Почему выборы в Европарламент считают самыми бессмысленными в истории

Европейцы потеряли веру в политиков

21.05.2019 в 17:53, просмотров: 2561

На 23–26 мая намечены выборы в Европейский парламент. Обычно это событие привлекает к себе мало интереса, но в этом году Великобритания задала всем задачку. Соединенное Королевство после выборов отправит в парламент ЕС своих представителей, только чтобы их кресла опустели всего спустя несколько месяцев. Это грозит подорвать работу законодательного органа на ближайшие пять лет. Сюрпризы Брюсселю готовят и ультраправые европейские партии, и даже нашумевшие французские «желтые жилеты».

Почему выборы в Европарламент считают самыми бессмысленными в истории

Европа скептиков

Выборы в Европарламент проводятся каждые пять лет. По итогам прошедшие партии из разных стран формируют коалиции. Так, в союз евроскептиков «Нации и свобода» входят итальянская «Лига» и французское «Национальное объединение» (бывший «Национальный фронт»). Самое большое представительство сейчас у правоцентристов «Европейской народной партии», возглавляемых немецкими христианскими демократами.

Недавно проведенный опрос Европейского парламента предсказывает, что крайне правые партии и евроскептики увеличат свое представительство в этом органе. «Нации и свобода» получат 8,3% по сравнению с прежними 3,3%, а их единомышленники из «Европы свобод и прямой демократии» заработают 6%. Правоцентристы сохранят за собой большинство с 24%, а левые потеряют 5% мест, скатившись до 20%.

Не секрет, что европейцы довольно неохотно участвуют в подобных кампаниях. На прошлых выборах общая явка составила всего 44%. Законодательство на уровне Евросоюза — вещь довольно отдаленная, и мало кто из простых людей представляет, чем законодатели занимаются в Брюсселе.

«Уже довольно давно на выборах в Европарламент голосуют меньше 50% населения, — комментирует «МК» доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр ТЭВДОЙ-БУРМУЛИ. — На этих выборах скорее стоит ожидать более высокой явки, чем на прошлых, за счет роста популярности евроскептиков. Их избиратели более мотивированы ходить на выборы. Само по себе это не знак кризиса. Самая высокая явка была на первых выборах в Европарламент. А в последующие годы она неуклонно падала: и когда ЕС был на подъеме, и в период спада. Но в совокупности с другими явлениями, связанными с разочарованием европейцев в своих политиках, да, можно говорить о некой дестабилизации положения».

Активно голосуют как раз те, кто сам Европарламент недолюбливает, евроскептики. Например, на прошлых выборах в 2014 году больше всего голосов во Франции набрал ультраправый «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен — 24%! А в Великобритании победила «Партия независимости Соединенного Королевства», которая отрицала само членство своей страны в ЕС.

Поэтому для мелких ультраправых партий европейские выборы — шанс заявить о себе. Тот же «Национальный фронт» после первого триумфа в 2014 г. неплохо выступил на региональных выборах, а его лидер Марин Ле Пен вышла во второй тур президентской кампании в 2017 г.

«Настроение в популистских партиях Европы меняется, — отмечал в разговоре с «МК» высокопоставленный европейский дипломат. — Если раньше они были настроены против Евросоюза в целом, то теперь они хотят определять его будущее».

Британская головоломка

Впрочем, небольшое увеличение числа евроскептиков ничем Европарламенту не грозит. Брюссель больше волнует вопрос Британии. Из-за того, что ей не удалось уладить внутренние разногласия и наконец выйти из ЕС, стране придется принять участие в голосовании. Предприятие это близко к бессмысленному, ведь в конце октября королевство официально должно покинуть общий европейский дом — с соглашением или без. Получается, что завоеванные на выборах кресла британских делегатов в Европарламенте опустеют. А мест у Британии много — 73 из 751: они распределяются согласно величине населения стран.

Брюссель уже запланировал, что число кресел после выхода Британии уменьшится до 705, а часть британских мест распределят между другими странами. В эти планы, однако, не входило то, что Лондон получит вторую отсрочку Брекзита. Теперь европейцам предстоит решить эту законодательную загадку. И так как подобных прецедентов в прошлом не было, готового решения тоже не существует.

Если строго следовать букве закона, то британские делегаты могут отказаться покидать свои места после выхода своей страны из ЕС на том основании, что голосование гарантирует им пятилетний мандат. Тогда Евросоюз обнаружит себя в странной ситуации: его курс на ближайшее будущее будет определять страна, которая формально не имеет к нему никакого отношения.

Сами британские избиратели называют грядущие выборы «самыми бессмысленными в истории». Газета The Sun подсчитала, что они обойдутся налогоплательщикам в более 100 млн фунтов стерлингов. В непростое положение поставлены и партии: как они будут агитировать за себя, если четких представлений о том, чем они будут заниматься в Европарламенте, у них нет и не может быть. Лучше всего это знает возродившаяся «Партия Брекзита» Найджела Фараджа. Она собирается наконец вывести Великобританию из ЕС. Все просто. Поэтому она и лидирует по опросам.

Почему же некоторое британцы все еще собираются отправиться на избирательные участки? Они рассматривают голосование как второй референдум: либо по Брекзиту, либо по доверию премьер-министру Терезе Мэй. Если консерваторы с треском провалятся, это может заставить руководство партии сместить непопулярную Мэй. Во всяком случае, слухи о ее отставке ходят давно, и именно ее многие подданные королевства винят в провале Брекзита. Другие же надеются, что хороший результат лейбористов, выступающих простив жесткого выхода страны из ЕС, подтолкнет политиков к отмене Брекзита.

«Желтые жилеты» идут на Брюссель

Согласно последнему исследованию Европейского совета по международным делам (ЕСМД), 54% европейцев вообще не собираются голосовать на выборах, потому что «не верят в политиков как на национальном, так и на европейском уровнях». Только 24% опрошенных заявили о своей вере в то, что «и европейская, и национальная система в целом работают хорошо».

«Но из нашего исследования также ясно, что европейцы еще не стали жертвами политической поляризации, — утверждает глава ЕСМД Марк Леонард. — Вместо того чтобы тяготеть к крайностям, европейский электорат сбит с толку, застрял в водовороте хаоса и поэтому двигается во всех направлениях, дрейфует между правыми и левыми, между популистами и мейнстримом. В этих условиях у традиционных партий есть шанс снова завоевать избирателей, но они ни в коем случае не должны представлять себя как сторонников сохранения статус-кво. Они должны утвердиться как смелые реформаторы, представить политику, которая изменит жизнь простых людей к лучшему».

Однако эти самые простые люди не особо надеются на политиков. Во Франции протестующие против социальной несправедливости «желтые жилеты» сформировали свои списки кандидатов на предстоящих выборах. Основанному «желтыми жилетами» движению «Гражданская инициатива» удалось найти спонсора в лице певца Франсиса Лаллана, который согласился пожертвовать 800 тыс. евро на избирательную кампанию.

Неофициальным лидером похода «желтых жилетов» на Брюссель является медсестра Ингрид Левавассер. Правда, она отказалась возглавить список движения на выборах. Казалось бы, учитывая огромную популярность идей «желтых жилетов» во Франции, значительная часть голосов им обеспечена. Но многие их единомышленники считают предательством то, что они вообще полезли в политику. Так что пока опросы дают «Гражданской инициативе» не более 3% голосов, хотя еще в марте ее поддерживали 5,5% французов. А для прохождения в Европарламент нужно набрать как минимум 5% голосов.

Другая группа «желтый жилетов» — «Желтые и граждане» — заключила странный союз с ультраправой партией «Патриоты», возглавляемой бывшим членом «Национального фронта» Флорианом Филиппо, и пополнила ее избирательный список. Европейская кампания может способствовать превращению «желтых жилетов» в реальную политическую силу или же, в случае провала, забьет последний гвоздь в гроб затухающего протестного движения.

На фоне Брекзита и роста протестных настроений Евросоюз поставлен в довольно странную ситуацию: законы все больше расходятся со здравым смыслом, а попытки отыскать здравый смысл все дальше уводят от старых правил.