Член СПЧ: «Следственный комитет прозвали неуправляемым монстром»

За ведомством предложили усилить надзор из-за дел Голунова и Устинова

24.09.2019 в 20:07, просмотров: 12387

Чудесное освобождение из застенков журналиста Ивана Голунова и актера Павла Устинова остаются поводом для дискуссий юристов и правозащитников. По мнению бывшего генпрокурора России Валентина Степанкова и члена президентского Советa по прaвaм человекa Александра Брода, дела Голунова и Устинова «рассыпались» благодаря вмешательству общественности, и этому можно только радоваться. Однако судебная машина России все равно нуждается в серьезном ремонте.

Член СПЧ: «Следственный комитет прозвали неуправляемым монстром»

Реформирование отечественной судебной системы стало предметом обсуждения участников пресс-конференции «Сажать нельзя помиловать: Кризис правоохранительной системы в России». Выступавшие указали, в частности, на необходимость возродить институт прокурорского надзора за следствием и расширить список статей, вынесение приговоров по которым возможно только судом присяжных.

Валентин Степанков отметил более чем скромное число оправдательных приговоров. Виной тому, по мнению бывшего генерального прокурора, является «недостаточная квалификация следователей и отсутствие действенного прокурорского надзора на стадии предварительного расследования». Степанков также ставит под сомнение независимость судебной ветви власти. В результате этих факторов создается «разрыв между нормами Уголовного кодекса и правоприменением».

По мнению Валентина Степанкова, дело Голунова требует самого серьезного расследования, поскольку есть основания думать, что в данном случае закон преступили его защитники. При анализе дела возникает вопрос, почему судья не счел необходимым просмотреть видео, увековечившее сцену задержания, тот же вопрос может быть обращен и к следователю. «Ясно, что (суду – «МК») были даны установки», - не сомневается бывший генеральный прокурор.

Член Советa по прaвaм человекa при президенте РФ, председатель координационного совета общественной организации «Юристы за права и достойную жизнь человека» Александр Брод также считает необходимым расширить прокурорский надзор над Следственным комитетом. «Я периодически общаюсь с представителями Генеральной прокуратуры, одно весьма влиятельное лицо жаловалось мне на то, что они не могут поставить под контроль Следственный комитет. Еще один мой знакомый депутат назвал его неуправляемым монстром, который действует на свой страх и риск, не считаясь с правовыми нормами», - сказал Брод, добавив, что даже будучи членом президентского совета, не может попасть на прием к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину уже в течение двух лет.

Касаясь дел Ивана Голунова и Павла Устинова, Александр Брод подчеркнул: «Надо отдать должное гражданскому обществу, которое не молчало. Оно есть, и оно может влиять (на события – «МК»)».

Председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии Михаил Пашкин утверждает, что жертвами российской судебной машины становятся не только рядовые граждане России, но и сами правоохранители. «Сотрудники не защищены, как и граждане, при этом их натравливают на граждан», - сказал Пашкин.

Касаясь дела Павла Устинова, глава профсоюза полиции подчеркнул, что в случае участия присяжных в судебном процессе, они бы увидели, что обвинения – «туфта», и приговор был бы принципиально иным. Однако количество уголовных статей, судебные решения по которым выносятся с участием присяжных заседателей, сокращается.

Бывший судья и сенатор, вице-президент Федерального союза адвокатов России Евгений Тарло убежден, что проступок судьи, вынесшего суровый приговор Павлу Устинову, является более тяжким преступлением, что то, что совершил Устинов («если он его вообще совершил»). Наказание должно стать неотвратимым не только для судьи, но и для тех, кто давал ему указания. Подобные указания Евгений Тарло называет термином «непроцессуальными контактами», для того, чтобы их исключить, необходимо безукоризненное соблюдение процессуальных норм.

Для этого нужно, в частности, чтобы у судьи не было начальников, председателей судов должны выбирать сами судьи на «год-два». В квалификационной коллегии судей должна участвовать общественность и парламентарии. Кроме того, судей нужно набирать из адвокатов, а не из бывших секретарей судов и бывших сотрудников спецслужб, как это практикуется сегодня, считает Тарло.

Тем не менее, называть суды мафией – несправедливо, поскольку подавляющее большинство выносимых приговоров правильные. «Если разогнать суды, то мы вернемся в первобытное общество», - предостерег экс-сенатор.

Ситуацию в отечественной судебной системе комментирует адвокат Руслан Закалюжный:

«Действительно, надзор за следствием восстановить необходимо. Собственного - ведомственного - надзора, конечно, недостаточно. При этом, мы наблюдаем порой, как оперативные сотрудники указывают следователю, какой должна быть квалификация состава преступления.

Прокурорский надзор должен быть.

Однако, есть опасения, что, как и сейчас, прокуроры не будут использовать в полной мере свои полномочия. Порой складывается впечатление, что у прокуроров нет элементарного желания добросовестно исполнять свои обязанности. На мотивированные и обоснованные жалобы защитников они отвечают короткими отписками.

На мой взгляд, у них нет какой-либо мотивации надзирать за соблюдением закона. Ведь в настоящее время прокуратура дает согласие на возбуждение уголовного дела, прокурор также утверждает обвинительное заключение. Однако довольно часто эти стадии прокурорами воспринимаются формально, у них нет желания заниматься проверкой, конфликтовать со следствием и до конца отстаивать свою точку зрения, как на стадии возбуждения уголовного дела, так и в дальнейшем, утверждая квалификацию состава преступления.

Поэтому, помимо расширения полномочий прокуроров, нужно повышать их профессиональный уровень, а также вводить ответственность за отсутствие должного надзора с их стороны».

Читайте также: В Перми актрису уволили за выступление в поддержку Устинова