Кто из сенаторов вслед за Ольшанским сдаст свои мандаты?

Закон о запрете должностным лицам иметь счета за рубежом стал водоразделом

28.02.2013 в 15:25, просмотров: 6946

Вслед за депутатами Госдумы органы власти стали покидать и сенаторы. Вчера о своем уходе в отставку заявил Николай Ольшанский (сегодня он подал официальное заявление). Объяснил это возрастом (ему 73 года) и плохим состоянием здоровья. Можно поверить. А можно и нет: например, депутат Госдумы Егор Кузьмич Лигачев в свои 92 года активно участвует в политической жизни. Скорее причина в недавно принятом законе, запрещающим должностным лицам иметь активы за рубежом.

Кто из сенаторов вслед за Ольшанским сдаст свои мандаты?
фото: Максим Бурлак

«Я уже некоторое время нахожусь в больницах»,--заявил сенатор Николай Ольшанский вчера в интервью. А сегодня, 28 февраля, он подтвердил, что уходит в отставку по состоянию здоровья. Здоровье у всех разное, и МК далек от мысли упрекать уважаемого бывшего сенатора в неискренности. Но налицо тенденция: добровольного ухода из Госдумы, а теперь и Совета Федерации, обладателей крупных состояний.

Она является следствием недавно принятого закона, запрещающего должностным лицам иметь активы (в том числе, счета и недвижимость) за рубежом. Но для крупного бизнеса и его владельцев это невозможно. Он транснациональный; глобализация привела к тому, что «чистого» крупного бизнеса ни в одной стране не осталось.

Кто может уйти? Покинувший Совфед Николай Ольшанский отнюдь не являлся самым богатым сенатором. Он входит в список «Форбс», но занимает там довольно скромное 126-е место с состоянием в $780 млн. Меж тем, в Совфеде заседают и миллиардеры.

Таковых, по данным «Форбс», в верхней палате российского парламента пятеро. Самый богатый—Сулейман Керимов (19-е место в рейтинге 200 крупнейших российских бизнесменов; состояние $6,5 млрд.). Согласно декларации, его доход в 2011 году (за 2012-й декларации подадут лишь в марте) составил 983,3 млрд. руб. В 2011-м декларация зарубежных активов не была обязательной. Но известно, что Сулейман Керимов с 2005 года владеет компанией «Полиметалл». А ее акции (вернее, акции дочерней Polymetal Int, зарегистрированной в Великобритании) обращаются на Лондонской бирже. Новый закон велит избавиться от этого актива, на что Сулейман Керимов вряд ли пойдет.

Далее идет Андрей Гурьев (29-е место, $3,5 млрд.). За 2011 год он задекларировал доход 2,6 млн. руб. Основной актив Андрея Гурьева—агрохимический гигант «ФосАгро» (производство минеральных удобрений и сырья для них)—находиться в России. Но ему тоже есть, что терять: ФосАгро давно стала транснациональной корпорацией; в результате перекрестного владения акциями Андрей Гурьев является бенефициаром ряда сырьевых предприятий, в том числе в Канаде.

Правда, представители члена Совета Федерации Андрея Гурьева утверждают, что он «не владеет сырьевыми предприятиями за рубежом» и «не является бенефициаром сырьевых предприятий в Канаде».

Однако Андрей Гурьев по-прежнему сохраняет 29-ое место в списке миллиардеров Forbes. Более того, отмечено, что его состояние по версии рейтинга продолжает постоянно расти. И уже перешагнуло порог в $3,5 млрд и достигло в последнее время $4 млрд.

Третье место по богатству среди сенаторов по праву занимает Дмитрий Ананьев (53-е место в рейтинге «Форбс», $1,8 млрд.). Это банкир, владелец Промсвязьбанка. Годовой доход за 2011 год задекларирован в размере 49,7 млрд. руб. Казалось бы, ему-то беспокоиться не о чем: все активы в России. Однако, управляющая компания Promsvyaz Capital B.V. зарегистрирована в Нидерландах.

Четвертое место среди богатейших сенаторов занимает Вадим Мошкович (54-е место, $1,8 млрд.). Годовой доход в 2011 году составил 44,7 млрд. руб. Владелец группы «Русагро», занимающейся переработкой сельхозпродукции, а также ее импортом в Россию. Акции «Русагро» с 2011 года обращаются на Лондонской бирже. А управляющая компания Ros AGRO PLC зарегистрирована на Кипре. Как говориться, без комментариев.

Замыкает пятерку самых богатых российских сенаторов Андрей Молчанов (57-е место, $1,7 млрд.). Годовой доход за 2011 год—18,1 млрд. руб. Он владелец холдинга ЛСР («Ленстройреконструкция», производство кирпича и других стройматериалов), но от оперативного управления отошел. Казалось бы, у него наибольшие шансы не подпасть под новый закон. Но в декларации указаны два дома с земельными участками в Италии.

Не следует сбрасывать со счетов и сенатора Виталия Малкина (163-е место, $600 млн.). Годовой доход в 2011-м указал в размере чуть более 1 млрд. руб. Он бывший совладелец банка «Российский кредит»; после его краха бизнеса в России не имеет. Зато владеет (не лично, а через подконтрольные фирмы) многоквартирными домами в Торонто (Канада) и землей на Корсике. В декларации указан дом и участок в Италии.

Как видим, людям есть, что терять. Депутаты и сенаторы столкнулись с дилеммой: либо после выявления запрещенных активов уходить со скандалом (а то и с расследованием Следственного комитета) либо уйти по-тихому, например, по состоянию здоровья. Второй вариант предпочтительнее, тем более, что юнцов среди бенефициаров крупного бизнеса в России давно нет.

О гнетущей дилемме проговорилась и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Я думаю, что некоторые сенаторы сейчас размышляют над тем, как им поступить, потому что у части сенаторов есть зарубежные счета и недвижимость за рубежом и акции, оформленные в оффшорах в зарубежных компаниях»,--заявила она 27 февраля. При этом Валентина Матвиенко принятый закон поддерживает и призывает коллег «сделать выбор».

До принятия закона все вышеупомянутые лица числились законопослушными: доходы задекларированы; сведения есть в Интернете, в публичном доступе. Но теперь придется раскрывать гораздо больше—останутся ли они таковыми? Кроме того, смеем подозревать, что в Госдуме и Совфеде есть и те, кто ничего не задекларировал, нарушая закон. Видимо, в ближайшее время нас ждет интересная политическая жизнь—в виде добровольных отставок и сенсационных расследований. «МК» следит за ситуацией.

ЭКСПЕРТ МК:

Георгий САТАРОВ, президент Фонда «Индем», в 1994-1997 гг. помощник президента РФ:

7 августа прошлого года я опубликовал статью о законодательной инициативе введения запрета для должностных лиц владеть активами за рубежом. Пророчил: будет весело—и «весело» началось. 26 сентября продолжил тему, говоря о том, что путинские инициативы приведут к расколу элиты.

Уже давно обладатели крупного бизнеса в России перевели свои активы за рубеж. Это раньше там минимизировали налоги. Сейчас иначе: Россия стала местом предельно опасным для бизнеса, и потому бизнес выводит из страны управляющие компании-собственники и основные активы, оставляя в России коробки зданий и вонючие производства. Возврат активов в Россию смертельно опасен: их тут же захапают какие-нибудь чекисты или другие друзья Путина.

Все ушедшие—представители бизнеса, которые пошли во власть, чтобы защитить себя и бизнес. Теперь российский бизнес увидит, что эта возможность исчерпана. Они будут либо бежать, либо искать новые способы защиты. И последнее тоже будет весело.

Общая тенденция малопривлекательна. Уже сейчас предприниматели, намеревающиеся покинуть страну, предварительно продав бизнес, сталкиваются с труднопреодолимым препятствием: никто не хочет покупать. Активы, располагающиеся в России, дешевеют, а менеджмент деградирует. Это смертельный недуг экономики, которым мы все обязаны нынешнему режиму. Страна становится дешевкой. В ней исчезает то, что можно продать, и из нее убегают те, кто может этим управлять. Не считая, конечно, тех, кто сопротивляется, и кого сажают в тюрьму.