Уникальная авиабаза в Антарктиде: кто хочет опередить Россию

Китай замахнулся на полезные ископаемые

25.11.2018 в 15:34, просмотров: 4867

Китай готовится развернуть в Антарктиде первую в истории континента крупную авиабазу-хаб. Для этого в начале ноября китайцы начали очередную антарктическую экспедицию. Развитие туризма в регионе как официальная версия, высказанная на страницах «Жэньмин жибао», выглядит неуклюжей. На антарктический шельф логичнее ложится милитари-сценарий: возможность использовать аэропорт для базирования военной авиации КНР. Но зачем Поднебесной укреплять этот ледовый фронт? «МК» попытался выяснить, стоит ли бояться раздела шестого континента планеты.

Уникальная авиабаза в Антарктиде: кто хочет опередить Россию
Самолет «Сюэин‑601» стал воздушным мостом Китая в Антарктиде. Фото: air66.cn.

Китайский поход на Южный полюс

Первую станцию под флагом Китая в Антарктиде открыли еще в 1985 году на островке с экзотичным для этих мест названием — Ватерлоо. Штат научно-исследовательской станции «Чань-Чэнь», в переводе «Великая стена», не превышал 40 человек в самое теплое, летнее время. Но именно открытие «Великой стены» во льдах Антарктиды некоторые считают точкой отсчета в становлении Китая как одного из мировых лидеров.

В разрезе мирового господства интересна третья китайская станция, открытая в 2009 году. Она встала в один ряд с русским «Востоком» и североамериканской «Амундсен — Скотт», которые носят статус постоянных. И название соответствует особому положению — «Священный пик», аналог греческого Олимпа. Особенной ее делает чисто географический аспект: станцию «Священный пик» китайцы в любой момент могут «запрячь» в чисто военную упряжь. Из-за очень сухой, чистой и практически безветренной атмосферы в том районе она идеальна для слежения и дальнего загоризонтного наблюдения.

А открытая в 2014-м небольшая научно-исследовательская база «Тайшань жэнь» идеальна, чтобы в нужный момент выполнять функцию базы «подскока». Она находится на плато в 2600 метрах над уровнем моря, и до ближайших китайских соседок от нее не больше 600 километров.

Однако все эти базы так и оставались «консервами». Добраться до них можно было только морем. У КНР пока один-единственный ледокол «Сюэ лун», или «Снежный дракон». Плывет он к ледовым берегам от 15 до 20 суток — в зависимости от капризов неба и океана. Потому для развертывания дополнительного присутствия в Антарктиде у Китая особой возможности не было: снабжение ресурсами и людьми «опорных точек» Поднебесной — дело затруднительное и очень затратное.

Однако в 2015 м произошло событие, способное перевернуть устоявшийся мир.

Под пятой «дракона»

В 2015 году Китай купил у США самолет Basler BT 67. На роль «крушителя устоявшегося миропорядка» его определила одна конструкционная особенность — возможность работы в высоких широтах. Там, где другие воздушные транспортники «захлебываются», этот тянет легко и безотказно. Китайцы, долго не рассуждая, поверх латиницы начертали «Сюэин 601» и послали самолет в Антарктиду.

И в 2015-м же руководство КНР утвердило государственную программу по освоению Антарктиды. Ее главный смысл — строительство огромного воздушного хаба, способного принимать как гражданскую, так и военно-транспортную авиацию.

После этого Китай спешно приступил к созданию хорошо укрепленных и смонтированных взлетно-посадочных полос длиной до 4 километров около своих антарктических баз «Чжуньшань» и «Священный пик». В 2017 году эти работы были успешно завершены. И 16 декабря того же года Китай официально открыл прямое сообщение с Антарктидой. В этот же день пассажирский рейс Hainan Airlines приземлился на ледовом континенте. Теперь для бесперебойного снабжения антарктических баз вместо 20 суток на ледоколе требуется до 20 самолеточасов.

В итоге КНР замахнулась уже на третий и самый крупный капитальный аэродром в Антарктиде. Станция «Куньлунь» пока располагает только небольшой ВПП, а аэродром станции «Чжуньшань» приспособлен принимать лишь небольшие самолеты. Запланированная отдельная авиабаза-станция обзаведется крупной взлетно-посадочной полосой, которой по силам принять тяжелые транспортники по типу нашего Ил 76 или «Руслана». Это мгновенно возведет новоиспеченную базу в ранг общеантарктического центра воздушной навигации.

Вот как комментируют надвигающуюся экспансию Китая на ледовые берега континента: «Китай в Антарктиде должен иметь полностью удовлетворяющее его интересы материально-техническое обеспечение. Поэтому именно строительство большой авиабазы с развитой инфраструктурой будет соответствовать стратегическим нуждам Китая в зоне Южного полюса. И это окажет решающую помощь в различных исследованиях и позволит КНР иметь решающее право голоса в управлении воздушным пространством в Антарктике».

За фразой «решающую помощь в различных исследованиях» легко нащупать более жесткий и повелительный подтекст. Они хотят Антарктиду всю целиком.

— Китай не скрывает своих экспансивных настроений. Их интересует любая точка на планете, — считает военный эксперт Александр Мозговой. — И, естественно, их интересуют прежде всего ресурсы.

Но достанется ли ледовый континент китайским товарищам просто так, без боя?

С видом на «Восток»

Всего в Антарктиду врыто 89 станций разного калибра: от небольшой сезонной чешской «Эко-Нельсон» до крупногабаритных «международников».

Однако основные игроки в возможной битве за Антарктиду — это американская «Амундсен — Скотт» и наша «Восток». Российская научно-исследовательская станция «Восток» — ближайшая к китайцам капитальная база. Дата ее рождения — октябрь 1957 го. Ее «фишка», играющая одновременно и в плюс и в минус, в том, что она находится в самом недоступном месте Антарктиды. Еще одна особенность «Востока» — она расположена на трех полюсах одновременно: южном геомагнитном, полюсе холода и полюсе недоступности.

Станция никогда не переставала функционировать. Летом на ней работают 25 полярников, зимой — всего 13. Это поменьше, чем китайских друзей на том же «Куньлуне». А все потому, что в районе «Востока» часто регистрируют температурные рекорды со знаком минус. В 1983 году здесь была зафиксирована одна из самых низких температур окружающей среды на Земле —  89,2°C. Чтобы привыкнуть к условиям на континентальной Антарктиде человеку требуется от 1 до 3 месяцев.

Первоначальная цель «Востока» — исследование экосистемы Антарктиды. Наши ученые, которые там работают, до сих пор «тянут» огромный спектр работ: геофизические, гляциологические, аэрометеорологические и медицинские. Они не скрывают: у них немало сведений и о полезных ископаемых на ледяном континенте.

Российская станция «Восток» вряд ли сможет превратиться в военную базу. Фото: ekaykin.livejournal.com.

Что представляет собой российская станция «Восток»?

Построек на территории станции не так уж и много: жилое помещение, столовая, строения для научной и исследовательской работы, дизельный блок и другие небольшие вспомогательные хозпостройки. Жилой блок укрыт толстенным слоем снега. Выбраться наружу можно через основной или запасной выходы.

Но просто так, отворив дверь, навстречу солнцу и морозу выйти не получится. Чтобы вдохнуть свежего антарктического воздуха, нужно пройти по 50 метровому тоннелю, прорытому в снеговой толще.

Если предположить, что битва за Антарктиду может разыграться в прямом смысле, то наш «Восток» далек от привычного понимания военной базы. При этом есть один серьезный минус, который делает станцию непригодной для переоборудования в крупный военный объект, — это низкое давление и очень низкая температура. Самолеты на «Восток» могут летать только очень короткий период в году — с середины декабря по февраль. В другое время они не могут приземлиться — даже полозья спецсамолетов мгновенно вмерзают в лед. Другая техника, кроме легких снегоходов, добраться до «Востока» не может. И если что-нибудь произойдет экстраординарное, востоковцам придется отбиваться самим — ждать помощи будет неоткуда.

Разве что телеграфировать американскому соседу, который на роль военного объекта подходит гораздо больше.

Звездно-полосатый хай-тек среди льдов

Американская научно-исследовательская станция «Амундсен — Скотт» на год старше советско-российского «Востока» — официально звездно-полосатый антарктический объект открылся в 1956 году. Свое название он взял в честь открывателей Южного полюса — Руаля Амундсена и Роберта Скотта.

Американская станция первоначально была очень скромной — всего на несколько лабораторий. Все изменилось в 1975 году. Тогда «Амундсен — Скотт» накрыл огромный сверхпрочный купол, под которым построили новые жилые и рабочие корпуса. Теперь станция в силах принять до 44 человек. В таком виде самая крупная станция в Антарктиде простояла до 1999 года. Тогда, вероятно, из-за начавшейся экспансии Китая американцы решили, что «Амундсен — Скотт» надо расширять. Так появились ультрамодные — из композитов и алюминиевых сплавов — жилые корпуса, быстро ставшие достопримечательностью Антарктиды. Тяга к комфорту «как дома» заставила американцев отгрохать немыслимую для этих мест инфраструктуру: почтовое отделение, магазин и паб.

Но вскоре обнаружилась существенная проблема: на здания под куполом быстро наносился снег. Прогревать корпуса стало сложнее и дороже — литр драгоценного дизеля меньше чем за 7–10 долларов не доставить.

Решение нашли быстро: здания посадили на гидравлические опоры и приподняли. Этого хватит, чтобы станцию не заносило снегом минимум до 2033 года.

Жилые корпуса и лаборатории также обновили. Теперь на «Амундсен — Скотт» могут в относительном комфорте трудиться до рекордных 150 человек.

С воздушным сообщением у американцев гораздо лучше, чем у российского «Востока». Взлетка, врытая в толщу снега, готова принимать транспортники средней весовой категории С 130 «Геркулес». Однако частые сильные ветра мешают круглосуточному авиасообщению — борт может сесть или взлететь только в светлое время суток. И это в момент активной битвы за Антарктиду тоже грозит обернуться минусом — в отличие от любой китайской американская база в нужный момент может остаться без снабжения.

Фото: xinhuanet.

В ожидании команды на раздел

Антарктида и вправду «кладовая» планеты. Там есть все: от нефти и каменного угля до залежей цинка, молибдена и других цветных металлов.

— Ради своих целей китайцы легко могут разместить или переправить туда все что угодно: от вооруженных ледовых вездеходов до целых ракетных батарей и радиолокационных станций, — считает Александр Мозговой.

При этом он вносит серьезную оговорку: до 2058 года китайцы в Антарктиде в открытую возводить громадную военную базу не будут. Именно в 2058 году истекает срок действия соглашения от 1959 года о статусе этого континента. И тогда Антарктиду можно смело начинать «дербанить». Если, конечно, ничего не изменится.

— Китайцы всегда щепетильны к мировым соглашениям, — говорит Мозговой. — Однако как только сроки моратория, касающегося Антарктиды, истекут, я уверен, Китай уже будет во всеоружии. И постарается отхватить самый жирный кусок.

Но это если Россия или те же США спустят все на тормозах. Да, на военные базы ни «Восток», ни «Амундсен — Скотт» пока не претендуют. Однако одно их присутствие простым и безмятежным покорение шестого континента китайцами не сделает. Потому, если экспансивный порыв у китайских товарищей меньше не станет, не исключено, что мы увидим, как самый холодный континент планеты превратится в самую горячую точку на земле.