На закрытой встрече с правозащитниками Чайка раскрыл тайну проверок НКО

Перетряхивание НКО от Калининграда до Камчатки оказалось простым мониторингом

23.07.2013 в 17:06, просмотров: 6267

Генеральный прокурор Юрий Чайка на закрытой встрече сообщил правозащитникам, что масштабные проверки российских НКО, которые ведомство вело с февраля этого года, проводились всего лишь для… мониторинга. Об этом «МК» рассказала присутствовавшая на встрече член Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова.

На закрытой встрече с правозащитниками Чайка раскрыл тайну проверок НКО
Рисунок Алексея Меринова

Пообщаться с Чайкой правозащитники и гражданские деятели смогли после того, как состоялось подписание соглашения о сотрудничестве между Генпрокуратурой и ОПРФ.

- Генпрокурор сказал: проверки мы проводили с целью мониторинга, чтобы понять, чем вообще НКО занимаются, особенно на иностранные деньги, что они делают, как тратят эти деньги, от кого они их получают, - рассказала «МК» Тополева-Солдунова. - Почему бы сразу не сказать: «Коллеги, не беспокойтесь, это всего лишь мониторинг»?

Да, вот это новость! Когда в июне правозащитные организации пытались судиться с Генпрокуратурой из-за повальных проверок, им там и не удалось узнать, на основании чего проводились повальные проверки. Председатель движения «За права человека» Лев Пономарёв рассказал «МК», что задание ГП на проверку «было сделано в виде внутреннего документа», и более того – в нём присутствовали только первая и десятая страница, а остальные якобы оказались «засекречены». Непонятно, что секретного может быть в рядовом мониторинге. Тем более что под эту сурдинку Ассоциацию наблюдателей за выборами «Голос» уже оштрафовали на 300 тысяч рублей, а Минюст приостановил её деятельность. Вот вам и мониторинг!

Тем не менее польза от него всё-таки была: по словам Тополевой-Солдуновой, в процессе проверок ведомство Чайки наконец убедилось: закон об иностранных агентах «абсолютно не удовлетворяет никаким требованиям к нормальному закону», и его необходимо менять. Вопрос –– кто сделает это первым. Лучше бы не Госдума, считает Тополева-Солдунова. Депутаты и так уже накосячили.

А если первую скрипку в изменении закона будет играть Генпрокуратура, добра тоже не жди: у силовиков всё равно «жёсткая позиция», признаёт Тополева-Солдунова: «Чайка говорил о том, что некоторые организации существуют по 20 лет и их никто не проверял, а проверять надо, проверки – это нормально и не надо делать из этого много шума». При таком подходе поправки в закон могут вылиться не в послабления, а в создание более чётких рамок для репрессий против правозащитников.

Зато есть надежда на президентский Совет по правам человека, который как раз разрабатывает предложения по изменению закона и в среду проведет заседание постоянной комиссии по развитию НКО.

- Наши предложения сводятся к тому, чтобы обеспечить прозрачность и публичную отчетность всех некоммерческих организаций, которые получают финансирование из-за рубежа, - сказал «МК» председатель СПЧ Михаил Федотов. – Это значит, что вместо термина «НКО, выполняющая функции иностранного агента» - кстати, нигде в законе не сказано, в чём состоят эти функции, - появляется новое понятие «организация, финансируемая из иностранных источников».

Если эти предложения будут приняты, из закона исчезнет одиозный термин «иностранный агент» - мягко говоря, неблагозвучно звучащий в русском языке. Кроме того, по словам Федотова, необходимо установить уровень финансирования: если НКО получает из-за кордона меньше определенной планки, то «публичная отчётность становится необязательной». Например, такой границей может стать цифра в 1 миллион рублей, считает глава СПЧ.

Впрочем, и тут на всех не угодишь: если в реестр будут попадать все организации, получающие финансирование из-за границы вне зависимости от причастности к политике, то под удар может попасть, например, РПЦ. Она регулярно получает за рубежом да хотя бы крупные пожертвования от паствы. Вряд ли церковникам по вкусу оказаться в списках потенциальных «предателей родины». А значит, лоббистская борьба за поправки будет набирать обороты.