«Болезненный ответ враждебной линии США»: МИД посулил месть за санкции

Депутаты приняли «плутониевый ультиматум»

19.10.2016 в 18:26, просмотров: 11558

Госдума единогласно ратифицировала президентский законопроект о приостановке российско-американского соглашения об утилизации оружейного плутония. На самом деле речь идёт о похоронах этого документа: Владимир Путин оговорил возвращение к нему такими заведомо неприемлемыми для США условиями, что перечислить их в зале пленарных заседаний вслух не решился никто.

«Болезненный ответ враждебной линии США»: МИД посулил месть за санкции

Замглавы МИД Сергей Рябков пояснил депутатам, что приостанавливается не только т.н. плутониевое соглашение, но и два протокола к нему. Само соглашение было подписано в 2000 году, но в силу вступило только в 2011-м - потому что «на протяжении этих лет проходила определенная эволюция нашего подхода и подхода США к его предмету и цели.»

Изначально планировалась ликвидация плутония путём сжигания его а атомных реакторах. США хотели утилизировать плутоний в реакторах на легкой воде, но сами такой дорогостоящей технологии не имели, и в итоге строить заводы не стали, решив захоранивать плутоний на специальном полигоне в Нью Мексико. А в России построили завод по производству смешанного уранплутониевого оксидного топлива в Железногорске, и эти «таблетки», как назвал г-н Рябков новое топливо, уже используются, но не в легководных реакторах, а в реакторе на быстрых нейтронах на Белоярской АЭС.

Но дело не в технологических разночтениях, признал замглавы МИД, а в «политической стороне вопроса» - в «продолжающейся враждебной политике Вашингтона в отношении России, которая началась задолго до событий в Крыму и на Украине, и к 2012 году приобрела отчетливые формы в виде законодательных антироссийских инициатив, внедрения санкционной политики».

«Параллельно приближались к нашим границам военная инфраструктура, создавались антироссийские альянсы из числа европейских союзников США», продолжил г-н Рябков. Все это президент РФ счёл «коренным изменением обстоятельств», оправдывающим приостановку соглашения.

«Мы сформулировали набор требований, выполнение которых может вернуть Россию к выполнению соглашений. Ясно, что их масштаб таков, что в интересах возврата к плутониевому соглашению Вашингтон на это не пойдет»,- признал докладчик.

Ни одно из этих требований г-н Рябков не озвучил. Такую же сдержанность проявил и глава думского Комитета по международным делам Леонид Слуцкий (ЛДПР).

Между тем в законопроекте за подписью президента говорится о сокращении военной инфраструктры и численности контингента войск США, размещенных на территории стран НАТО «после 1 сентября 2000 года», и «отказе США от недружественной политики в отношении РФ» (отмене закона Сергея Магнитского, принятого в 2012 году, и «направленных против России положений закона 2014 года о поддержке свободы Украины», отмене всех санкций и компенсации ущерба, понесенного РФ в результате их введения, «включая потери от введения вынужденных контрсанкций в отношении США»).

«Утопией» назвал г-н Слуцкий любую надежду на возврат к сотрудничеству в атомной сфере в ближайшие несколько лет, кто бы ни стал президентом США. «Но несколько лет - это в историческом масштабе ничтожный отрезок времени. И Россия, и США в мировой архитектуре 21 столетия, которая формируется сегодня, я уверен, останутся партнерами»,- добавил он оптимизма…

Впрочем, неназванный президентом размер ущерба, понесенного Россией от американских санкций и собственных контрсанкций, имеет шансы вырасти. Г-н Рябков напомнил, что «элементом нашего ответа на американскую враждебную линию всегда была возможность применения несимметричных болезненных мер», одной из которых является и приостановка плутониевого соглашения, и российские власти «сохраняют возможность для применения подобного подхода и в дальнейшем».

Все фракции безоговорочно поддержали инициативу президента. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, правда, обратился к коллегам с такими словами: «у нас должна быть разная позиция, ведь президенту выгодно слышать, как в парламенте по-другому говорят… А здесь будут выходить и все говорить: «мы за, мы за, мы за»… Кому нужен такой парламент, если все «за»?»

Впрочем, и он был «за».