Умер легендарный разведчик Алексей Ботян: ему удавалось перехитрить даже смерть

Почему он оставил службу и устроился в ресторан «Прага» муштровать официантов

13.02.2020 в 16:49, просмотров: 5475

Легендарный разведчик Алексей Ботян, спасший Краков, прототип «майора Вихрь» из романа Юлиана Семенова ушёл из жизни 13 февраля на рассвете. Это его любимое время. На рассвете разведчик проводил многие свои спецоперации в годы Великой Отечественной войны. Всего за несколько дней до смерти он блестяще сыграл в шахматы. И это в 103 года! Обозреватель «МК» не раз проводила с ним шахматную партию (всегда «вничью»). В это время он откровенно рассказывал даже то, что возможно, было не очень приятно вспоминать. В жизни разведчика были и тяжёлые времена, когда уходили близкие, не понимали начальники. «Ну признаетесь, наконец, в чем же секрет долголетия?» - приставала я к Ботяну. Он обычно смеялся и ставил шах или (если был праздник) поднимал рюмочку своего любимого белорусского самогона. Любимая его фраза: «Живу обыкновенно».

Умер легендарный разведчик Алексей Ботян: ему удавалось перехитрить даже смерть

До встречи с Алексеем Ботяном я представляла разведчиков ... хитрющими что ли. А он - вот весь, на ладони! Но в этой его простоте заключается его величие. Те подвиги, что он совершил, вошли в учебники. Он сам делал историю. Вот вспомнить только легендарное спасение Кракова. Город собирались взорвать. А Ботян не должен был этого допустить.

- Большой запас взрывчатки, предназначенной для взрыва Кракова в рамках гитлеровского проекта уничтожения славянских городов, хранился в старинном замке, - рассказывал нам Ботян. - Мой отряд проник туда и уничтожил! И замок, и взрывчатку! Как мы это сделали? В правом деле я кого угодно уговорить могу! Так что убедил охранника пустить меня. А дальше, как понимаете, дело техники. Когда умерла жена (красавица-чешка, которая долгое время не знала, кто ее муж), Алексей Николаевич так переживал, что стали отказывать ноги. А до этого он и в волейбол гонял, и на велосипеде катался в свои тогда «90 с хвостиком».

Ботян никак не мог смириться, что ему придется передвигаться в инвалидном кресле… Накануне 9 мая он встал с него и пошёл на своих ногах! Вообще воля к жизни у Ботяна всегда была фантастическая. «Я убежден, что, только когда человек движется, он живет. В молодости я ловил зайцев голыми руками. Это не слова. Однажды сразу трёх поймал. Очень подвижный был!».

Таким он и оставался до последнего дня. Частенько заезжал в воинскую часть пострелять. Любил посоревноваться с молодыми офицерами. При мне взял в руки незнакомый пистолет и выбил 29 из 30! А Ботян, глядя, как стреляет молодые офицеры, говорил: «Если б я так стрелял, до такого возраста не дожил». В годы войны он «снимал» немецких снайперов, спасая жизнь простым русским бойцам. Но вот после «ствол» в руки брал только для тренировки. Настоящий разведчик в мирное время не должен произвести ни единого выстрела. Его оружие - ум, смекалка и мудрость. Ну и конечно, понимание политической ситуации.

Кто-то из коллег как-то заметил, что Ботян даже в отставке слишком уж интересуется внешней политикой. Будто готовится к очередному заданию с новой легендой под очередным чужим именем. Алексей Николаевич на это отвечал: «Всегда нужно знать, что происходит». Как-то Ботян признался, что мечтал стать лётчиком. «Но я не жалею, что не получилось. У меня была очень интересная жизнь, и я ни на какую другую ее бы не променял».

Фото: пресс бюро СВР

Хотя всякое было, и Ботяна не только награждали. Про это в учебниках не написано... Вот его рассказ, который мы публиковали в «МК»: «Был период, когда я остался безработным. Это было связано с реформой спецслужб. Наверное, вы слышали такие фамилии, как Судоплатов (в годы войны начальник 4-го, диверсионного, управления НКВД, а после смерти Сталина — зам. начальника разведуправления МВД. — Авт.) и Эйтингон (командовал оперативной группой НКВД, в состав которой входил Абель и которая занималась захватом и перевербовкой диверсантов, в 1945-м был назначен зам. начальника отдела «С» НКВД, которому было поручено добывание разведданных по созданию ядерного оружия. — Авт.). В 53-м они были обвинены в заговоре, исключены из партии, незаконно репрессированы. Их подчиненных отзывали из-за границы и, так сказать, проверяли на благонадежность. Большинство без объяснения причин уволили из органов. Я оказался в их числе. Обычное по нынешним временам дело. (Смеется.). Долго искать работу не пришлось. Меня сразу же взяли в ресторан «Прага» старшим администратором. Я ведь в совершенстве к тому времени знал чешский. В мои обязанности входила организация банкетов, торжественных вечеринок. В те годы в «Праге» обмывали звания, должности, награды. Ученые, члены правительства, деятели культуры отмечали здесь свои юбилеи. Я им помогал сделать торжество идеальным. Полтора года занимался этим. На судьбу не роптал. Во-первых, разведчик умеет работать кем угодно и где угодно. Во-вторых, мне действительно нравилось. Мой тогдашний начальник (не по разведке, а по «Праге») говорил, что я очень сильно подтянул дисциплину среди официантов. Я их по утрам строил. Как в армии. Проверял — у кого манжеты с пятнами, у кого брюки не глажены. В качестве наказания отправлял в подвалы «Праги» работать грузчиками. В итоге у меня была идеальная бригада официантов, и они потом благодарили за хорошую подготовку. Клиенты не знали, что я разведчик. Они только знали, что если Ботян взялся за их банкет, то блюда будут не пересолены, гостям точно не забудут подать горячее и не перепутают вилки-ножи».

Когда времена изменились, Ботяна позвали обратно в разведку. И он сразу согласился. Говорил: «Какие могут быть обиды?!» И шутил, мол, администратором в «Праге» я получал больше, чем в заграничных командировках».

Читайте также: «Своими глазами видел ужасы бандеровщины»: откровения старейшего разведчика Ботяна