Скандал с электронной слежкой американскими спецслужбами за гражданами: стал известен информатор

Эдвард Сноуден — защитник прав человека или изменник?

Скандал вокруг операции PRISM, которую проводит Агентство национальной безопасности (АНБ) Соединенных Штатов, разгорается. Первой об этой операции сообщила английская газета «Гардиан», написавшая о том, как «Verizon Business Network Services» получила приказ от американского суда, контролирующего правительственные акции по слежке, передать АНБ все телефонные записи своих клиентов с 25 апреля до 19 июля. Затем та же «Гардиан» и подключившаяся к ней «Вашингтон пост» раскрыли сам факт существования программы PRISM и ее суть. И вот стал известен источник информации обеих газет. Им оказался 29-летний техник-компьютерщик, работавший на фирму-контрактора, связанную с военными ведомствами США. Зовут его Эдвард Сноуден. Он имел доступ к сверхсекретной «Призме».

Эдвард Сноуден — защитник прав человека или изменник?

Программа PRISM дает право аналитикам АНБ извлекать детали активности американских граждан из компьютеров Microsoft, Google, Apple и других фирм Интернета. «Детали» расшифровываются как аудио- и видео-разговоры, фотографии, электронная почта, документы. Короче — всё, что оставляют на компьютерах их пользователи. А это почти вся их подноготная, если не жизнь. Получается, что «детали» АНБ перечеркивают крест на крест все права граждан на прайвэси, то есть на личную жизнь «Детали» — это по существу «Большой брат» Оруэлла из его антиутопии «1984», ставшей реальностью не в Советском Союзе, как представлял автор, а в Соединенных Штатах.

После раскрытия его инкогнито Сноуден сделал такое заявление: «Мой единственный мотив заключался в том, чтобы информировать людей о том, что делается от их имени против них же самих». Сноуден работал техником и в ЦРУ, и в АНБ, занимающемся электронной слежкой. Служил он в обоих этих разведорганах последние четыре года. По его словам, он отказался от высокооплачиваемой должности консультанта в гавайской фирме «Boor Allen Hamilton» и заперся в одном из отелей Гонконга в ожидании «выпадения осадков» после разоблачительных публикаций, источником которых он был. «Я готов на любые жертвы, поскольку совесть не позволяет мне допустить разрушения частной жизни, внутренних свобод и основных прав людей во всем мире с помощью этой массивной разведывательной машины, которую правительство США тайно создает», — пишет Сноуден».

Согласно Сноудену, АНБ создает «жизненную угрозу демократии». Он говорит, что надеялся на президента Обаму, что тот, придя в Белый дом в 2009 году, положит конец программе PRISM. Но президент не только не запретил её – а ещё больше продвинул вперед. «Я не считаю себя героем, — пишет Сноуден. — То, что я делаю, это в моих собственных интересах, ибо я не хочу жить в таком мире, в котором не существует прайвеси, а посему и возможности для интеллектуальных поисков и созидательного творчества»

Как только стало известно, что «свистуном» оказался Сноуден, председатель комитета по внутренней безопасности палаты представителей Конгресса США республиканец Питер Кинг потребовал экстрадиции и наказания Сноудена. Кинг заявил, что «ни одна страна не должна предоставлять убежище этому индивидууму. Это имеет экстраординарные последствия для американской разведки».

Формально Гонконг, где сейчас находится Сноуден, является частью Китая. Но эта бывшая британская колония имеет свободу печати и «терпит» политических диссидентов. К тому же у Гонконга с США имеется отдельное соглашение о выдаче преступников. Оно предусматривает исключения для тех, кто совершил «политические преступления» или «выдача которых может нанести ущерб обороне, внешней политике и основным общественным интересам» обеих стран. Повлияет ли недавний неофициальный саммит президентов США и Китая на позицию Гонконга? Об этом пока что трудно судить.

Директор Офиса национальной разведки Джеймс Клэппер, надзирающий за всеми разведорганами США, пока не комментировал напрямую дело Сноудена. Он выразился о нем иносказательно: «Любая личность, имеющая допуск к секретным материалам, обязана защищать их и подчиняться закону». Согласно существующим правилам, Вашингтон должен сначала возбудить уголовное дело против Сноудена, а уж затем потребовать его выдачи. Министерство юстиции пока помалкивает, говоря, что оно еще занято расследованием самой утечки. Руководство Конгресса — и демократы, и республиканцы выступили в защиту программы PRISM. Председатель комитета сената по разведке Диана Файнстин оправдывала деятельность PRISM, ссылаясь на то, что благодаря ей были предотвращены два теракта, один из них был связан с бомбежкой некоторых объектов в Нью-Йорке. Ее поддержал и Майк Роджерс, возглавляющий в палате представителей тот же комитет, что Файнстин в сенате. В этом нет ничего удивительного, ибо Конгресс как раз и утвердил программу PRISM.

Вашингтон переходит в контрнаступление против «свистунов». Президент Обама публично заявил, обращаясь к нации: «Никто не подслушивает ваших телефонных разговоров!» Свежо предание, но верится с трудом. Формальное объяснение этого президентского заявления звучит так: тебя будут подслушивать только в том случае, если тебя заподозрили в связях с террористами. И только с разрешения судебных властей. К этому Офис Клэппера добавляет, что PRISM было создано в 2008 году для прослушки «зарубежных объектов за границами США», что американцы такими объектами не являются и что Конгресс и суд ежегодно подтверждают программу PRISM и продлевают ее действие.

И снова свежо предание, которому с трудом верится. Верят в это с трудом и некоторые конгрессмены. Один из них сенатор Марк Юдом говорит, что необходима прозрачность в отношении того, как правительство собирает информацию о своих гражданах. Он требует открытия дебатов по этому вопросу в связи с недавними разоблачениями. В воскресенье сенатор Юдом заявил телеканалу Си Эн Эн: «Может кто-то думает, что все это о’кей, Но мне кажется, что линия проведена слишком далеко по выполнению в прайвеси». Кстати, Юдом тоже член сенатского комитета по разведке. Он и раньше критиковал подслушивание телефонных разговоров американских граждан.

Но вернемся к «свистуну». Сноуден жил в юности в штатах Северная Каролина и Мэриленд. В 2003 году он вступил в ряды вооруженных сил США, но вскоре был отчислен. Во время тренировки он сломал себе обе ноги. Сноуден не кончал среднюю школу, зато блестяще овладел компьютером. Свою карьеру он начал с должности охранника-топтуна в АНБ, точнее, при его филиале в Мэрилендском университете. Затем он перешел на работу в ЦРУ по линии охраны безопасности в Интернете. В 2009 году его взяли на работу контракторы, тесно связанные с АНБ. Согласно данным одного из таких контракторов фирмы «Boor Allen», Сноуден работал в ней всего три месяца. Его «проступок» якобы шокировал фирму.

Сноуден вылетел в Гонконг 20 мая, не поставив в известность об этом ни свою семью, ни свою герлфренд-подружку. «Я не думаю, что вновь вернусь домой», — сказал он репортеру газеты «Гардиан». Он считает, что в Штатах ему грозит тюрьма. «Нельзя не рисковать, если ты бросаешь вызов самым могущественным разведагентствам в мире. Если они хотят схватить тебя, то рано или поздно они тебя схватят», — говорит Эдвард Сноуден.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис.