«Это — террор»

Председатель Союза журналистов Дагестана Али Камалов рассказал, почему на Кавказе убивают репортеров

Убийство тележурналиста из Кабардино-Балкарии всколыхнуло общественность. Когда перспективного, только начинающего карьеру молодого журналиста расстреливают на улице ради резонансной акции, вместе с первым шоком возникает и ряд вопросов: куда мы катимся? В нашей стране, особенно на Кавказе, не то что говорить правду, просто быть журналистом и иметь отношение к информации — опасно для жизни? О том, что ждет журналистику, рассказал председатель Союза журналистов Дагестана Али Камалов. Год назад Али потерял племянника — Хаджимурад Камалов, издававший газету «Черновик», был расстрелян на пороге редакции.

Председатель Союза журналистов Дагестана Али Камалов рассказал, почему на Кавказе убивают репортеров

— Али Ахметович, в чем состоит ваша позиция по поводу убийства телеведущего в Кабардино-Балкарии? У вас в республике тоже убивают журналистов…

— Моя позиция в том, что убийства журналистов — это часть того безобразия, которое творится по всей стране и на котором надо ставить точку. Но для этого нужна огромная воля со стороны властей. У нас же с каждым годом становится все хуже и хуже.

С 2005 года в Дагестане убито 14 журналистов. В 1992 году был убит журналист, телеведущий и депутат ВС Дагестана Магомед Сулейманов. Потом, с 2005-го, пошел вал террора. Был убит министр информации и печати Магомедсалих Гусаев, его преемник Загир Арухов, гендиректор ГТРК Дагестана Гаджи Абашилов, заместитель главного редактора газеты «Истина» на аварском языке Малик Ахмедилов, год тому назад убит учредитель газеты «Черновик» Хаджимурад Камалов. Камалов убит как раз в день памяти погибших журналистов, 15 декабря 2011 года. Это мой племянник. А Ахмедилов — мой заместитель (Али Камалов — главный редактор газеты «Истина». — М.П.). Все эти люди — мои близкие друзья.

— Найдены ли убийцы этих людей?

— Ужас в том, что ни одно из этих преступлений не раскрыто. Правоохранительные органы хотят их списать на «лесных». Придумали ваххабизм — и все валят на него. Но киллеры, по моему мнению, посланы теми кланами, которые сегодня у власти в республике. Когда ни одно убийство журналистов не раскрывается, это страшно. Это запугивание общества.

— Вы считаете, что это клановые разборки? В случае с министрами эта версия имеет под собой основание, однако при чем тут обычные журналисты?

— Журналисты становятся опасными, потому что пишут о коррупции, взяточничестве, беспределе правоохранительных органов. Они пишут о состоянии общества. Поэтому их убирают и списывают на «лесных». В случае с Гаджи Абашиловым, Хаджимурадом Камаловым и Маликом Ахмедиловым общество представляет, откуда могла исходить для них опасность. Потому что им угрожали. Потому что знали, что за ними охотятся.

— У вас есть представление, кто убил вашего племянника?

— Здесь замешаны определенные группы лиц, которые не хотели, чтобы он открыто писал о беспределе правоохранительных органов и власть имущих. Газета «Черновик» была самой смелой в республике. Камалова убили, чтобы запугать других журналистов.

— А вы считаете правильным, что боевики угрожают журналистам за то, что они информируют о контртеррористических операциях и ликвидированных террористах, как в Кабардино-Балкарии?

— В Кабардино-Балкарии, может быть, все по-другому. В Дагестане тоже появились угрозы в адрес журналистов, которые обслуживают власти. Эти угрозы были размещены на сайте «Вилаят Дагестан». Это тоже может быть, но это все от бессилия властей. Неужели государство, у которого такие ресурсы, не может навести порядок? Боевики же не в лесах, они ходят среди народа. Убийц и киллеров во многих случаях те же представители властей используют, чтобы убрать своих противников. Даже тех, кто сидит в тюрьмах, выпускают, чтобы использовать в своих черных делах. Это запугивание народа. По убийству Камалова ничего не делается, хотя мы передали материалы в следственный комитет. У нас есть подозреваемые. Если бы было раскрыто хотя бы одно убийство, это повысило бы доверие к правоохранительным органам. Но они пытаются нас толкнуть на кровную месть. Мне один высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов так и говорил: «Вы же знаете, кто убил вашего заместителя. Так действуйте!».