Спецзадание для Чайки

С назначением нового полпреда на Северный Кавказ придут перемены к лучшему

22.01.2020 в 11:58, просмотров: 12432

Отставка Юрия Чайки с поста генерального прокурора для многих наблюдателей стала абсолютной неожиданностью. Тут же посыпались остроты и иные потуги на остроумие. Но все эти «умозаключения» и конспирология самого низкого пошиба, совершенно не учитывают реальной логики кадровых решений президента.

Спецзадание для Чайки

Первый очевидный момент: плановая ротация в области прокурорского надзора, который после принятия путинских поправок в области полномочий Совета Федерации, несомненно, ждут перемены. Как сказал сам отставник на встрече с Путиным, 14 лет — довольно долгий срок для работы в одной должности. И даже при очевидных успехах в работе – это срок очень и очень немалый. Некоторые из безусловных достижений прокуратуры отмечала, например, омбудсмен Татьяна Москалькова: в частности, надзор за содержанием заключенных и сроки следствия.

Кстати, про успехи ушедшего в отставку генпрокурора довольно красноречиво высказался и сам президент: «Мы знаем, как сложно это было в начале 2000-х. Генеральная прокуратура, в том числе под руководством Юрия Яковлевича, очень многое сделала для единообразного применения и понимания российских законов. Надеюсь, что самые востребованные, самые лучшие примеры, которые, безусловно, были в работе Генеральной прокуратуры, будут использованы и новым руководителем ведомства». Действительно в начале 2000-х страна в плане правоприменения представляла лоскутное одеяло. Даже действующие законы трактовались зачастую совершенно различным образом, а где-то и вовсе не применялись с какой-нибудь ссылкой на «местную специфику», побороть которую из Москвы не было никакой возможности. Кое-где это наблюдается и до сих пор.

Впрочем, в части того, что нужно будет разбираться уже новый генпрокурор, а мы говорим, прежде всего, о политической карьере генпрокурора бывшего. В том, что касается этой отставки, объявленной, кстати, еще до того, как пошли первые слухи о новых назначениях в правительство, президент Путин выступил в своей коронной манере: дал время сторонним наблюдателям поразмышлять над судьбой отставленного, и, когда многочисленные резонеры устали зубоскалить, глава государства предложил Юрию Чайке новую должность — представителя президента в СКФО. Как раз там, где единое правовое поле пока еще не до конца существует.

Надо сказать, что предложенная должность сразу дает понять – нет речь ни об опале, ни о каком-то наказании. Не поворачивается язык назвать это и синекурой или почетной пенсией. Да что там: даже в прямом смысле отставкой назвать переброску Юрия Чайки на Кавказ сложно. Уместнее говорить о плановой ротации и специальном задании от президента.

Приходит на ум не вполне точное, но красочное сравнение: легендарный генерал Алексей Ермолов, который, например, командовал объединённой русской, прусской и баденской гвардиями в битве за Париж в марте 1814 года, а позже был рекомендован на пост военного министра. Однако обмолвился, что хотел бы решать проблемы на Кавказе, чему был удивлен даже император: таланты Ермолова явно были куда значительнее, нежели задача наведения порядка в глубокой провинции Империи. Фигура Ермолова некоторым кавказским народам до сих пор представляется неоднозначной, но никто не может отрицать, что он кардинально изменил Кавказ и сделал его неотъемлемой частью России.

Конечно, сегодня перед российским Северным Кавказом стоят вызовы иного плана, нежели в первой половине 19-го века. Но существующие проблемы и в 21-м веке не могут не вызывать тревогу. Как отметил Путин, «Это и выше, чем в среднем по стране, уровень безработицы, там коррупционные проявления, к сожалению, имеют место быть, что напрямую влияет на уровень жизни и доходов граждан. Не только это – там ещё вопросы борьбы с терроризмом являются актуальными».

Про коррупционные проявления президент вспомнил явно не случайно. Многим памятен арест прямо в зале заседаний бывшего сенатора Арашукова, которого обвиняют в целом ряде коррупционных, да и иных уголовных преступлений. Обвиняется не он один — он лишь представитель мощного местного клана, который работал как единая структура, как единая ОПГ. И делом этим (как и громким делом о коррупции в руководстве Дагестана) занималась как раз Генпрокуратура и лично ее глава. Таким образом, опыт решения проблем на Кавказе, и понимание региональных особенностей у Юрия Чайки имеется самый серьезный, о чем не преминул упомянуть и Владимир Путин. Тем более это актуально в свете упразднения отдельного министерства по делам Северного Кавказа.

Клановость, безнаказанность многих местных «баронов», их безответственность перед законом — это серьезный клубок, распутать который до конца пока никому толком не удавалось. Потому должность полномочного представителя — «президентского ока» - имеет на Кавказе особое значение. Сторонний человек там просто необходим для четкого понимания и контроля за ситуацией, поскольку устройство общества и политической элиты в регионах Северного Кавказа позволяет заметать многие проблемы «под ковер». С полпредом Юрием Чайкой шансы на безнаказанность резко понижаются. Строго говоря, он не меняет работу: занимался надзором в непростой стране, теперь займется в непростом федеральном округе.