Сноуден рассказал в мемуарах о фейсбуке для ЦРУшников

Излюбленное развлечение — наблюдать за девушкой через ее компьютер

26.09.2019 в 16:51, просмотров: 7956

«Мое имя Эдвард Джозеф Сноуден. Я когда-то работал на правительство, а теперь работаю на публику. На то, чтобы понять, что между этими работами есть разница, у меня ушло почти три десятилетия» — так начинаются мемуары человека, который, возможно, не изменил мир, но уж точно открыл миру глаза на то, что он постоянно находится под прицелом всевидящего ока «старшего брата».

До сенсационных разоблачений Сноудена в Гонконге весной 2013 года мы могли только предполагать, что все вокруг нас прослушивается и просвечивается. Но после того, как этот бывший сотрудник ЦРУ закончил говорить, эти предположения превратились в твердую уверенность, основанную на знаниях.

Сноуден рассказал в мемуарах о фейсбуке для ЦРУшников
Вот уж отомстил так отомстил: штаб-квартира Агентства национальной безопасности США, чьи секреты раскрыл Сноуден, построена на землях, экспроприированных у его предков. Фото: nsa.gov.

Мне неловко в этом признаваться, но я никогда не мог заставить себя испытывать симпатию к «великому разоблачителю» секретов американских спецслужб Эду Сноудену. Частично это, наверное, объясняется моим врожденным консерватизмом и подозрением по отношению к людям, которые внезапно обнаружили, что обязаны спасти мир. Частично — той крайне негативной ролью, которую Сноуден, сам того не желая, сыграл в развитии (или, вернее, регрессе) российско-американских отношений.

В момент, когда Сноуден только приземлился в «Шереметьево» шесть лет тому назад, один из самых известных, опытных и прозорливых российских дипломатов мрачно сказал мне: «Китайцы не захотели ссориться с американцами из-за Сноудена и изящно выдавили его к нам. Хотя с точки зрения наших национальных интересов нам такой «подарок» совершенно не нужен!» Мой собеседник как в воду глядел. Как хорошо знают все эксперты по внешней политике, дело Сноудена стало одной из «зарубок», которые сделали необратимым соскальзывание Москвы и Вашингтона к новой «холодной войне» уже в следующем году.

Однако, прочитав только что вышедшую в Лондоне на английском книгу Эда Сноудена «Постоянная запись» (на русском это произведение вскоре появится под более броским названием «Личное дело»), я начал испытывать к ее автору невольное уважение и благодарность. Благодарность не за то, что он пытался в меру своего разумения спасти мир, а за то, что он с лихвой удовлетворил любопытство этого мира. В книге Сноудена есть, конечно, скучные страницы, заполненные глубокомысленными размышлениями о высоких материях. Но в основном она читается как залихватский триллер — и не просто триллер, а триллер с моралью.

ЦРУ с черного хода

«Два охранника быстро повели нас, как я предполагал, в комнату для более тщательного осмотра. Вместо этого мы оказались в одном из шикарных бизнес-залов «Шереметьево»... Нас направили в зал заседаний, заполненный людьми в сером, сидящими за столом... Один парень с ручкой сидел отдельно. Перед ним была папка с бумагами. На ее обложке была одноцветная эмблема, понять которую я мог даже без знания русского языка: щит и меч, символ главной спецслужбы России ФСБ...

Обложка книги Сноудена. Фото: lsjourney.com.

В центре стола сидел человек в более дорогом костюме, чем у остальных... Он прочистил горло и на вполне приличном английском сделал мне предложение... суть которого можно описать фразой «приди и работай на нас»... Я знал, что мне надо сразу его прервать... «Послушайте, я понимаю, кто вы и что это такое. Пусть будет полная ясность: у меня нет намерения с вами сотрудничать. Я не собираюсь сотрудничать ни с одной разведывательной службой!» — вот что, по версии Эдварда Сноудена, с ним произошло после того, как «великого разоблачителя» тормознули на паспортном контроле в Москве сразу после его прибытия в нашу страну летом 2013 года.

К счастью, отказав ФСБ в пикантных разоблачениях, Эд Сноуден не отказывает в этом же самом широкой публике. Его книга заполнена вкусными описаниями того, как работа в ЦРУ выглядит не «через забор», а изнутри. И, как следовало ожидать, из этих описаний выясняется: мы не знаем о главной американской спецслужбе даже самых элементарных вещей. Не верите? Тогда вот вам проверочный тест: где находится штаб-квартира ЦРУ? Любой человек с опытом чтения советских газет и просмотра советских и американских фильмов патриотической направленности сразу выдаст: Лэнгли, Виргиния.

Неправильно, утверждает Сноуден. «Лэнгли, Виргиния» — это историческое название местности, которое с подачи ЦРУ по-прежнему предпочитают использовать режиссеры голливудских фильмов. В реальности же современное расположение штаб-квартиры ЦРУ более правильно можно описать так: Маклин, Виргиния.

Готовы к дальнейшим «разоблачениям мифов»? Тогда пристегните ремни. В каждом уважающем себя фильме про ЦРУ обязательно показывают главный вход в штаб-квартиру этой спецслужбы: «камера скользит по мраморному лобби, по стене, заполненной звездами, по полу с эмблемой управления». Нас дурят, господа! Согласно Эду Сноудену, на самом деле через этот исторический вестибюль никто в здание ЦРУ не входит, кроме ВИПов и гостей из внешнего мира, которым устраивают экскурсии по американскому шпионскому царству (заметка для ценителей экстремального туризма: как попасть в число этих везучих экскурсантов, Сноуден, к сожалению, не уточнил). Что же касается основной массы сотрудников головного офиса ЦРУ, то они попадают на свои рабочие места не просто через другой вход, а через другое здание. Вестибюль со звездами и гербом находится в старом здании штаб-квартиры. А подавляющая часть работников главного американского шпионского ведомства трудится в расположенном неподалеку новом здании штаб-квартиры ЦРУ.

Хотите проникнуться атмосферой этого нового здания «гнезда американских шпионов и противников мира»? Тогда вот вам красочное описание того, как оно выглядит в ночное время (на начальном этапе своей карьеры компьютерного спеца американской спецслужбы Сноуден работал преимущественно в ночную смену): «Между десятью вечера и четырьмя часами утра здание ЦРУ было пустым и безжизненным, громадным и тревожным комплексом с ощущением постапокалипсиса. Все эскалаторы остановлены, по ним приходится ходить, словно по лестнице. Работает только половина лифтов. Едва различимые в период дневной суеты звонки, которыми они извещают о своем прибытии, сейчас звучат пугающе громко.

Бывшие директора ЦРУ глазеют со своих портретов, а лысые орлы (с герба США. — «МК») кажутся не статуями, а живыми хищниками, терпеливо ждущими момента, чтобы спикировать и убить... В целях экономии электроэнергии и защиты экологии управление недавно установило в своем здании включающие свет датчики движения. Коридор перед вами погружен в темноту, свет загорается лишь тогда, когда вы подходите. У вас ощущение, что за вами кто-то следит. А ваши шаги отзываются бесконечным эхом».

Обязательный атрибут всех фильмов о ЦРУ: стена со звездами в память о погибших сотрудниках в вестибюле главного входа в штаб-квартиру управления. Согласно Сноудену, сейчас этим «главным входом» почти никто не пользуется. Фото: cia.gov.

Вам надоело читать про здания и вы хотите узнать что-то про людей, которые там работают? Вот как Сноуден описал группу людей, вместе с которыми он слушал приветственную речь при их поступлении на работу в ЦРУ (на местном жаргоне эта речь называется «индоктринация»): «Я ожидал увидеть людей стандартного чиновничьего типа — более молодую версию моих родителей. Вместо этого мы были компьютерными чуваками — да, почти без исключения чуваками, — которые носили одежду в стиле бизнес-кэжуал в первый раз в своей жизни. У кого-то были татуировки и пирсинг, у кого-то — следы того, что пирсинг был убран ради великого дня. У одного парня в волосах остались следы розовой краски».

Милашки, не правда ли? И не просто милашки, а милашки с собственным «служебным Фейсбуком». Как пишет Сноуден: «Мало кто осознает это, но у ЦРУ есть свой интернет и своя всемирная сеть. У управления есть свой собственный эквивалент Фейсбука, который позволяет сотрудникам общаться между собой на светском уровне».

Если после прочтения всего этого у вас создалось впечатление, что в ЦРУ только и занимаются нанесением на себя нового пирсинга и флиртом с коллегами с помощью секретного Фейсбука, то это впечатление обманчиво. Как и в случае с любой другой разведывательной службой, основная задача ЦРУ остается прежней — добывание секретных данных даже ценой разрушения человеческих судеб.

Одно из таких подобных разрушений было невольно спровоцировано самим Сноуденом. Работать «компьютерным богом» в штаб-квартире ЦРУ ему быстро наскучило. Сноуден попросился на работу «в поле», особо акцентировав свое желание трудиться в каких-либо опасных регионах мира. Но во время финального этапа обучения в разведшколе одноклассники нашего героя убедили его стать их представителем в борьбе за улучшение условий своего быта: гостиница, в которой все они жили, была настолько плоха, что однажды в ней обрушилась лестница.

Сноуден начал настолько активно и агрессивно жаловаться самому разному начальству, что часть требования студентов разведшколы была удовлетворена. Но вот самого Эда Сноудена решили по-иезуитски наказать. Вместо какой-нибудь «адской дыры», в которую он так рвался, надоедливого сотрудника отправили в один из главных центров мирового гламура — сказочно богатый и красивый швейцарский город Женеву.

Как и в штаб-квартире ЦРУ, основная работа будущего автора «Постоянной записи» была связана с компьютерными сетями. Но иногда ответственные за вербовку агентов сотрудники местной резидентуры ЦРУ брали его с собой на дипломатические приемы и вечеринки. Вот что случилось на одном из таких фуршетных приемов на террасе шикарного ресторана недалеко от Женевского озера: «Я взял тарелку и сел за стол рядом с хорошо одетым человеком с Ближнего Востока... Он казался одиноким и крайне огорченным тем, что никто не уделял ему внимания. Поэтому я попросил его рассказать о себе. Это обычная техника: просто быть любопытным и дать своему собеседнику говорить. В этом случае человек говорил столь много, как будто меня рядом не было».

Лучше бы он этого не делал. Услышав от своего случайного собеседника, что он гражданин Саудовской Аравии и предоставляет частные банковские услуги богатым клиентам из своей страны, Сноуден «отлучился в туалет»: сообщил об интересном вербовочном объекте своему коллеге, который занимался финансовой разведкой. Разговорчивого саудовца сразу взяли в оборот: стали таскать по разнообразным питейным заведениям и стриптиз-клубам. На стриптиз банкир ходил с удовольствием, но вот выдавать тайны своих клиентов отказывался: типа, не понимал намеков.

Судя по всему, в России Сноудену не очень нравится. Но в американской тюрьме его бы точно не побаловали таким тортом на день рождения. Фото: lsjourney.com.

Тогда за него решили взяться по-серьезному: напоили до состояния риз, посадили за руль, а потом сдали полиции. В Швейцарии пьяным за рулем лучше не попадаться даже вполне себе состоятельному человеку. Фиксированных штрафов там нет. Точный размер штрафа исчисляется исходя из дохода каждого конкретного правонарушителя. У саудовского банкира начались проблемы с деньгами. Тут-то «добрые американские друзья» и подкатили к нему с любезным предложением «займа». Но их снова ждал облом. Саудовец осознал, что его подставили, и с гневом прервал все контакты. Скоро обожающий Швейцарию и свою работу в Женеве банкир эту работу потерял. Как следует из книги Сноудена, начальство саудовца о чем-то пронюхало и с «волчьим билетом» отправило его на родину.

Все это, конечно, очень интересно, но уж слишком напоминает старомодный шпионаж доцифровой эпохи, о котором еще до скандального появления в Гонконге Эда Сноудена каждый из нас миллион раз читал в разных книгах — художественных и не очень. Но не переживайте. Все, о чем мы говорили до настоящего момента, всего лишь прелюдия — прелюдия к цепи событий, которые навсегда оставят имя Сноудена в мировой истории.

Как Сноуден стал Сноуденом

Кому-то на роду написано стать великим спортсменом, кому-то — великим полководцем или государственным деятелем. А вот Эду Сноудену было изначально суждено стать великим бунтарем. Именно к этому выводу я пришел, наткнувшись в одной из первых глав его книги на следующий любопытный факт: штаб-квартира американского Агентства национальной безопасности (спецслужбы, чью программу глобальной слежки за населением земного шара наш герой впоследствии разоблачит изумленному миру) находится в Форт-Мид, штат Мэриленд, на землях, которые были, по одной версии, куплены, а по другой (на мой взгляд, более убедительной) — экспроприированы у предков Сноудена.

Впрочем, бунтарская карьера Эда Сноудена началась все же не с его восстания против американского разведывательного сообщества. Все началось еще в доподростковом возрасте с его активных действий против «диктатуры родителей».

Каждый, у кого есть маленькие дети, знает: в подавляющем большинстве случаев эти дети не хотят отправляться вечером спать и используют любой предлог для того, чтобы максимально оттянуть этот момент. Способ, который для этого использовал маленький Эд Сноуден, я считаю просто гениальным. Он перевел все многочисленные часы в доме своих родителей на несколько часов назад и с блеском обдурил свою семью (о том, что произошло утром на следующий день, когда его папа и мама в теории должны были сильно опоздать на работу, наш мемуарист благоразумно умалчивает).

Примерно в этот же период у маленького Эда Сноудена проснулась и тяга к ремеслу разведчика: «Сколько я себя помню, моим любимым занятием был шпионаж. Я шпионил за моей старшей сестрой Джессикой, которой было позволено ложиться спать позднее, чем мне, и смотреть мультфильмы, для которых я был слишком мал. Я шпионил за своей матерью Венди, которая сидела на кушетке, смотрела вечерние новости и складывала белье для стирки. Но чаще всего я шпионил за своим отцом Лоном».

Хотел в Эквадор, попал в Москву. Фото: lsjourney.com.

Таланты Сноудена рано проявили себя и на школьном фронте. Получив от учителя документ, в котором подробно расписывалось, из чего складываются оценки, юный Эд Сноуден все посчитал и пришел к выводу: исходя из этого документа, он может вообще не делать домашние задания и при этом не ходить в двоечниках. Пока учитель не пронюхала об этом «ноу-хау» Сноудена, у него было дополнительное время для его любимого хобби — компьютерных игр.

Итак, в лице Эда Сноудена мы имеем человека, который с юных лет был морально готов подбросить «дохлую кошку» силовым структурам своей страны. Сноуден вырос в семье, для которой было нормой преданно работать на государство.

Отец будущего «великого разоблачителя» был крупным чином в береговой охране, мать занималась страхованием — но не простых людей, а сотрудников спецслужб. Аналогичным было окружение юного Сноудена вне дома: «В какой-то период отец каждой девочки, в которую я был влюблен в школе, работал в ФБР».

Очень рано у Сноудена проснулось и гражданское самосознание, помноженное на умение быть на «ты» с современными компьютерными технологиями. Как-то раз, будучи подростком, Сноуден зашел на недавно созданный сайт главной американской ядерной лаборатории в Лос-Аламосе и обнаружил там зияющую дыру в системе безопасности сайта. Что было дальше? Успешная хакерская атака? Вовсе нет. Сноуден потратил массу времени и усилий для того, что донести информацию об уязвимости до боссов ядерной лаборатории.

Когда грянул теракт 11 сентября 2001 года, Сноуден перестал жить только компьютерами и добровольно отправился служить в армию — и не просто в армию, а в спецподразделения. Но тут вмешалась судьба в лице змеи. Как-то раз во время полевых (или в данном случае — лесных) учений нашему герою надо было прыгнуть с дерева. В последний момент будущий боец спецназа заметил: наиболее оптимальная траектория прыжка приведет к тому, что он приземлится прямо на змею. Сноуден постарался прыгнуть чуть дальше. На змею он не приземлился, но зато травмировал себе ноги. Это привело к дембелю Сноудена из армии еще в период того, что у нас называется «боевой учебой».

Крайне огорченный этим обстоятельством, будущий «великий разоблачитель» осознал: бороться с врагами Америки он теперь может только с помощью своих мозгов, а не с помощью своих мускулов. Сноуден поступил на работу в ЦРУ — одновременно в качестве системного администратора и системного инженера — и в течение некоторого времени действительно верой и правдой служил американской силовой машине.

Так продолжалось до тех пор, пока в сознании Эда Сноудена не начал происходить перелом. «Спусковым крючком» этого перелома была внешне невинная просьба начальства Сноудена, который к этому времени был переведен из Женевы в Токио. Будущего «великого разоблачителя» попросили срочно подменить коллегу и прочитать на специальной конференции сотрудников различных спецслужб доклад о китайской системе массового наблюдения за своим собственным населением.

Подружка Сноудена Линдси Миллс ничего не знала о грандиозных планах своего будущего мужа, но все равно поняла и приняла его действия. Они поженились уже в Москве. Фото: lsjourney.com.

Погрузившись в изучение китайского опыта, Сноуден вскоре начал изводить себя вопросом: если это есть у китайцев, то неужели этого нет и у нас? Навязчивая идея скоро превратилась в одержимость. Одержимость привела к систематическому и многолетнему шпионажу за системой шпионажа со стороны своего собственного правительства. Как человек, страстно веривший в гражданские свободы и неприкосновенность личной жизни, Сноуден считал такую систему абсолютно аморальной и абсолютно незаконной.

Окончательное подтверждение своих страшных подозрений Сноуден нашел только тогда, когда был уже готов слить всю собранную им информацию журналистам. Вот как уже приготовившийся показать фигу своему правительству Сноуден описал тот день в штаб-квартире Агентства национальной безопасности: «Выражаясь простым языком, это была наиболее близкая к научной фантастике вещь, с которой я столкнулся в качестве научного факта: компьютерный интерфейс, который позволяет напечатать чей угодно адрес электронной почты, номер телефона или IP-адрес, а затем ознакомиться со всей недавней сетевой историей этого человека».

Будущий «великий разоблачитель» обнаружил также, что в АНБ эти технологии использовали не только для слежки за «врагами государства». Помните анекдот о том, как некоему сотруднику спецслужбы понравилась девушка и он сразу же начал наблюдать за ней с другой стороны экрана ее лэптопа? Так вот, это не анекдот. Это излюбленное развлечение избранных сотрудников АНБ, со смаком описанное Сноуденом.

Но даже если бы Эд Сноуден не увидел ничего такого своими собственными глазами, это уже никак не повлияло бы на его решение. После нескольких лет страшных моральных мучений — мучений, в ходе которых у Сноудена начались эпилептические припадки, — он был морально готов совершить прыжок в неизвестность. Ничего не сказав ни матери, ни отцу, ни своей подружке и будущей жене Линдси Миллс, один из самых засекреченных «компьютерных гениев» американского правительства отправился в Гонконг на судьбоносное для себя и всего мира рандеву с несколькими тщательно подобранными журналистами.

Человек, который хотел в Эквадор

Возможно ли такое: страстно хотеть попасть из Китая в латиноамериканскую республику Эквадор, а в результате надолго — возможно, навсегда — застрять в Москве? В случае со Сноуденом оказалось, что возможно. В своих мемуарах «великий разоблачитель» клянется и божится, что он рассматривал нашу столицу только как транзитный пункт на пути в настроенную тогда антиамерикански страну Эквадор. Но по прилете рассказавшего все бывшего сотрудника американских спецслужб в Москву выяснилось: пока он находился в воздухе, власти США аннулировали его паспорт. У Сноудена осталось только два варианта: сесть в тюрьму на родине или получить убежище в России.

Вообще-то Сноуден еще в Гонконге мог бы догадаться: долететь до Эквадора ему не дадут. Но я все равно верю заверениям Сноудена, что он ни в коем случае не хотел остаться в России. Верю потому, что это очень изящное решение с точки зрения спецслужб США — заставить уже разболтавшего все секреты своего блудного экс-сотрудника осесть на территории страны, которая воспринимается американской публикой в качестве потенциального главного противника. А еще я верю Сноудену потому, что по всей его книге чувствуется: Россия ни в коем случае не является страной его мечты ни в политическом, ни в личном плане.

«Сегодня я совершаю долгую прогулку по этому громадному чужому городу, пытаясь найти розы. Красные розы, белые розы, даже голубые фиалки. Любые цветы, которые я могу найти» — так Эдвард Сноуден описал свои действия в годовщину своей свадьбы с Линдси Миллс, которая переехала к нему в Москву и уже говорит по-русски лучше самого «великого разоблачителя». Очнись, Эд! Я не знаю, где ты там бродил, но нарезать в современной Москве длинные круги, тщетно пытаясь найти цветочный магазин с любыми розами, — это что-то из области невозможного.

Впрочем, чего там говорить! Сноуден в принципе довольно странный парень. У него очень специфические, я бы сказал даже, довольно диковатые представления об истории страны, в которой он живет вот уже более шести лет. Например, я отправился в интеллектуальный нокаут, прочитав в мемуарах Сноудена следующий пассаж о всесоюзной переписи населения 1926 года: «Ее результаты убедили состоящее из этнических русских советское руководство, что они в меньшинстве по сравнению c общей массой граждан среднеазиатского происхождения, таких как узбеки, казахи, таджики, туркмены, грузины и армяне».

Вот так «великий разоблачитель» выглядит сегодня. Фото: lsjourney.com.

Интересные пироги получаются! Как лидер высшего советского руководства Сталин, выходит, «этнический русский». Зато как этнический грузин он имеет среднеазиатское происхождение! Нет зря ты, Эд, не делал в школе домашних заданий! Однозначно зря!

Весьма странным является и стиль поведения Сноудена в его повседневной московской жизни: «Когда я выхожу на улицу, я немного меняю свою внешность... Мне никогда не нравились холода — до того самого момента, пока я не понял, что шапка и шарф обеспечивают самую удобную и эффективную маскировку в мире... Проходя мимо зданий с камерами наружного наблюдения, я наклоняю голову вниз, чтобы меня никто не увидел...

Я когда-то переживал по поводу автобуса и метро. Но сейчас все там слишком заняты, глазея на свои телефоны... Если я беру такси, оно меня подбирает у станции метро или автобусной остановки в нескольких кварталах от места, где я живу, и высаживает меня за несколько кварталов от места, куда я направляюсь».

Интересно, от кого так упорно скрывается Эдвард Сноуден? Если от наших, то они все равно мгновенно его найдут в любой момент. Если от своих (или, вернее, бывших своих), то вряд ли они решатся на его похищение в центре путинской Москвы. Возможно, такие неординарные повадки объясняются диссонансом, который пронизывает все пребывание Сноудена в столице РФ. Разоблачив из идейных соображений шалости спецслужб своей страны, он нашел убежище в государстве, чьи спецслужбы, как можно предположить, чувствуют себя как минимум ничуть не менее вольготно, чем американские.

Отношения между Сноуденом и российским государством основаны не на любви и даже не на взаимной симпатии — только на принципе «враг моего врага — мой друг». Сам Эд Сноуден прекрасно понимает всю иронию своего положения и прозрачно на это намекает в некоторых местах своих мемуаров.

Конечно, при всем при этом Сноудену просто сказочно повезло, что он так и не добрался до Эквадора. Неважно, что человека, который сейчас управляет этой страной, зовут Ленин. В отличие от нашего Ленина, эквадорский Ленин — президент Ленин Морено — настроен вполне себе дружественно по отношению к США и даже выдавил в этой связи из эквадорского посольства в Лондоне коллегу Сноудена по «цеху разоблачителей» Джулиана Ассанжа.

Но давайте поговорим о Сноудене не с точки зрения его личной судьбы, а с точки зрения того, чего ему удалось или не удалось добиться. Можно ли говорить о том, что все, что сделал Сноуден, было зря, что он напрасно пожертвовал своей карьерой, что у него ничего не получилось?

При всем своем сдержанном и даже критическом отношении к Эду Сноудену, я так не считаю. Разоблачения Сноудена не остановили и не могли остановить создание на планете общества всеобщего массового наблюдения. Но они заставили мир взглянуть в лицо реальности, задуматься над вопросами, которые раньше просто не приходили в голову. Прочитав «Постоянную запись», я начал совершенно по-другому смотреть на многие проблемы, которые требуют тщательного обдумывания.

Это относится, например, к проблеме гегемонии США в Интернете (это вовсе не выдумка «путинских пропагандистов», как считают некоторые «продвинутые представители» нашего креативного класса). Это относится к проблеме всевластия условных «сисадминов» вроде Сноудена — технических специалистов, которые находятся у самого основания административной пирамиды, но в силу своих навыков способны залезть куда угодно и когда угодно.

Это относится к общей проблеме: как изменит человечество всеобщая прозрачность? У Эдварда Сноудена нет ответов на все эти вопросы. Но у него хватило смелости, мужества, интеллектуального потенциала, чтобы их задать. Не знаю — как вы, но я точно готов сказать ему за это спасибо.

Эдвард Сноуден. Хроника событий