"Это не оружие устрашения": неказарменные будни ракетчиков козельской дивизии

Рассказывает командир ракетного полка Дмитрий Калинин

22.10.2019 в 17:08, просмотров: 3716

В 2020 году исполнится 75 лет со дня окончания страшной войны. С тех пор желающих испытать нашу страну на прочность не было. Большая заслуга в этом самого мощного вида Вооруженных сил — Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), которым в декабре исполнится 60 лет. О том, как служат и живут ракетчики расположенной в Козельске дивизии РВСН, рассказывается в материале корреспондента «МК».

Козельская ракетная дивизия, на вооружении которой стоят комплексы «Ярс» с межконтинентальными баллистическими ракетами, — объект исключительной режимности. Первое, что просят сделать перед поездкой туда — перевести телефон в авиарежим, а лучше — выключить. Ни одна геометка, которую гаджет часто любит делать по умолчанию, не должна даже случайно улететь на сторону. Цифровая тишина — железное правило для всех, кто пересекает границы ракетной дивизии РВСН в Козельске.

Дальше дорога в несколько километров, еще одно КПП и, собственно, самое сердце ракетной части — комплексное здание дежурных сил, которое с ходу мало о чем скажет несведущему человеку.

Первое, что бросается в глаза, — все постройки и технические объекты абсолютно новые: в 2017 году часть прошла полную реновацию. Чуть позже в музее ракетных войск мне покажут, как выглядел городок ракетчиков до модернизации — ряды проволочных заграждений и обязательные патрули. Теперь видимой охраны нет: видеокамеры, полная автоматизация и искусственный интеллект, который видит все.

Как живут и служат те, кому вся эта точнейшая аппаратура подчиняется, — ракетчики современных РВСН? Об этом «МК» в эксклюзивном интервью рассказал командир ракетного полка Дмитрий Калинин.

фото: Геннадий Черкасов

Сдерживающие «Ярсы»

— Дмитрий Сергеевич, известно, что ядерный щит России активно модернизируется. В частности, приходят новые ракеты. Расскажите об этом.

— Действительно, перевооружение идет. У нас на боевое дежурство встали стратегические ракеты нового поколения «Ярс». Они сменили очень хорошую, но все-таки уже несколько устаревающую ракету РС-18, которую на Западе прозвали «Стилет» (стилет — кинжал, которым можно было поразить закованного в латы рыцаря в узкое, незащищенное железом место, например в шею. — «МК»).

Кстати, все наши новенькие «Ярсы» — шахтного базирования. Сколько — не скажу, военная тайна.

— Грозное оружие?

— Конечно. «Ярс» — это ракеты ядерного сдерживания. Мы такими категориями, как «оружие устрашения», не мыслим в принципе. Даже в голову не приходит. Только сдерживание!

— Что для ваших подчиненных означает освоение новых ракет?

— Для меня, как для ракетчика, перевооружение на «Ярсы» — это очередной этап или, если хотите, веха в развитии Ракетных войск стратегического назначения. Ведь это не просто замена одного изделия на другое. Вместе с новым поколением ракет приходят обновленные системы управления, связи. Скажу больше — перевооружение непременно улучшает даже бытовые условия военнослужащих.

— Как это?

— Очень просто — приходят цифровые системы, улучшается связь, бесперебойная работа этих систем требует новых современных материалов. Аппаратура менее шумная, меньше потребляет энергии. Улучшаются условия несения боевого дежурства. Люди меньше устают. А это значит, что офицеры-ракетчики после смены боевого дежурства быстрее и лучше восстанавливают силы. Надо ли говорить, как это важно для нас, ракетчиков? Вот такие качественные изменения со знаком плюс принесли нам «Ярсы» в полку.

— Дмитрий Сергеевич, за пультами и мониторами сидят исключительно военнослужащие в офицерских званиях?

— Основа дежурных боевых расчетов в РВСН — это действительно офицеры. Ведь Ракетные войска стратегического назначения — один из самых технологичных и функционально сложных родов войск. Управление всеми системами и связью требует особой, очень тщательной подготовки.

— То есть солдат-срочников у вас нет?

— Ну почему же. Наш полк, как и положено, комплектуется как контрактниками, так и срочниками. Сейчас идет осенний призыв. И те, кто направляется на военную службу по призыву, тоже могут оказаться в наших ракетных подразделениях в Козельске. Не исключено, что кто-то из них вкусит все прелести высокотехнологичной службы в ракетных силах и продолжит службу уже по контракту. А дальше свяжет свою судьбу со стратегическими ракетами. Кто знает?

фото: Геннадий Черкасов

Светлые и черные вехи

История Козельской дивизии РВСН насыщена многими событиями. Берет свое начало от частей ствольной артиллерии. В 1943 году в Козельске сформировали артиллерийские полки, которые сразу ушли на фронт. Ракетная история дивизии началась в год, когда человечеству покорился космос. В мае 1961-го была сформирована Козельская ракетная дивизия, а в августе того же года встали на дежурство первые стратегические ракеты Р-2. С тех пор козельские ракетчики были на особом счету.

После развала СССР история Козельской дивизии могла пресечься. В те годы ракетно-ядерный арсенал активно сокращался. Вопрос, быть или не быть дивизии, встал и в середине прошлого десятилетия. Но 5 ноября 2008 года решением президента России дивизию сохранили. С тех пор она только развивается.

Пример тому — святая святых, рабочие места дежурной смены «ракетчиков-стратегов». Сюда не пускают никого и никогда. Но ради первого за всю историю визита Общественного совета при Минобороны во главе с председателем и главредом «МК» Павлом Гусевым решили железобетонным правилом пренебречь. Вместе мы своими глазами наконец-то увидели, как и на чем работает дежурный боевой расчет.

Признаюсь, было на что посмотреть. Никаких архаичных пультов с аналоговыми тумблерами, жгутов разноцветных проводов и кнопок. Везде только «цифра»: дежурные среди огромной консоли управления и россыпи ЖК-мониторов. В режиме реального времени они контролируют все пусковые установки. Сколько их — военная тайна.

В подземном бетонном бункере за огромной массивной дверью — помещения. Перекрытия способны выдержать прямое попадание солидного боеприпаса. Здесь все автономное — электричество, водоснабжение, фильтрация воздуха. Расчет прост: здесь можно перенести даже самый мощный массированный удар.

О том, как становятся специалистами, которым доверена безопасность страны и мира, рассказал командир полка Дмитрий Калинин.

фото: Геннадий Черкасов

Выпускники требуют «доводки»

— Дмитрий Сергеевич, как становятся операторами ракетно-ядерного щита?

— Тут огромная предварительная работа. Первое, с чего все начинается, — отбор кандидатов. Дальше они проходят специальные тесты с психологами войсковой части. С их помощью определяют психологическую совместимость членов расчета, темперамент каждого, а также прогнозируют, способны ли собранные вместе военнослужащие дежурных смен выполнять боевую задачу слаженно. Все это анализируется, оформляется и только потом попадает на стол командира полка. А он уже принимает решение — заступать ли им на боевое дежурство.

— Приходится выпускников ракетных вузов доучивать уже на местах?

— В военных профильных институтах дают базу, которая позволяет любому офицеру впоследствии освоить любое вооружение своего вида Вооруженных сил или рода войск. И очень хорошую базу, я вам скажу. Однако офицерское пополнение, даже закончившее вуз с отличием, нуждается в определенной доводке. Довести до нужной кондиции офицера-специалиста нам позволяют особые сборы, где лейтенанты в течение трех месяцев проходят доподготовку. Именно эти сборы позволяют подготовить полноценный расчет для начала боевого дежурства на конкретном типе ракетного вооружения, в нашем случае — на «Ярсах».

— Все, что может представить обыватель, вспоминая ракетчиков, — это бункеры, набитые солдатами и пресловутые «красные кнопки». А как на самом деле организована система боевого дежурства?

— Если рассказать, как все устроено и как мы несем службу, значит, выдать массу секретов и тайн. Скажу лишь, что боевое дежурство в нашей Козельской дивизии, как и во всех других частях РВСН, несется круглосуточно. Смена расчетов проводится по графику два раза в неделю. Прежде чем офицер приступит к несению боевого дежурства, он проходит подготовку, где на специальной учебной аппаратуре имитируют проведение пусков ракет и тренируются действовать в любой ситуации. Также офицеры проходят обязательный медицинский осмотр.

— Говорят, многие офицеры-ракетчики хотели бы служить именно у вас в Козельске. От желающих действительно отбоя нет?

— Офицеры-ракетчики действительно желают служить именно в нашей Козельской ракетной дивизии. И понятно почему. Я уже говорил о новейших технологиях, которые пришли вместе с новыми «Ярсами». А какой офицер не хочет работать на новейшем оборудовании, да еще и в коллективе настоящих профессионалов? И потом — именно в нашем полку служил нынешний командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев. Это лишь добавляет нам чести, и, конечно, многие стремятся попасть именно сюда. Ведь традиции, как и дружба, у нас, у ракетчиков, в крови — это часть нашей жизни и службы.

— Стратегические ракеты, безусловно, самое страшное оружие. Пусть даже и оружие сдерживания. Это значит, что пусковые установки, командные пункты — это цель номер один для противника. Как и чем вы обороняете свои «Ярсы»?

— Сейчас наши части вооружены самой современной системой охраны и обороны. Отлично вооружены.

фото: Геннадий Черкасов

* * *

Командир познакомил с особым подразделением. Это группа быстрого реагирования. Именно эти бойцы вступают в дело, если вблизи охраняемого объекта обнаружен потенциальный нарушитель. В распоряжении боевого дозора два новейших бронетранспортера «Тайфун-М» и беспилотники. С их помощью бойцы могут обнаружить и обезвредить нарушителей в радиусе до 30 километров.

«Казармой и не пахнет»

Служба службой, а отдых и досуг для защитника отечества — тоже дело важное. Особенно для ракетчика: посменная работа, где ты часами в полной готовности к действию, в напряжении, сосредоточенно всматриваешься в мониторы, отвечаешь на звонки, сам что-то передаешь. Постоянно быть в боевом тонусе — это требует много сил и энергии.

Вместе с делегацией Общественного совета при Минобороны мы увидели, как и где проводят часы отдыха и досуга козельские ракетчики.

В Козельской дивизии РВСН для восстановления сил дежурных смен и расчетов продуман целый реабилитационный комплекс. Как оказалось, это удивительно комфортные по армейским меркам комнаты отдыха. Для женщин-военнослужащих предусмотрены свои помещения. В каждом — отдельный санузел, душевые.

Есть и сауна, спортивный зал с современными тренажерами. Говорят, он бешено популярен — не пустует никогда.

У дежурной смены свой медпункт. Фельдшер и четверо санинструкторов готовы оказать медпомощь. А дальше, при необходимости, заболевшего доставят спецавтомобилем или вертолетом на «большую землю», в госпиталь.

— Нет ни намека на какую-то казарменность, чрезмерную строгость и казенщину, — резюмирует общее впечатление член Общественного совета, директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. — Все современное, а главное — удобно. Что еще нужно, чтобы успешно нести службу?

* * *

Козельск, конечно, известен не только своей ракетной историей. Это город воинской славы. Насколько неприступен Козельск, враг узнал еще в XIII веке — тогда осаждавшие Козельск монгольские захватчики прозвали его «злым городом».

Злой для врага, родной для своих. Таким Козельск остается и сегодня, когда здесь стоят на дежурстве грозные для любого противника ракеты «Ярс».