Иностранные агенты идут!

Охранительная паранойя у российской власти сильно прогрессировала

26.05.2015 в 18:05, просмотров: 6728
Иностранные агенты идут!
Фото: minjust.ru

Фонд некоммерческих программ «Династия» занимается научными и образовательными проектами. Эту организацию Минюст признал «иностранным агентом» на том основании, что Дмитрий Зимин, россиянин, тратит на деятельность фонда личные средства, которые хранятся за рубежом и формально являются «иностранными» (около 400 млн. рублей в год). Оскорбленный благотворитель заявил, что больше денег может и не дать. В защиту фонда выступали видные российские учёные, но это не помогло. Фонд почти наверняка закроется.

«Ущербным» назвал в связи с этим закон об НКО - «иностранных агентах» бывший министр финансов Алексей Кудрин. Глава РСПП Александр Шохин сказал, что «если такое НКО подпадает у нас в реестр, то что-то не так с законодательством». Но пресс-секретарь президента Дмитрий Песков как отрезал: включение Минюстом фонда «Династия» в реестр «не свидетельствует о несовершенстве законодательства».

И г-н Песков прав на все 100 процентов. Закон, принятый в 2012 году и ставший одним из первых, продиктованных страхом Кремля перед «цветной революцией», наивно было бы считать «несовершенным». Именно таким, с мутными и допускающими множественное толкование формулировками, он и нужен власти.

«Политической деятельностью», которая вкупе с деньгами из-за рубежа гарантирует попадание в реестр «иностранных агентов», в нём названо участие «в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях».

Есть и длинная оговорка: «к политической деятельности не относятся деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества».

Но оговорка никого не спасла. Реестр «агентов» растёт, как на дрожжах, и у всех попавших в него 68-ми организаций в качестве основания для присвоения звания «иностранного агента» на официальном сайте Минюста указано «проведение публичных мероприятий» и «формирование общественного мнения». Любое выступление в СМИ или пресс-конференция подпадает под это определение.

Деятельность «агента» не запрещена. Но говорить, что в словах «иностранный агент» нет ничего оскорбительного - лукавство. Почему тогда религиозные организации, получающие деньги из-за рубежа (они все их получают, начиная с РПЦ) из-под действия закона об «иностранных агентах» осторожно вывели? Сейчас в Госдуму внесён правительственный законопроект, который предполагает составление Минюстом отдельного перечня религиозных организаций, получающих иностранное финансирование, но называть «иностранными агентами» их не будут. Хотя и «формированием общественного мнения», и «проведением публичных мероприятий» церкви занимаются непрестанно...

Увы, приходится констатировать: охранительная паранойя у российской власти сильно прогрессировала. Закон об «иностранных агентах» можно ругать или хвалить, считать вредным для развития гражданского общества или полезным для обеспечения национальной безопасности, но это ЗАКОН, то есть документ, оперирующий принятыми в российском праве понятиями и предусматривающий юридические процедуры.

А вот принятый парламентом и подписанный 23 мая президентом т.н. «закон о нежелательных организациях»

- КАК БЫ закон. Понятия, которыми он оперирует, юридически ничтожны. Никаких разъяснений по поводу сферы применения этого документа власти не дали. Зато теперь, верно подметил глава Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов, «институт иностранных агентов должен уйти в прошлое, как утративший всякий смысл».

Зачем агенты, если Генпрокурор или его заместители по согласованию с МИДом имеют право объявить любую иностранную или международную организацию «нежелательной», то есть такой, чья деятельность «представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства»? Следом - автоматический запрет на деятельность подразделений и структур организации в России, закрытие её проектов и программ, блокировке счетов в банках, арест имущества, административная или уголовная ответственность всем, острудничающим с ней...

Раньше принято было считать, что угрозу основам конституционного строя, обороноспособности страны или безопасности государства представляют экстремистские и террористические организации. Их у нас запрещают - по решению суда. Если речь идёт о шпионской сети иностранных спецслужб - для борьбы с ними существуют спецслужбы российские. Причём здесь Генпрокурор и тем более МИД?

И как можно оспорить решение о признании организации «нежелательной» в суде, на что надеются оптимисты? Как можно доказать, что она не представляет «угрозу основам конституционного строя» - или, наборот, представляет, если не велось никакого следствия, не собиралось доказательств?...

Был в США такой министр обороны - Джеймс Форрестол. Он сошёл с ума на почве антисоветской и антикоммунистической паранойи, которой страдали американские власти после Второй мировой войны. В мае 1949 года этот военачальник сначала кричал «Русские идут, русские идут! Они везде!», а потом выпрыгнул с 16 этажа.

Остаётся надеяться, что никто из представителей российской власти не повторит печальную судьбу генерала Форрестола. С криками «Цветная революция! Цветная революция!»