Инноградную косточку в теплую землю зарою...

Проект «Сколково» можно считать закрытым

23.04.2013 в 15:47, просмотров: 34052
Инноградную косточку в теплую землю зарою...

В последние дни в российском гражданском и антигражданском обществах довольно активно обсуждается вопрос о $750 тысячах, выплаченных фондом развития иннограда «Сколково» (в элитном просторечии — просто фондом «Сколково») довольно оппозиционному депутату Госдумы от партии «Справедливая Россия» Илье Пономареву. За чтение лекций в алчущих сокровенного знания регионах РФ, установление сотрудничества «Сколково» с Массачусетским технологическим институтом (MIT) и другие общеполезные занятия.

Сама по себе сумма, никто не спорит, большая, но, по масштабам российских расходов нашего времени, не какая-то невероятно большая. К примеру, тому же MIT за создание новейшего университета все в том же «Сколкове» собирались заплатить порядка $500 млн — и ничего. Депутат Пономарев отдыхает.

Дело здесь, конечно, немного в другом. Многие включенные наблюдатели, включая ведущего политического обозревателя нашей любимой газеты Михаила Ростовского, считают, что речь на самом деле идет об атаке на правительство Дмитрия Медведева в целом и на федерального куратора так называемой модернизации, вице-премьера Владислава Суркова в частности. Оно и понятно: «Сколково» — титульный проект медведевской модернизации, полуглавный герой ныне почти забытой, а некогда (2009 год) культовой статьи Медведева «Россия, вперед!». Любимое детище нынешнего премьера и его зама Суркова одновременно. В общем, если доказать, что фонд «Сколково» платит не туда и не сколько нужно, можно похоронить весь проект в целом. Согласно базовой версии, за атакой стоит Администрация Президента, не считающая медведевский кабинет оптимальным для страны, и силовые структуры, на эту АП РФ традиционно замыкающиеся.

Это, на мой взгляд, правда. Но еще не вся правда, сермяжная, домотканая и посконная ((с)). Вопрос не только в беспрецедентной цене депутатских лекций. Илья Пономарев отличается несколько радикальными антивластными взглядами как минимум по некоторым вопросам. И больше того, впрямую причастен к организации массовых протестных акций в Москве 2011—2012 гг. Так что можно разыграть дело не только о возможной коррупции, но и о вероятном экстремизме. Ведь, если применить изощренные мыслительные схемы на грани конспирологии, может получиться, что премьерский фонд, финансируемый федеральным бюджетом, фактически давал денег на антипутинские протесты. Дестабилизируя тем самым излишне благостную обстановку, сложившуюся после совершенно прозрачных и справедливых думских выборов-2011. Не значит ли это, что «Сколково» надо полностью снять с государственного довольствия, а заодно еще и принудить к самообъявлению иностранным агентом, в лучших традициях недавних месяцев и недель? И как выглядит тогда премьер Медведев, не говоря уже о его опорном, ключевом заместителе?

Но.

Все это, как мне представляется, так и не так.

Роль «Сколково» в разогреве Болотной площади/проспекта Сахарова можно изучать сколько угодно. Это не отменяет другой очевидной правды: сам проект «Сколково» был обречен изначально. И горевать тут нечего, как и не о чем жалеть.

Причин тому две: второстепенная и главная.

Второстепенная состоит в том, что в окружающем нас мире собирать разноплановых специалистов и гениев в одном географическом месте, чтобы заставить их найти выдающиеся модернизационные решения, вообще не нужно. При современном уровне развития коммуникаций — от старого доброго транспорта до новейшего взбалмошного Интернета — один гений может сидеть в Австралии, второй — в Индии, а третий — в Усть-Урюпинске. И если им есть что придумать совместно, они вполне себе придумают. И поразят видавшее виды человечество.

Так что создавать отдельный крупный объект недвижимости, да еще в пространстве, отличающемся плохим климатом и неважнецкой инфраструктурой, не то что непродуктивно, а откровенно вредно. В 2009 году тогдашний помощник тогдашнего Президента РФ Аркадий Дворкович говорил, что можно заманить лучшие мозги мира в «Сколково» с помощью уникальных концертных залов, ресторанов и т.п. Святая простота! Прекрасных концертных залов по всему миру и так дополна. А что до ресторанов — в современной России вообще нет культуры вкусной публичной еды. Потому что состоятельные персонажи, создающие основной спрос на услуги элитного общепита, ходят в рестораны не столько есть, сколько тусоваться. И нервные окончания, отвечающие за оценку качества пищи, у них несколько атрофированы. Так что нечего нас смешить.

Но есть и главная причина неизбежного краха «Сколково»: правящая элита текущей РФ органически не заинтересована в модернизации. Чтобы в этом убедиться, надо просто один раз в жизни понять смысл самого термина «модернизация».

Это совсем не то же самое, что «инноватизация», которая понимается нашими стратегами и тактиками как огромный северный завоз всевозможных сложных устройств, именуемых на старославянском диалекте «гаджетами». Это — гораздо более сложный процесс. Связанный, в первую голову, с созданием эффективных систем социализации человека, который вовлекается в эти системы с младых ногтей. Речь идет об образовании, здравоохранении, культуре и т.д.

Подлинная цель модернизации, как ее понимает наличная мировая история, — это создание общества модерна. Которое отличается некоторыми важными особенностями (среди прочего и кроме уже перечисленного): появлением нации как сообщества культурно однородных и политически равных людей; возникновением народа как субъекта власти, а не бессловесного объекта управления; и, в конечном счете, формированием национального государства европейского образца.

Давайте скажем честно себе и другим: хочет ли всего этого российская элита? Я убежден, что правильный ответ состоит из трех слов: нет, нет и нет.

В России за минувшие 20 лет сложилась система монетократии — всевластия денег. В этом смысле РФ можно назвать своего рода религиозным государством: религия денег в ней превалирует над всем. А инстанция религиозной власти — неформальный совет сверхбогатых людей, отправляющих культ денег, — стоит выше власти светской. Даже президента, во многом совмещающего функции и полномочия всех трех традиционных ветвей власти — исполнительной, законодательной и судебной. В Кремле не только назначают министров, но и фактически пишут законы и руководят судами всех уровней-степеней. Но главное — священнослужители религии денег вырабатывают базовые правила игры. Так что не надо повторять миллион раз, как мантру, слово «Путин». Проблема если и в нем лично, то лишь отчасти.

Как устроено управление монетократией, чтобы раз и навсегда это понимать? Идеальная модель для описания этой системы — российский футбол. В нем сегодня безраздельно царят деньги, и только они. Никому не нужен ни детский футбол, ни вообще целостная система подготовки игроков и тренеров. Все это можно купить за границей в готовом виде, на часть безумных сырьевых и прочих сопутствующих доходов. Если за десятки миллионов долларов пригласить каких-нибудь Халка, Акселя Витселя и Самюэля Это'О, добавив к ним до кучи стареющих Фабио Капелло и Гуса Хиддинка, то зачем нам собственная модернизация самого популярного вида спорта? Все и так проканает.

Конечно, в Европе наши клубы смотрятся все позорнее. Да и национальная сборная кремлевских звезд с неба не хватает. Но ведь вся правда — в деньгах, и только в них. А то, что клуб «Анжи» на самом деле базируется не в родной Махачкале, а в Москве, разве не абсурд с точки зрения чистого футбола и отношений с болельщиками? Конечно, абсурд. Но с позиций монетократии — норма. Согласно ее базовой логике, где деньги — там и надо базироваться. А все остальное — детский лепет и ерунда.

Точно так же элита относится и к науке, и к образованию, и к медицине. Все, у кого есть реальные деньги, получат необходимые услуги в этих областях за границей, где все уже давно создано. А у кого денег нет — качественных услуг и вовсе не заслуживают. Их ждет тление и выбывание из лиги людей.

Вот кто-то сейчас рыдает, а кто-то довольно улыбается по поводу назревающей отставки министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова. Оба типа эмоций кажутся мне абсолютно излишними. Ливанов проводил нормальную общеэлитную политику. И вина министра, с точки зрения монетократии и сопутствующей системы управления, вовсе не в том, что он что-то делал не так. Он просто плохо умеет скрывать свои мысли. Надо было не заставлять пожилых академиков страдать, а облобызать их в медвяные уста и подкинуть немного пенсионного бабла. После чего Российскую академию наук все равно ликвидировать. Ведь если РАН до сих пор существует, то вовсе не потому, что кто-то из олигархов или топ-чиновников осознает ее нужность. А только потому, что власть опасается сопряженных с ликвидацией академии волнений и возмущений. Не опасалась бы — уже отправила бы РАН в расход. Так что уйдет Ливанов — придет другой, такой же, только вид сбоку. И пить будет не за что, и расстраиваться — не о чем.

Какая уж тут, простите, модернизация. «Сколково» еще формально живо, но де-факто уже закончено. И дело не в голой аппаратной интриге, а в чем-то гораздо большем.