«Голос» перестал быть иностранным агентом, но не факт, что НКО восстановится

Григорий Мельконьянц: «Пока мы спокойно работаем под другой маркой»

09.09.2014 в 17:16, просмотров: 2660

Московский городской суд не нашел оснований для признания ассоциации «Голос» иностранным агентом. Он обязал Минюст РФ исключить «Голос» из реестра иностранных агентов и вернуть НКО 400 тысяч рублей, уплаченных организацией в виде штрафов. Решение принято по жалобе уполномоченного по правам человека Эллы Памфиловой. О том, что изменится в работе наблюдателей за выборами после этого решения, «МК» рассказал заместитель исполнительного директора ассоциации Григорий Мельконьянц.

«Голос» перестал быть иностранным агентом, но не факт, что НКО восстановится
фото: youtube.com

Ассоциация «Голос» стала первой в России некоммерческой организацией, которую признали «иностранным агентом». Это произошло в апреле 2013 года по просьбе Минюста. Там выяснили, что «Голос» выиграл иностранный грант. Поскольку к тому времени закон позволял получать зарубежное финансирование только «иностранным агентам», «Голос» деньги не взял, но суд не принял это во внимание. Ассоциацию и ее руководство оштрафовали и потребовали зарегистрироваться в качестве «агента». Штраф был уплачен, а от перерегистрации «Голос» категорически отказался, и его деятельность приостановили, после чего ассоциация объявила о самоликвидации.

Но прекращать работу по наблюдению за выборами активисты и не думали. Они перенесли всю деятельность и финансовые операции в дочернее НКО «Голос-Урал», в том же году выиграли самый крупный государственный грант в номинации «мониторинг выборов», а в 2014 году выиграли его снова. Так есть ли смысл возрождать «Голос», если все и так прекрасно работает?

— Мы решим это после единого дня голосования на общем собрании учредителей, — сказал «МК» Григорий Мельконьянц. — Сейчас мы спокойно работаем под маркой «Голос-Урал», а процесс отмены ликвидации и восстановления деятельности ассоциации «Голос» — достаточно трудоемкий и не быстрый. Однако если мы его пройдем — это позволит вернуть все уплаченные ассоциацией штрафы и требовать компенсаций репутационного ущерба. Для нас это немалые деньги. Но самое главное — моральная победа, восстановление доброго имени слова «Голос». Полтора года мы добивались, чтобы нас не называли «иностранными агентами». Справедливость восторжествовала.

— Кто вам помогал восстановить свои права?

— Первым, кто начал заниматься делом «Голоса», был омбудсмен Владимир Лукин. Он обратился в Конституционный суд, а тот четко сформулировал, что признаков иностранного финансирования у нас не увидел. В то же время Элла Памфилова возглавляла оператора по распределению государственных грантов — фонд «Гражданское достоинство», и нам был предоставлен грант. Когда она стала омбудсменом, то откликнулась на нашу просьбу: направить ходатайство в Мосгорсуд о пересмотре нашего дела от имени уполномоченного по правам человека.

— Почему ваши обращения в суды заканчивались поражениями, а обращения омбудсменов — победами: они настолько сильные юристы и смогли вскрыть перед судьями новые обстоятельства?

— Первое — их личный авторитет, и второе — я не исключаю, что что-то за эти полтора года стало меняться в отношении к наблюдателям за выборами. Институт выборов находится у нас не в лучшем состоянии и, возможно, появился некий политический сигнал о том, что такие организации, как «Голос», повышают доверие к результатам голосования, а значит, нужны.

«Это хороший прецедент, — прокомментировала решение российской Фемиды Элла Памфилова. — Я удовлетворена тем, что суд исходил из строгого соблюдения закона. Еще есть целый ряд некоммерческих организаций, по поводу которых мы будем обращаться в суд, чтобы исключить их из реестра иностранных агентов».