"Подам иск в ЕСПЧ!": как устроен на практике Европейский суд

"Вступается за террористов и пенсионеров"

Чаще всего о Европейском суде по правам человека мы слышим в связи с обращениями туда оппозиционеров, задержанных за участие или организацию массовых мероприятий, а также по политическим мотивам. Так, недавно ЕСПЧ присудил компенсацию Алексею Навальному за задержания на митингах и участницам группы «Пусси Райот», посаженным за «панк-молебен» в храме Христа Спасителя. Часто приходится слышать, что Россия не обязана исполнять решения Европейского суда, но тем не менее в большинстве случаев это происходит. Почему так случается, какие еще особенности взаимодействия с ЕСПЧ есть у России и чем кроме защиты оппозиционеров занимается главный суд Европы?

"Вступается за террористов и пенсионеров"

ЕСПЧ — международный судебный орган, полномочия которого распространяются на все государства, являющиеся членами Совета Европы и принявшие Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (она же ЕКПЧ, но не следует ее путать с Международной конвенцией ООН — Всеобщей декларацией прав человека).

С 1996 года в состав Совета Европы входит Россия, которая в 1998-м приняла Европейскую конвенцию, и с этого же года на РФ стали распространяться обязательства соблюдать права человека и исполнять постановления ЕСПЧ.

Между прочим, именно поэтому у нас был введен мораторий на смертную казнь, выведены войска из Молдавии, ФСБ лишена права иметь свои СИЗО и тюрьмы, введена альтернативная воинская служба, заключены международные соглашения в сфере судопроизводства, документооборота и правоохранительной деятельности.

По словам адвоката Алексея Макарова, который много лет представляет в ЕСПЧ интересы заявителей из России, основные статьи конвенции, по которым рассматривается большинство дел Европейским судом, — это ст. 3 (запрет пыток, бесчеловечного или унижающего обращения), ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок), ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни), ст. 10 (свобода выражения мнения) и ст. 13 (право на эффективное средство защиты).

«Большинство постановлений ЕСПЧ я как адвокат считаю справедливыми, и если бы национальные суды государств, в том числе и России, таким же образом принимали бы свои решения, то все разговоры о коррупции, предвзятости, неправомерности сошли бы на нет. Конечно, и ЕСПЧ не идеален, в чем-то предвзят, а что-то может упускать из внимания, но с каким-нибудь Басманным судом он даже близко не сравнится. Нужно также понимать, что постановления ЕСПЧ принимаются исключительно с целью защиты прав граждан и восстановления верховенства их прав, какой бы вопрос они не рассматривали», — говорит Макаров.

Многие постановления ЕСПЧ вошли в историю правоприменительной системы и вызвали большой резонанс, рассказывает юрист, специалист по международному праву Анатолий Долгих. Например, дело Доготаря против Молдовы. Европейский суд по правам человека обязал Молдавию выплатить €7,6 тыс. пенсионеру Михаилу Доготарю, которого поместили в психиатрическую лечебницу за то, что он дал пощечину министру труда, социальной защиты и семьи Валентине Булиге.

«ЕСПЧ постановил, что помещение заявителя в психиатрическую больницу было нарушением положений ст. 5 Конвенции, и распорядился выплатить ему компенсацию за моральный ущерб и возместить расходы», — рассказал эксперт.

Инцидент произошел в мае 2014 года, когда министр Булига, представлявшая коалицию проевропейских партий, проводила встречу с жителями городка Глодяны. Бывший инженер пожаловался ей на низкую пенсию, которая составляла около €58. Министр ответила, что его пенсия достаточно велика, и иронически спросила, действительно ли он понимает смысл своего вопроса. Такой ответ возмутил пенсионера, который набросился на чиновницу с кулаками. Как написала Булига в обращении в полицию, в ходе перепалки пожилой мужчина ударил ее по лицу. Сам Доготарь утверждает, что министр спровоцировала его на этот поступок своим безразличием к тяжелому положению пожилых людей в стране. В частности, средняя пенсия на тот момент была ниже прожиточного минимума.

Доготаря обвинили в хулиганстве и завели против него уголовное дело, в ходе которого он был доставлен в психиатрическую лечебницу в городе Бельцы, где его обследовали и поставили диагноз «деменция». Затем полиция поместила его в психиатрическую клинику в Кишиневе, где он находился вместе с тяжелобольными пациентами и алкоголиками.

В феврале 2015 года Доготарь обратился в ЕСПЧ с жалобой на нарушение права на свободу и безопасность, а также на правосудие и уважение частной жизни. Европейский суд полностью встал на его сторону.

«У ЕСПЧ есть социалистические нотки или даже, если хотите, христианские, — отмечает Долгих. — Он всегда делает уклон в сторону, как бы сказали у нас, сирых и убогих».

Еще один показательный случай произошел пару лет назад. Заявителем являлся гражданин Турции, который проживал в Болгарии и имел там вид на жительство. Болгарские правоохранительные органы в ходе оперативных мероприятий установили причастность заявителя к обороту наркотиков, в связи с чем прекратили действие его вида на жительство и отдали приказ о депортации. Заявитель не смог успешно обжаловать приказ и обратился в ЕСПЧ.

Европейский суд пришел к выводу, что депортация была осуществлена на основании секретного доклада правоохранительных органов, конкретных доказательств угрозы безопасности Болгарии представлено не было, в связи с чем данные действия нарушают конвенцию, и присудил заявителю 10 000 евро.

Навальный получил солидную компенсацию за задержания на митингах.

Еще один заявитель — гражданин Алжира, который приехал в Швейцарию по туристической визе и женился на местной гражданке. Затем совершил преступления — ни много ни мало незаконный оборот оружия, вооруженное ограбление, причинение вреда здоровью, в результате чего был осужден. Через некоторое время оказался освобожден досрочно и получил требование о депортации, так как совершил тяжкие преступления, а на территории Швейцарии проживал нелегально: срок вида на жительство истек. После чего заявитель обратился в Европейский суд.

ЕСПЧ пришел к выводу, что отказ продлить разрешение на жительство в Швейцарии и требование о депортации представляют собой вмешательство в право на ува­жение семейной жизни, и присудил ему 5346 евро.

Показателен еще один случай, который имел место в Лондоне. «На мой взгляд, он мог бы стать прецедентным, но не получил должной огласки, — считает Долгих. — В связи с угрозой терроризма в 2000 году полиция Лондона получила полномочия на обыск любых пешеходов и транспортных средств на улице. К 2008-му ежегодное количество обысков выросло до 117 тысяч. Заявитель ехал по улице на велосипеде, имел рюкзак. Вторая заявительница являлась журналистом и шла пешком к месту съемки. Они были остановлены полицией и обысканы без объяснения причин. Жалобы на полицию в судебные органы ничего не дали. ЕСПЧ пришел к выводу, что это нарушает конвенцию, и присудил заявителям 33 850 евро».

Когда недавно Навального за невыплату долга не выпустили на заседание ЕСПЧ, никто не вспомнил недавний случай, произошедший с другим нашим соотечественником. Заявитель из Москвы являлся должником, в отношении него имелось исполнительное производство, однако долг он не платил. Приставом на протяжении двух лет в отношении заявителя выносились постановления на запрет выезда из РФ.

ЕСПЧ пришел к выводу, что такая мера имеет место и может применяться, согласился с доводами России, что она направлена на исполнение должником своей обязанности, однако указал, что эта мера должна применяться объективно, избирательно и в каждом конкретном случае, в том числе исходя из того, повлечет ли она возврат долга. Так как в данной ситуации этого сделано не было, то суд пришел к выводу, что это нарушает конвенцию, и присудил заявителю 2000 евро.

Адвокат Алексей Макаров отмечает основные заблуждения, которые касаются работы ЕСПЧ и распространены даже среди юристов.

«ЕСПЧ рассматривает все дела, любые споры, и если мне откажут в иске, например, о взыскании долга, я обращусь в ЕСПЧ», — уверены многие.

«Нет, это не так, — отмечает эксперт. — ЕСПЧ рассматривает жалобы физических и юридических лиц только на предмет нарушения их прав, предусмотренных конвенцией, исключительно со стороны государства, государственных органов и должностных лиц государства, являющегося членом СЕ и/или принявшего конвенцию. ЕСПЧ не рассматривает споры между физическими и юридическими лицами, не рассматривает частные гражданские дела и не рассматривает жалобы на нарушение иных международных конвенций и деклараций, даже если эти нарушения допущены со стороны государства».

Также бытует мнение, что ЕСПЧ имеет право пересмотреть решения российских судов и отменить их, так как выступает в качестве высшей судебной инстанции.

«Нет, ЕСПЧ не входит в систему российского правосудия, не имеет права пересматривать решения российских судов и тем более отменять их. Он рассматривает жалобу заявителя лишь с точки зрения наличия или отсутствия признаков нарушения конвенции и, соответственно, прав человека со стороны государства. Но если ЕСПЧ придет к выводу, что имело место нарушение, то он присудит денежную компенсацию, а вынесенное им постановление будет являться основанием для пересмотра российскими судами дела заявителя по вновь открывшимся обстоятельствам», — поясняет Макаров.

По его словам, многие не идут в ЕСПЧ, поскольку уверены: чтобы туда обратиться, нужно пройти все судебные инстанции и Конституционный суд, а на это уйдет очень много времени. Но это не совсем так. Действительно, сразу взять и обратиться в ЕСПЧ нельзя, но и все инстанции проходить тоже не нужно. По уголовным делам для обращения в Европейский суд достаточно первой инстанции и апелляции, по всем остальным — нужно пройти первую, апелляционную и две кассационных. Обращаться к председателю Верховного суда, в надзор и тем более в Конституционный суд не требуется. Более того, если дело очень существенное, а сроки «горят», то обратиться в ЕСПЧ можно и раньше, не проходя все инстанции.

Однако надо учитывать, что сроки ограничены 6 месяцами с момента вынесения решения последней инстанцией (для уголовных дел это апелляция, для остальных — вторая кассация), пропущенный срок не восстанавливается. Кто не успел, тот опоздал, даже если государство своими действиями нарушило абсолютно все статьи конвенции. Кстати, по мнению экспертов, именно поэтому многие страны не стали принимать конвенцию. Например, Белоруссия.

Более того, в ближайшем времени будет ратифицирован протокол №15 к конвенции, и срок для обращения в ЕСПЧ уменьшится до 4 месяцев.

В июне ЕСПЧ присудил компенсацию ваххабитам, устроившим теракт в Грозном.

«Многие заявители, с которыми мне приходилось сталкиваться, уверены, что обращаться в ЕСПЧ нужно на английском языке, «а я его не знаю, и у меня нет денег на переводчика», — говорит Макаров. — Это не совсем так. Действительно, официальными языками ЕСПЧ являются французский и английский, но первоначальная жалоба в ЕСПЧ и переписка с секретариатом суда могут быть осуществлены на любом языке государства, принявшего конвенцию, в том числе и на русском. Если же суд примет жалобу и будет ее рассматривать, то уже в этом случае переписка с судом будет осуществляться на иностранном языке».

Эксперт также обращает внимание на то, что обращение в ЕСПЧ является совершенно бесплатным, не облагается госпошлиной и иными сборами. Более того, если жалобу не примут или примут, но откажут в ее удовлетворении, с заявителя не взыскивают никакие расходы, понесенные судом или государством-ответчиком.

Одним из самых спорных моментов при обращении в ЕСПЧ является то, что Конституционный суд России признает его решения не обязательными к исполнению. Но, как ни странно, это не так важно.

«Тем не менее, в соответствии с конвенцией, нормативными актами СЕ и РФ, постановления ЕСПЧ обладают высшей юридической силой и обязательны к исполнению государством-ответчиком, — поясняет эксперт. — Более того, есть Постановление Конституционного суда РФ №21-П от 14.07.2015, согласно которому должно быть осуществлено безусловное исполнение постановления ЕСПЧ, даже если оно противоречит Конституции РФ, однако в таком случае президент или правительство могут обратиться в Конституционный суд с запросом о толковании возможности или невозможности исполнить постановление ЕСПЧ. Таким образом, Конституционный суд допускает теоретическую возможность неприменения постановлений ЕСПЧ, но такие случаи единичны и исключительны.

Например, ЕСПЧ установил, что в РФ нарушаются права лиц, находящихся в местах лишения свободы, на участие в выборах, однако предложил данный момент оставить на усмотрение Конституционного суда, так как этот запрет установлен ст. 32 Конституции РФ. Конституционный же суд установил, что здесь никакого нарушения нет и что такой вариант ограничения прав допускают и конвенция, и сам ЕСПЧ в своих ранних постановлениях. Также КС подчеркнул, что можно изменить российское законодательство в части отмены ограничения избирательных прав для лиц, отбывающих наказание в колонии-поселении».

Впрочем, бывают случаи, когда Россия все же не признает этих решений. Но касаются они не Навального или гражданских заявителей, а гораздо более серьезных ситуаций.

Так, например, в этом году Европейский суд по правам человека объявил о присуждении компенсации участникам группировки чеченских боевиков, осужденных в 2004 году за убийства мирных жителей и военнослужащих в Грозном, в рамках дела «Абдулкадыров и Дахтаев против России», заявив о том, что в отношении убийц были нарушены статьи о праве на судебное разбирательство (ст. 6), об уважении частной и семейной жизни (ст. 8), о запрещении пыток (параграф 1 ст. 3). В решении ЕСПЧ заявляется о том, что Россия должна выплатить обоим осужденным по 37 тыс. евро компенсации за моральный ущерб и по 4,15 тыс. евро — за судебные издержки.

Дени Абдулкадыров и Албек Дахтаев, входившие в ваххабитскую группировку, в мае 2004 года были приговорены к 25 годам тюремного заключения за расстрел в 2001-м трех военнослужащих и похищение оружия, а также убийства мирных жителей. Дахтаев снимал расправы на видеокамеру — впоследствии эти записи стали одним из главных аргументов обвинения.

«Конечно, в любом суде бывают перегибы, и Европейский суд по правам человека — это не суд Божий, — говорит политолог, специалист по международному праву Сергей Корнилов. — Но, несмотря на это, гораздо больше предвзятости мы видим в национальных судах. В России, например, права и свободы часто нарушаются, и не стоит бояться обращаться в Европейский суд. Для этого сейчас есть масса правозащитных организаций. Даже если вы не террорист и не Навальный, скорее всего, суд встанет на вашу сторону, если действительно имеет место нарушение прав».

Сюжет:

Дело Навального

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27865 от 21 декабря 2018

Заголовок в газете: «ЕСПЧ вступается за террористов и пенсионеров»