бы намекает на возможную дестабилизацию политической обстановки в регионе, характер сил и средств, привлеченных к учениям, отрабатывавшаяся глубокая оборона с переходом в атаку, позволяют предположить, что Вооруженные силы РФ готовы дать отпор не только незаконным вооруженным формированиям, но и крупной регулярной армии.